Таинственная монограмма сулит паломничество…

ЭТО единственный датируемый памятник древнеславянской письменности XII века, — рассказал корреспонденту «БН» историк-краевед, преподаватель Оршанского государственного механико-экономического колледжа Виктор ЛЮТЫНСКИЙ. — Находился он у деревни Дятлово, что в восемнадцати километрах от Орши. Камень почитался как православная святыня, на нем была построена церковь. На волне воинственного атеизма 10 июня 1930 года, якобы с целью строительства шоссе Москва — Минск, валун был взорван. Однако его обломки еще долго лежали на своем месте…

Учащийся колледжа из Орши Максим Рабей предлагает отыскать Рогволодов камень – одну из самых значимых святынь Беларуси.

ЭТО единственный датируемый памятник древнеславянской письменности XII века, — рассказал корреспонденту «БН» историк-краевед, преподаватель Оршанского государственного механико-экономического колледжа Виктор ЛЮТЫНСКИЙ. — Находился он у деревни Дятлово, что в восемнадцати километрах от Орши. Камень почитался как православная святыня, на нем была построена церковь. На волне воинственного атеизма 10 июня 1930 года, якобы с целью строительства шоссе Москва — Минск, валун был взорван. Однако его обломки еще долго лежали на своем месте…

Магистраль дешевле валуна?

Эту почти детективную историю Виктор Лютынский «раскопал», когда работал в Музее истории и культуры Орши в конце 90-х. Тема утерянной святыни заинтересовала краеведа, и он отправился на ее поиски в близлежащее Дятлово. Оказалось, что валун, по свидетельству старожилов, местных жителей, которые знали об этой истории из уст своих родителей и исторических описаний, находился вблизи самой деревни. В 2006 году Виктор Лютынский вместе со своим соратником, оршанским кинодокументалистом Эдуардом Навогонским нашел предполагаемое местонахождение валуна и даже снял о своих поисках фильм «У пошуках святыні. Рагвалодаў камень». И на этом поисковая работа энтузиастов «заглохла».

— Обыватель скажет: «Бредовая идея — найти остатки какого-то там камня», — смеется Виктор Лютынский. — Но ведь это совсем не так. Рогволодов камень относился к так называемым Борисовым камням. Они, по мнению исследователей, располагались на «магистралях» оживленного пути по Западной Двине в направлении Орша — Друцк и служили своеобразными ориентирами. До наших дней сохранилось только три из них. Рогволодов камень утерян, но, кроме всего прочего, это и православная святыня — памятник церковнославянский. На валуне буквами в 15 сантиметров были высечены монограмма «ИС» «ХР» «НИКА» и православный крест.

Виктор Павлович одно за одним приводит доказательства того, что Рогволодов камень существовал в принципе. Краевед увлеченно аргументирует свою точку зрения исследованиями ученых-археологов прошлых лет, документальными воспоминаниями очевидцев. Например, белорусский писатель и краевед Юрка Витьбич (он в 1939 году возглавлял Витебскую областную научную экспедицию по охране памятников революции, истории и искусства) упоминал, что еще тогда на площади в 40 квадратных метров от взрыва лежали 28 крупных и более мелких кусочков камня. На двенадцати из них можно было рассмотреть следы креста и надписи. Экспедиция предложила назвать место, где находились остатки Рогволодова камня, государственным заказником, одновременно склеить их и построить над взятым под государственную охрану валуном музей. Но этого не случилось. Через несколько лет Юрка Витьбич с сожалением отметит: «Так загінула найвыдатнейшая святыня беларускага народу… І ці разумеюць тамтэйшыя падрыўнікі, што ўся магістраль Масква — Мінск каштуе менш за Рагваладоў камень».

Кстати, в августе 1936 года Оршанский райисполком на одном из заседаний рассмотрел вопрос о строительстве автомагистрали Москва — Минск. Отмечено было только, что строительство идет чрезвычайно плохо и медленно. Про взорванный Рогволодов камень и церковь, которую перенесли в саму деревню Дятлово перед подрывом валуна, — ни слова.

