Так, как Клумов завещал

В 3-й минской больнице будут лечить труднозаживающие раны при помощи стволовых клеток

Сегодня в Малом зале Дворца Республики празднует 190-летний юбилей одна из старейших клиник страны — 3-я минская


Несколькими днями раньше в ее стенах прошло еще одно торжество — впервые был исполнен гимн больницы и около 40 молодых специалистов дали «Клятву клумовцев». Уже более полувека ее произносит каждый поступающий сюда на работу начинающий доктор и медсестра. И в память о легендарном главвраче, подпольщике, Герое Советского Союза Евгении Клумове. И как своего рода вторую клятву Гиппократа, только с привязкой к месту с удивительной историей, светлыми традициями и, как выяснили корреспонденты «СБ», весьма амбициозными планами на будущее.

В 1828 году эта больница открылась практически на окраине Минска. Нынче она уже в самом центре, не так давно пережила реконструкцию, но по–прежнему задействует 3 сохранившихся с XIX века памятника архитектуры в рабочем процессе. Так что это медицинский городок с совершенно особой атмосферой. По нынешним меркам клиника одна из самых маленьких — на 490 коек, 22 структурных подразделения. Что не мешает ей постоянно быть в движении и иметь свои изюминки в масштабах даже всей страны, считает главный врач Наталья Саевич–Официере.

Роддом семейного типа

Коридоры отделения новорожденных, помимо умилительных профессиональных плакатов, украшают два импровизированных стенда — на них еще в 1990–е врачи начали собирать фотографии своих «крестников». С подачи благодарных мам. Они ведь возвращаются сюда и просто чтобы рассказать о житье–бытье, и за очередным пополнением в семействе. Потенциально таких детских снимков хватило бы, наверное, на тысячи стендов. По оценке Натальи Саевич–Официере, 50% минчанок так или иначе (напрямую или через маму, сестру, бабушку...) связаны с этим роддомом, работающим в больнице с момента ее основания. Только за прошлый год на свет появились 2.150 малышей. У будущих родителей богатый выбор: есть палаты для индивидуального ведения родов и для родов партнерских, палата повышенной комфортности и возможность забора пуповинной крови — пожалуйста. Родовое отделение Наталья Ивановна считает по–настоящему семейным:

— Уютное, компактное. Каждая мама получает все необходимое внимание. Кроме того, у нас отличная гинекология и единственное в Минске отделение послеродовых осложнений, куда поступают со всего города. В том числе помогаем справляться с проблемой маститов — акушерки очень хорошо обучены, имеют огромный опыт.

Кстати, именно здесь 11 лет назад родила свою Наденьку Людмила Кудряшова, одна из первых белорусок, решившихся стать мамой после пересадки почки. Сейчас, по словам заведующей отделением патологии беременности Татьяны Звонец, такие пациентки рожают в РНПЦ «Мать и дитя», а у 3–й клиники, помимо ведения тех, кто относится к ней по прописке, другая задача — помогать будущим мамам с патологиями почек и мочевыделительной системы воспалительного характера, тромбофлебитами, всякого рода инфекциями. По этой части больница закрывает потребности всего Минска, а что касается лечения беременных с хирургической патологией, то и всей страны. Острый аппендицит, непроходимость кишечника, прободная язва — это и для обычного человека может стать нешуточной угрозой, а для беременной женщины на большом сроке тем более.

— В стране после 20–й недели беременности никто не делает лапароскопических операций, а мы, если надо, оперируем и на 20–й, и на 30–й. В год у нас по 15 — 20 таких пациенток, — рассказывает заведующий хирургическим отделением Андрей Дудко. К слову, сам он спас женщину с беременностью 38 недель (!), когда спайка перекрыла кишечник.

