В Беларуси рыбаки массово сдают сети. Репортаж из Мяделя — рыбной столицы

Сюжеты сетевых драм

Наша озерная страна в буквальном смысле опутана рыболовными сетями. Ежегодно инспекторы Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте изымают у браконьеров сотни километров незаконных приспособлений для ловли рыбы. За их использование предусмотрена административная, а в случае повторного нарушения и уголовная ответственность. Наказать могут не только за использование, но и за хранение запрещенных орудий. Однако далеко не все владельцы сетей — браконьеры. Поэтому уже больше месяца государственная инспекция проводит масштабную кампанию, предлагая всем желающим добровольно и без штрафных санкций сдать сети, сетематериалы и сетные орудия.

Мядельский край — рай для рыболовов:  в местных водоемах полно ценных видов рыб.


С раннего утра у порога Мядельской межрайонной инспекции стоял, опустив голову, браконьер и ждал, когда инспекторы приедут на работу. «Он полторы недели назад попался с сетями на озере Баторино, — рассказывает предысторию Валерий Альбертович Кленовский, начальник Мядельской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира. — Но ему повезло: шла большая волна и сетки забило, рыба в них не попала». Возмещать причиненный природе вред сетевику не пришлось, хотя за покушение на браконьерство ему дали серьезный штраф — 510 рублей. Дома у браконьера запрещенных орудий лова не обнаружили. «Мы знали, что он родом из соседней деревни, там родительский дом, в котором уже никто не живет. Подозревали, что, скорее всего, прячет сети там. А он в ответ: я вас туда не пущу, не имеете права», — вспоминает Валерий Кленовский. После этого инспекторы детально рассказали рыбаку про нюансы законодательства, объяснили: если еще раз застанут на водоеме с сетями, будет возбуждено уголовное дело. А если сдаст сети добровольно, то освободится и от штрафа за их хранение, и от соблазна выйти на незаконный промысел. Браконьер отмахивался: ему через пару дней ехать работать в Россию на вахту, какая тут рыбалка. Однако на следующий день передумал и уже с утра стоял у порога инспекции, держа в руках 170‑метровую сеть, — забирайте.

Сети по наследству


«Эти сети мы по полдня распутываем, — Кленовский наблюдает, как его сотрудники вдвоем разматывают многометровую снасть. — Их нужно очистить от веток и водорослей, измерить, после чего сеть отправляется на наш склад, а затем подлежит утилизации». Вопрос, куда девать сети, довольно сложный. Местные жители раньше, чтобы от них избавиться, просто сжигали. Однако делать это категорически нельзя, настаивает Валерий Альбертович. Сетевой материал сделан из пластика и при горении выделяет вредные вещества. Поэтому все изъятые инспекцией сети отправляются на переработку. «Товарищ начальник, там человек пришел, еще принес», — докладывают Кленовскому, и мы идем принимать очередную «запрещенку».

Валерий Кленовский.

Щурясь от солнца, на улице возле «Рено» ожидает местный пенсионер. Говорит, привез сети, которые остались в хате после смерти отца и дедушки: «Вот это у нас любители порыбачить были — ловили и ловили». Про акцию услышал по радио. Жена уже хотела в костер все кинуть, но он решил сдать инспекторам: «Я тоже рыбак, но ловлю только на удочку. Знаете, на прудах какого сазана поймал? Три килограмма!» Кленовский уверяет, что это не предел. Бывали случаи, когда на мядельских озерах вылавливали 20‑килограммовых сазанов. Интересуюсь про знаменитого нарочанского угря. Увы, его тоже ловят, хотя это категорически запрещено. Впрочем, местные рыбаки любви к такой рыбе не понимают: «Я бы линя на угря не поменял. Разве угорь вкусный? А линь и пожаренный, и тушеный, и закоптить его — в любом виде хорош!» «Наши водоемы, конечно, — это кладезь», — вступает в разговор Кленовский и рассказывает, что на Нарочи, например, водится запущенный еще в 1970‑х сиг. Популяция не очень большая, но прижилась. Можно встретить в местных водоемах 6 видов краснокнижных рыб, форель, видели даже лосося атлантического. Как так? «Все просто. Он приходит по Вилии из Балтийского моря», — объясняет Кленовский.

Китайка или финка?


Пока разнообразные сети пытаются привести в порядок, обсуждаем уловы: «Представляете, сазан весил 16 килограммов, вот такущий!» — Кленовский разводит руки, показывая, какую здоровенную рыбу видел когда‑то в улове бригады здешнего национального парка. Промысловикам разрешено ловить сетями, в отличие от браконьеров, которых в этой местности пруд пруди. И дело не в том, что инспекторы плохо работают на профилактику правонарушения. Мядельский озерный край просто рай для любителей рыбной ловли. Издавна рыболовство здесь было основным промыслом. Но зарабатывать деньги честным путем готовы не все. «Такое нарушение, как лов рыболовными сетями, мы выявляем довольно часто. Заметили тенденцию: по домам у браконьеров изъяли в прошлом году сетей в два раза больше, чем на водоемах». Эти 4 километра сеток, спрятанных в сараях и на чердаках, рано или поздно оказались бы в воде, не сомневается Валерий Альбертович: «У нас ведь есть где развернуться. Мядельский и Вилейский районы — это 25 тысяч гектаров водной глади. Нарочь — самое большое озеро площадью 8 тысяч гектаров, самое длинное — Свирь, длиной 14 километров, и самое большое искусственное водохранилище — Вилейское, площадью 6.600 гектаров». Масштабы водных угодий впечатляют.

С помощью такого приспособления браконьеры ловят знаменитого нарочанского угря.

Заходим на склад, где хранятся изъятые сети. Сотни метров приспособлений развешены на стенах — сушатся. Интересуюсь, каких орудий больше: покупных или самодельных. Начальник инспекции говорит, что хватает и тех, и других. В основном изымают так называемые китайки — сети, произведенные промышленным способом в Китае. Хотя встречаются еще финки — они более дорогие и качественные. Бывают и самодельные, которые не отличишь от заводских. Совсем недавно, рассказывает случай Кленовский, инспекторы ­изъяли несколько сетей у браконьера, который «осаживал» сети для других рыбаков. То есть фактически занимался изготовлением запрещенного к использованию приспособления. Однако в основном местные браконьеры если и делают это орудие сами, то используют капроновые нити.

Инспекторы говорят, что информация о браконьерах, которые ловят рыбу сетями, нередко поступает к ним от добропорядочных рыбаков. Оно и понятно, правила рыбалки должны быть одинаковы для всех. Нередко с сообщениями о рыбных браконьерах обращаются и охотники. Всех своих злостных нарушителей Кленовский знает лично: в специальной папке хранится список тех, кто уже не раз нанес ущерб местной природе. За ними глаз да глаз. Остается надеяться, что эта акция станет для них своеобразной амнистией, которая позволит стать на сторону честных рыбаков и навсегда забыть про сети.



ВАЖНО ЗНАТЬ

Преступить закон во время нереста обойдется браконьеру в три раза дороже. Математика простая. Чтобы получить уголовную статью за незаконную добычу рыбы, достаточно выловить сетью, к примеру, 6 линей. Если этот проступок совершен не в период нереста, такса за одну такую рыбу — 6 базовых величин. Однако сейчас она составляет 18 базовых величин (459 рублей). Уголовное дело возбуждается, когда сумма причиненного ущерба достигает 100 базовых величин.

isaenok@sb.by
Фото: Владимир ШЛАПАК
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК
Загрузка...
Новости и статьи