Народная газета

Так накалялась сталь

Глобальные торговые войны ужесточаются

Решение Трампа ввести пошлины на импорт стали и алюминия — 25 и 10 процентов соответственно — вызвали резкие протесты по всему миру. Особенно негодуют в странах Евросоюза. В Вашингтоне привыкли, что Брюссель всегда следует в фарватере политики Соединенных Штатов, молча терпит все упреки и нападки в свой адрес. Но тут случилось нечто невероятное. Политики ЕС чуть ли не в один голос обвинили американского президента в развязывании торговой войны и пообещали быструю и жесткую отповедь. Ответный список ЕС включил в себя повышенный сбор на американские мотоциклы Harley Davidson, джинсы, косметику, апельсиновый сок, виски и так далее. “Мы тоже можем делать глупости”, — заявил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, комментируя эти планы. Китайские производители призывают власти ввести ответные пошлины на импорт американских угля и электроники. Впрочем, Трампа это ничуть не напугало. Наоборот, он теперь грозит новыми ограничениями — на сей раз по импорту автомобилей.

фото steelguru.com

Можно по-разному относиться к личности американского лидера. Но невозможно отрицать, что он весьма последовательно добивается выполнения своих предвыборных обещаний. Например, вбросил в общество лозунг “Покупай американское и нанимай американцев”, чтобы вернуть в США производства и рабочие места, которые утекли за рубеж в 1970—1980-е годы. И сейчас как хороший делец ищет благоприятный момент для того, чтобы добиться желаемого результата. По мысли Трампа и его команды, если страна импортирует больше, чем экспортирует, это подрывает экономический рост, препятствует появлению новых рабочих мест, дополнительных доходов и налоговых поступлений. Отсюда и недавнее решение США ввести пошлины на импорт солнечных батарей и стиральных машин из Китая. Опасения американцев, в общем-то, справедливы. За прошлый год отрицательный торговый баланс США снова вырос и достиг 560 миллиардов долларов. Более половины этой суммы приходится на Китай, четверть — на ЕС. И стремление Трампа поддержать своих производителей в такой ситуации вполне понятно. 

Но как бы не перестараться и не выплеснуть вместе с водой ребенка? Вот в чем вопрос. Ведь победителей в торговых войнах нет. Мир это уже проходил. Самый яркий пример — 17 июня 1930 года, когда президент США Герберт Гувер, тоже, к слову, республиканец, несмотря на протесты ведущих экономистов и промышленников, увеличил ввозные пошлины более чем на 20 тысяч товаров. Обещал во время предвыборной кампании защитить внутренний рынок. Документ получил название “Закон Хоули-Смута”. Действительно, началась такая смута, что закончилась она Великой депрессией. К ней в том числе привел бойкот американских товаров и ответное повышение тарифов только для США в Канаде, Франции, Германии и других странах. 

Последствия новой торговой войны могут быть не менее разрушительными, предупреждают эксперты Oxford Economics. Сложившаяся либеральная система торговли, которая приносит выгоду многим государствам, начнет распадаться: 

— Если США выйдут из Североамериканской зоны свободной торговли (NAFTA) и объявят новые тарифы на импорт из Китая, Южной Кореи и Тайваня, мировой рост ВВП замедлится до 2,5 процента в 2018 году против базового прогноза на уровне 3,2%. В 2019 году темы роста глобальной экономики продолжат замедляться.

Экономисты призывают Трампа “не плевать” в колодец, из которого американцам еще придется пить. И приводят такие факты. Объемы производства американских компаний в ЕС (в 2016 году они достигли 720 миллиардов долларов) существенно превышают объемы производства европейских компаний в США — 584 миллиарда долларов. Европейцы тратят куда больше средств и на научные разработки в США, нежели американцы в Европе. То есть можно говорить о том, что США извлекают больше выгоды из этих отношений. Введение пошлин на сталь и алюминий окончательно похоронит проект создания зоны свободной торговли между ЕС и США. А он, между прочим, призван объединить 800 миллионов человек, почти половину всего мирового объема ВВП и треть глобального товарооборота.