В принципе, невозможно, но очень надо

Максим Рабей учится в Оршанском государственном механико-экономическом колледже третий год. Получает образование по специальности «техническая эксплуатация автомобилей», будущий механик. Ехать на работу в деревню по распределению, которое будет у юноши в следующем учебном году, хоть сам и городской, не боится.

— Виктор Павлович Лютынский преподавал нам основы философии, — рассказывает Максим. — Однажды на занятиях я услышал историю о Рогволодовом камне и, признаюсь, удивился, ведь в нашей Орше есть такой валун. Правда, «прописался» он на площадке возле Музея истории и культуры города в 1998 году, когда Орша принимала Республиканский праздник белорусской письменности. Как такое может быть, если Виктор Павлович на занятиях сказал, что святыня утеряна? Я заинтересовался этой темой, проконсультировался с преподавателем и уже потом узнал, что валун перед музеем — только знак, памятник памятнику истории, скромное напоминание о богатом прошлом нашей земли. Реально ли найти святыню, возродить ее?

Ответ на этот вопрос учитель и ученик начали искать вместе. А тут как раз к месту в республике объявлен конкурс «100 идей для Беларуси». «БН» уже анонсировала начало этого проекта БРСМ, который собирает лучшие инновационные идеи в различных сферах социального и экономического развития страны, интересные для практической реализации. В конкурсе решил поучаствовать и Максим Рабей.

— Воссоздание Рогволодового камня по примеру другой величайшей святыни нашего народа — Креста Евфросинии Полоцкой — в принципе, невозможно, — рассуждает Максим. — Но ведь возможно найти фрагменты легендарного валуна. Поэтому мы предлагаем организовать археологический молодежный лагерь на месте, где находились Рогволодов камень и возведенная над ним церковь. Раскопки на площади примерно в двести квадратных метров можно проводить в несколько сезонов. В них могут участвовать студенты Витебского государственного университета имени Петра Машерова, учащиеся Орши и Оршанского района. Почему бы и нет? Мне, например, было бы интересно поучаствовать в таком молодежном археологическом лагере.

Руководить раскопками Максим Рабей и Виктор Лютынский предлагают археологам Института истории Национальной академии наук Беларуси. В их числе, например, виднейший специалист по истории Северо-Восточной Беларуси, доктор исторических наук, профессор Ольга Левко.

— Результатом раскопок должен быть фундамент церкви Святых Бориса и Глеба, возведенной над Рогволодовым камнем и разобранной в 1930-е годы, и части самого валуна, — дополняет Виктор Лютынский. — Мы предлагаем воссоздать церковь, благоустроить родник, находящийся в овраге близ этого места, обеспечить удобный спуск к нему. Сегодня в моде паломнический туризм. Почему бы и под Оршей не создать такой объект? Благо Дятлово находится совсем недалеко от одноименного железнодорожного остановочного пункта и от международной автотрассы Минск — Москва.

ПРОЕКТ Максима Рабея, равно как и работы тысячи других участников «100 идей для Беларуси», находится на рассмотрении экспертного совета конкурса. Поиски святыни, как рассказали корреспонденту «БН» в Центральном комитете БРСМ, довольно реалистичны и не требуют больших денежных вливаний. Шанс на реализацию проекта есть, лучшие идеи конкурса Союза молодежи презентуют на Республиканском молодежном инновационном форуме. А там — инвесторы, фонды, меценаты… Именно от них во многом зависит, сможет ли небольшое Дятлово стать культурно-туристическим объектом Беларуси.

Татьяна УСКОВА, «БН»

Фото из личного архива Максима РАБЕЯ

Справка «БН»

В 1171 году по приказу друцкого князя Рогволода Борисовича на валуне высотой в 3 метра были высечены шестиконечный крест и надпись на церковнославянском языке: «В лето 6679 месяца мая в 7 день доспен крест сей. Господи помози рабу своему Василию в крещении именем Рогволоду сыну Борисову». На камне была воздвигнута церковь, а рядом с ней был родник, вода из которого считалась святой, целебной.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?