Так не доставайся же ты никому

Иван Грозный, пострадавший от вандалов: что заставляет людей нападать на произведения искусства

Нападения на картины и статуи — вещь шокирующая, но, увы, распространенная. Чаще всего страдают самые известные и дорогие работы: жертвами становились «Даная» Рембрандта, «Мона Лиза» Леонардо да Винчи, «Пьета» Микеланджело, жгучие чувства вызывают у вандалов работы Пикассо. Недавно нетрезвый посетитель Третьяковской галереи набросился на полотно Ильи Репина «Иван Грозный и его сын 16 ноября 1581 года» и серьезно повредил шедевр.


37–летний ранее судимый житель Воронежа Игорь Подпорин перед закрытием Третьяковской галереи ворвался в уже пустой зал Ильи Репина и, схватив металлическую стойку ограждения, несколько раз ударил по защищенной антибликовым стеклом картине. Холст порвался в трех местах, также от стекла сильно пострадала авторская рама из левкаса. Вандала задержали, против него возбудили уголовное дело по второй части статьи 243 УК РФ «Повреждение объектов культурного наследия». Сам Подпорин объяснил свои действия тем, что выпил в музейном буфете, после чего его «накрыло», так как изображение, по его мнению, не соответствует историческим фактам. Правда, на суде он опроверг свои слова об употреблении алкоголя, заявив, что сделал признание под давлением. 

Шедевру еще повезло, считают специалисты: полотно могло пострадать серьезнее, если бы не крепкий грубый холст, который реставраторы между собой так и называют репинским. К слову, это не первое нападение на картину: в 1913 году ее изрезал ножом старообрядец Абрам Балашов с криком «Довольно крови! Долой кровь!». Репин спас свое творение дублированием, наклеив на новый холст и восстановив пострадавшие места.


Ущерб, нанесенный Подпориным, суд оценил более чем в 500 тысяч российских рублей, к реставрации полотна готовы подключиться специалисты Эрмитажа, а все институции от Министерства культуры РФ до Мосгордумы дружно требуют ужесточения наказаний за вандализм, усиления охранных мер, увеличения количества постов охраны и антивандальных стекол везде, где только можно. Увы, в раму пострадавшего полотна подобное стекло вмонтировать было невозможно: по словам гендиректора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой, оно слишком для этого тяжелое.


Возможной причиной нападения на полотно Репина могла стать неоднозначность фигуры Ивана Грозного, вокруг которой в российском обществе ведутся горячие дискуссии. В Беларуси подобных эпизодов не припомнят, говорит заместитель генерального директора Национального художественного музея по фондовой работе и реставрации Сергей Вечер:

— С 1988 года служу в музеях, но не могу вспомнить, чтобы у нас на произведения искусства набрасывались с ножом или кислотой. Был случай кражи в Борисовском областном краеведческом музее, когда средь бела дня прямо с экспозиции украли монеты. Но злоумышленников тут же поймали, коллекция была восстановлена. Боюсь, что ни антивандальные стекла, ни милиционер, приставленный к каждой картине, в полной мере не могут решить проблему. Потому что люди есть люди и они непредсказуемы. Нам остается только радоваться, что в белорусской истории нет настолько противоречивых фигур, на чьи изображения кто–либо мог покуситься, и что обстановка в нашем обществе в целом гораздо более спокойная.

А пока из меню кафе на территории «Третьяковки» уберут алкоголь, что закономерно должно уменьшить число «подогретых» посетителей в залах. Полотну, которому теперь предстоит от нескольких месяцев до нескольких лет реставрации, сухим законом на музейной территории уже не поможешь, но это позволит снизить опасность для других шедевров. 

ovsepyan@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...