Таблетка горькая, а бизнес сладкий

Внутренний рынок лекарств Беларуси оценивается почти в 1 миллиард долларов

Должны ли наши лекарства быть дешевыми относительно импортных аналогов?
ВНУТРЕННИЙ рынок лекарств Беларуси оценивается почти в 1 миллиард долларов. Разнообразие их сегодня впечатляет. По данным компании IMS Health, которая занимается маркетинговыми исследованиями мирового фармацевтического рынка, на один оригинальный препарат в нашей стране может приходиться более пяти дженериков. На их выпуск нацелены и белорусские изготовители. Тем не менее на недавнем совещании о состоянии и перспективах развития отечественной фармацевтической промышленности Александр Лукашенко выразил обеспокоенность ростом импорта лекарств. Чем же объяснить внушительную разбежку в цене между отечественным и импортным продуктом, есть ли разница в качестве и много ли зарабатывают на больных аптеки?

Не раскрутили

Насморк, кашель, температура. Спрос на противовирусные в эту пору года высок как никогда. И что же скупают в аптеках? Фервекс, колдрекс, терафлю, в то время как есть белорусский аналог гростудин, но-шпу, хотя неплохо себя зарекомендовал наш дротаверин… В частной круглосуточной аптеке по улице Богдана Хмельницкого продается оригинальная но-шпа (24 таблетки по 40 мг каждая) и ее белорусский аналог дротаверин (40 таблеток по 40 мг каждая). Первая стоит почти 50 тысяч рублей, вторая около 16 тысяч. 

Ежегодно на фармацевтический рынок РУП «Белмедпрепараты» выводит 10—15 наименований новых лекарственных средств, преимущественно дженериков. Такие препараты предназначены для замены инновационного лекарства, выпускаются без лицензии компании, которая его разработала, и размещаются на рынке после окончания срока действия патента или других исключительных прав. Они содержат одно и то же активное вещество (субстанцию), но могут отличаться вспомогательными — неактивными ингредиентами, консервантами, красителями. Директор ООО «Дейтафарм», представляющий IMS Health в Беларуси, Алексей Пряхин объясняет:

— В западных странах затраты на изобретение и доведение нового препарата до рынка составляют больше миллиарда долларов. Кроме изобретения формулы активного вещества, надо разработать технологию его производства, определить эффективность и побочные действия, начиная с испытаний на клетках и заканчивая пробами на добровольцах. Из сотни препаратов, прошедших доклинические испытания, единицы попадают в клинические. И даже эти единицы на самой последней стадии могут так и не выйти на рынок из-за выявленных побочных эффектов. Дальше необходимо провести масштабную рекламную кампанию и успеть вернуть инвестиции до окончания срока патентной защиты. Этим объясняется высокая стоимость оригиналов. Дженерики же обходятся гораздо дешевле, и их производство — нормальная практика в каждой стране. 

По данным компании ООО «Дейтафарм», с 2011 по 2014 год доля розничных продаж отечественных препаратов возросла с 21 до 26 процентов. По доле упаковок, представленных на прилавках, наши компании заметно лидируют — их продукции представлено около 53 процентов. Отечественное РУП «Белмедпрепараты» первое по сумме оптовых продаж среди всех производителей. За 2014 год выручило почти 98 миллионов долларов. На втором месте Борисовский завод медпрепаратов — более 50 миллионов долларов. Третью и четвертую строчки разделяют французская компания «Санофи» и швейцарская «Рош», они продали своей продукции более чем на 36 и 35 миллионов. В десятку лидеров входят еще два белорусских предприятия. 

— Однако даже самая высокоразвитая страна не может позволить себе обходиться без импорта лекарственных средств, — говорит Алексей Пряхин. — На нашем рынке представлено около полутора тысяч международных непатентованных названий препаратов и их сочетаний (им соответствуют десятки и сотни коммерческих). В России более 6 тысяч. И на эти тысячи препаратов надо такое же число производственных линий, реакторов, синтезаторов... Это нереально. 

Оригинал или дженерик?

Ценообразование лекарственных средств у нас в стране жестко регулируется государством. Торговые и оптовые надбавки колеблются от 2 до 30 процентов и определяются президентским Указом от 11 августа 2005 г. № 366 «О формировании цен на лекарственные средства, изделия медицинского назначения и медицинскую технику». Ценник на отдельные препараты регулируется Минздравом. Средняя розничная наценка у нас одна из самых низких в СНГ — 23 процента. Мы уступаем лишь Кыргызстану, где она составляет 19 процентов, и неплохо смотримся на фоне других стран, где наценка стартует с 29 процентов. В России, Казахстане, Азербайджане, Молдове — 30 процентов, Грузии —33 процента, Армении — 34.