Завтра начинается сегодня

Лапароскопия — вообще изюминка клиники. Подход «минимум травмы — максимум эффекта» здесь начали практиковать одними из первых, и сейчас, как говорит Андрей Дудко, 70% операций из тех 2.000, что проводятся за год в отделении, выполняются именно самым щадящим методом: через проколы, гибкой аппаратурой, при помощи крохотных видеокамер. В 9 случаях из 10 так удаляют воспаленный аппендикс, в 6 из 10 — справляются с осложненной язвой. Окончательно развеян давний стереотип, мол, операция на желудке — прямая дорога к инвалидности. Нет, через 2 — 3 дня, как правило, пациент уже отправляется домой, и не с неэстетичным швом, а с несколькими малозаметными рубчиками. И если обычные операции, по мировой статистике, имеют 10% осложнений, то лапароскопические — меньше процента, а у команды Андрея Анатольевича это вообще скорее казус: 0,2 — 0,3%. В планах на будущий год — начать оперировать таким образом и на кишечнике.

Мы как раз застали две лапароскопические операции. Одна медицинская бригада боролась с последствиями далеко зашедшей варикозной болезни, другая — удаляла желчный пузырь, попутно обнаружив недиагностированную раньше опухоль. Случай нетипичный. И за ним внимательно наблюдали трое студентов — сверху, через стеклянный купол операционной. Он единственный такой, сохранившийся в стране, историческая реликвия. Да, ушли те времена, когда вот так, «свысока», набирались практического опыта: сейчас у каждого хирургического стола работает камера, транслируя происходящее в учебные аудитории в мельчайших деталях. Ведь 3–я клиника — еще и база для кафедр БГМУ и БелМАПО: хирургии, офтальмологии, акушерства и гинекологии, внутренних болезней. А с нового года сюда переедет кафедра общей врачебной практики.
На экспорте услуг больница зарабатывает около 1 млн долларов ежегодно, принимая пациентов из России и Казахстана, Украины и Литвы, Латвии и Ирана...
Есть у клиники мечта

Ежедневное сочетание практики и науки, конечно, дает свои плоды. Только за последние два года благодаря этому внедрены 13 оригинальных методик в хирургии и 25 в офтальмологии, которая многие годы является визитной карточкой 3–й больницы. Здесь работают и Городской офтальмологический центр, и отдельно профильный внебюджетный отдел, способный на равных конкурировать с разрекламированными частными клиниками. Максимально быстро тут проходят любое офтальмологическое обследование и уникальные процедуры, которые для многих стран — диковинка. Знаете ли вы, к примеру, что можно остановить развитие дистрофии сетчатки при помощи специальных препаратов? Их вводят в оболочку глаза, курсом. По словам врача–офтальмолога Майи Лонской, еженедельно инъекции получают по 80 человек, и спрос велик — запись минимум на месяц вперед.

Уникальность еще и в том, что нигде офтальмологи не работают сразу так прицельно. Не в целом, а в частности: кабинет глаукомный, кабинет патологии сетчатки... Проблемы внутренней оболочки глаза, надо сказать, становятся бичом нашего времени. Причин множество: от курения до злоупотребления солярием. Но главных все–таки три. Растет средняя продолжительность жизни. Обостряется ситуация с диабетом. А еще появляется новая когорта пациентов — подрастают дети, которые родились недоношенными, с малым весом и изначально проблемным зрением. Поэтому есть у 3–й больницы мечта — создать у себя еще один городской центр ретинальной патологии, где можно было бы вплотную, углубленно заниматься заболеваниями сетчатки.

Другая идея скоро станет явью. Уже 1 января должно открыться отделение гнойной хирургии, где в том числе можно аккумулировать усилия по борьбе с длительно заживающими ранами, что не редкость при том же диабете, запущенном варикозе, тромбофлебите и сущее мучение для пациентов. На помощь придут ученые НАН — у медиков появится возможность использовать такое модное направление, как стволовые мезенхимальные клетки, уже не в качестве научного эксперимента, а широко, в условиях стационара. Плюс применять лазерные технологии, благо белорусские предприятия способны выпускать самое современное оборудование. В перспективе это тоже могут быть новый центр и новая страница в истории нашей старейшей больницы.

gaabsova@sb.by Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Загрузка...
Новости и статьи