Впрочем, не зря, видимо, говорят, что семеро одного не ждут. Напомню, год назад США уже покинули Транстихоокеанское партнерство. В ответ представители Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, Сингапура, Чили и Японии на днях подписали новое соглашение, нацеленное на создание одной из крупнейших зон свободной торговли. Всего на страны, участвующие в новом партнерстве, приходится 13,5% мирового ВВП (вместе с США было бы 40%). По словам министра иностранных дел Чили Геральдо Муньос, подписание документа является “мощным сигналом против протекционизма, санкций и торговых войн”.

Комментарии экспертов

Елена Семак, кандидат экономических наук:

— На самом деле либерализация торговли, открытие экономик, ликвидация всех барьеров выгодны в первую очередь развитым странам. Недаром США первыми пошли по этому пути, когда находились на вершине экономического роста. И длительное время успешно пользовались преимуществами глобализации. Со временем развивающиеся страны, прежде всего Китай и Индия, набрали силу и стали серьезными конкурентами Америки, поставляя на внешние рынки большее количество товаров по более низкой цене. В США поняли, что ресурсы глобализации для них на данный момент исчерпаны, поэтому сейчас они просто меняют тактику. Трамп делает все возможное, чтобы поднять экономику страны, и у него это получается. До минимума за 50 лет снизилась безработица, увеличились расходы населения, растет индекс деловой активности. Однако заявление о введении заградительных пошлин на импортное сырье вызвало падение фондовых индексов таких крупных корпораций, как “Боинг”, “Форд”, “Катерпиллер”. 

Пострадают и крупные производители стали — Китай, Япония, Германия. Им придется переориентировать свои товарные потоки. Мы можем наблюдать это на примере нашего БМЗ. Это предприятие часто сталкивалось с антидемпинговыми пошлинами, всевозможными санкциями и ограничениями со стороны западных стран. В итоге на заводе выработали стратегию диверсификации рынков сбыта и сегодня там готовы к любым “кульбитам” на мировом рынке. Точно так же должны действовать сегодня и другие наши предприятия, чтобы минимизировать зависимость от одного-двух рынков. 

Вообще же процессы глобализации и протекционизма развиваются волнами. Сейчас, например, многие страны переходят на пятый-шестой технологический уклады. Конечно же, в этот переходный период они будут вынуждены защищаться. И наоборот, как только какое-либо государство выходит на более высокий уровень, оно начинает открывать для других свои границы и свой рынок. 

Петр Петровский, политолог, эксперт Аналитической группы РОО “Белая Русь”:


— Одно дело, когда протекционизм связан со слабостью производственных мощностей и потребностью в их модернизации. И совсем другое, если во главу угла ставятся сиюминутные интересы и желание получить прибыль здесь и сейчас, как это происходит в отношениях между странами Евразийского экономического союза. К примеру, ограничение доступа белорусской молочной продукции на российский рынок, на мой взгляд, направлено не на поддержку собственного производителя, а на защиту импортеров более дорогого новозеландского, аргентинского сухого молока, которые заинтересованы “снять” побольше денег со своих потребителей.  

Так мы союз не построим. В свое время при наличии дефицита товаров народного потребления страны СЭВ (Совета экономической взаимопомощи. — Прим. ред.) в силу политических причин, идеологической косности не сняли ограничения в торговле между собой. В СССР боялись, что страны так называемой народной демократии в этом случае выйдут на лидирующие позиции. В ГДР была очень сильная микроэлектроника, немцы предлагали СССР внедрить эти наработки в станкостроении. Советское руководство отказалось, и в результате получили мощную стагнацию. Зачем же повторять эти ошибки?

Если мы говорим про евразийскую интеграцию, то здесь будущее за кооперацией. Беларусь, например, могла бы стать источником модернизации российского сельского хозяйства. Нам в ЕАЭС нужны не конкуренция, а кооперация, создание общих технологических цепочек, транснациональных холдингов и корпораций под общим брендом. Надо не только снимать торговые барьеры и ограничения, но и передавать контрольные функции наднациональным органам, чтобы исключить всякие спекуляции и минимизировать административный контроль.  

konon@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...