Рентабельность аптечного бизнеса, рассказывает Алексей Пряхин, у нас низка. Ведь наценки строго фиксированы. На белорусских много не заработаешь, их цены в низком сегменте (по данным РУП «Белмедпрепараты», на 28 января 2015 года 38,4 процента выпускаемых препаратов компании стоят менее одного доллара, 42,3 процента менее пяти. — Прим. авт.). Реализовывать аналогичные, но более дорогие иностранные препараты, от которых можно получить больше прибыли, становится все сложнее. Государство ведет политику импортозамещения, а осведомленный покупатель предпочитает более дешевый аналог. Аренда растет, персонала, который ждет достойных зарплат, не хватает. Дистрибьютор стремится заключить прямой договор с иностранным производителем, обязуется продавать энное количество его продукции, за что получает скидку, которая достигает 25 процентов. С этих средств и кормятся аптеки. Причем открывать единичную торговую точку — работать себе в убыток, вот и развиваются «сетевики». Иногда у одного дистрибьютора может быть с полсотни аптек. Одни работают с отрицательной рентабельностью, другие высокорентабельные, немало здесь зависит от удачного местоположения. Поэтому в глубинку-то они не очень стремятся, а на плечи госаптек ложится еще и социальная функция. 

Эффект плацебо?

Некоторые врачи, с кем мне довелось пообщаться в процессе подготовки материала, негативно отзываются в адрес отечественной продукции. Сомневаются в качестве субстанций, из которых делают лекарства, из-за чего терапевтический эффект достигается медленнее. И сами покупают импорт, и пациентам своим советуют. Фармацевт аптеки № 6 УП «Белфармация» порекомендовал мне по мере финансовых возможностей покупать иностранное, потому что «в наших препаратах, особенно антибиотиках, содержится много вредных примесей, которые наносят серьезный удар по организму». Один мой знакомый из деревни Лучники Слуцкого района болен сахарным диабетом, недоволен белорусским инсулином, но многие лекарства его вполне устраивают и по качеству, и по цене. Елена Мурга признает, что покупатели иногда довольствуются нашими аналогами, но, попробовав их на себе, заключают, что те не помогли, как ожидалось. Вот и идут за импортом.

Алексей Пряхин говорит, что рынок субстанций сегодня глобализован. Один завод, который производит несколько тонн действующего вещества в год, может обеспечить им чуть не половину земного шара. Сосредоточены производители в основном в Индии, Китае. Покупают у них продукцию и крупнейшие мировые фармкомпании. Другое дело, одни могут себе позволить вещество высочайшего класса, соответствующее международному стандарту GMP, а некоторые что-то и подешевле. 

Начальник отдела продвижения и рекламы РУП «Белмедпрепараты» Светлана Рудковская поясняет:

— В результате усилий по поддержанию качества продукции на высоком уровне предприятие уже имеет сертификат соответствия стандартам GMP. Да и насчет опыта ей есть что сказать — «Белмедпрепараты» тоже не новичок на рынке, предприятие основано в 1929 году. Почти вся лекарственная продукция производится из импортных субстанций (только 38 своих субстанций), закупаемых за валюту. С девальвацией рубля выросла себестоимость производства. За январь—сентябрь 2014 года за счет роста в долларах цен на сырье и материалы рост, например, на инсулин составил 19,8, циклосерин — 21,2, гемцитабин — 20,1 процента... При неизменной стоимости на препараты в белорусских рублях снижается рентабельность производства или оно становится убыточным. Это приводит к тому, что нужно повышать цены. Наши лекарства не должны быть дешевыми относительно импортных аналогов. Низкая цена нередко еще и вызывает сомнения в их качестве. 

— Формально дженерики, которые представлены у нас на рынке, должны соответствовать по химической, биологической и клинической эквивалентности 1:1 к оригиналам и быть равноэффективными, — продолжает кандидат медицинских наук доцент кафедры фармакологии Белорусского медуниверситета Борис Волынец. — Фирма, которая представляет свой препарат, предоставляет всю информацию об этих исследованиях. (В РУП «Центр экспертиз и испытаний здравоохранения» уверяют, что некачественные товары на прилавки не попадают. — Прим. авт.) Однако немалую роль играет так называемый эффект плацебо, когда положительное лечебное действие связано с авторитетом врачей, лекарств и степенью самовнушения пациента. Сегодня производители идут на все, чтобы завоевать доверие к своей продукции.

Только обладая широким набором современных медпрепаратов собственного производства, государство сможет обеспечить свою лекарственную безопасность. Сокращение импорта позитивно сказывается на экономике. Поэтому стремление нарастить долю белорусского на фармрынке — шаг понятный и правильный. Однако хотелось бы, чтобы за широкими государственными плечами производители не злоупотребляли стремлением заработать, а повышали доверие к своей продукции, уделяя достойное внимание и качеству, и маркетингу. 

korshuk@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости