Связная по кличке Гаврош

Валентине Буйкевич еще и восемнадцати не было, когда ее представили к ордену Красной Звезды

Валентине Буйкевич еще и восемнадцати не было, когда в Центр ушел наградной лист с заключением: «…достойна представления к награде — ордену Красной Звезды». Потом были еще награды, учеба в институте и аспирантуре, работа в системе профтехобразования, ЦК комсомола и ЦК Компартии Белоруссии. Так набирала обороты жизнь, но Валентина Петровна Буйкевич в свои 90 как была в 16 лет, так и осталась неугомонной и энергичной.




Большая семья

Испокон веку в деревне Шумщина, что сегодня на территории Дзержинского района, жил крестьянский род Буйкевичей. Петр Антонович, когда уходил на Первую мировую, оставил жену и шестерых сыновей. Вернулся, а в деревне еще хозяйничали немцы. Награбленным загружали крестьянские телеги и направляли на станцию Негорелое. Вместе с деревенскими мужиками в ездовые попал и Петр Антонович. Вернулся только спустя полгода, когда туда пришли поляки. Новые оккупанты грабили пуще прежнего, с издевательствами и казнями. Какой-то изверг на глазах у детей шашкой срубил голову жене Петра Буйкевича и увел корову. Потом их младшенький, Миша, с головой матери бегал по деревне и просил пришить ее обратно...

Петр Антонович вернулся в разграбленный дом. Соседи посоветовали жениться снова и посватали вдову Анну Ковалевскую с сыном Сережей. Потом родилось еще шестеро детей. 

Когда Вале не было и восьми, ее мама, Анна Ивановна, умерла. В семье оставалось еще четверо детей. Две сестры и братик – карапузы, а вот старшему брату Вите почти 11 годков стукнуло. Отец больше жениться не стал. 

Работал Петр Антонович конюхом в колхозе. Каждый день вставал в четыре утра и шел на работу, а приходил почти ночью. Дети тоже просыпались с петухами. Дел по хозяйству хватало: свинья, корова... Дети сами себя и кормили, и лечили, и обстирывали, и воспитывали. Свободного времени не было, но они жадно учились. 

Полуодетые, нередко голодные, ходили в школу за пять километров в деревню Криштофово. Там крестьянин сдал в своем доме комнату. В ней было четыре скамейки: на каждую по классу. А на пятой сидели женщины с маленькими детьми — это был ликбез. Учил на белорусском языке инвалид войны, безногий. Он знал буквы, умел кое-как писать и считал до ста. Имени его никто не знал. Дети его звали «таварыш настаўнік». На все четыре класса была одна книга. Валин старший брат Витя ходил в третий класс, поэтому она в первом классе уже умела читать. Правда, им приходилось учиться по очереди: нечего было надеть, обуть, да и дома нужно было остаться кому-то из старших. Не было учебников, письменных принадлежностей, но Буйкевичи были среди отличников. Перед войной Валя окончила 7 классов. Была мечта учиться дальше. Но шел 1941 год…

Война

Уже 28 июня в деревне появились немцы. Ловили кур, забирали яйца, мясо, молоко... На другом конце деревни из хаты вывели в одном белье больного старика Матея Ермоловича, вокруг которого бегал фотограф, и пытались поставить на колени, а тот со своей грыжей мог встать только на четвереньки. Его завели за сарай и застрелили. Это была первая жертва…

Деревня была потрясена. Вечером в доме Валиного старшего брата Леонида, бригадира колхоза, собралось все мужское население. Договорились собрать все винтовки, отремонтировать их и спрятать. Помогать отступающим красноармейцам, особенно раненым, укрывать их в безопасных местах, переодевать в гражданскую одежду, выдавать справки сельсовета, что они местные. Так началась борьба деревни с оккупантами. Все думали — это до осени, а оказалось — надолго.

Леонид Буйкевич познакомился с руководителем одной из партизанских групп. Когда бывшего батальонного комиссара Сергея Рыжака (кличка Рыжий) жители деревни Косиловичи выходили после тяжелого ранения, он стал собирать вокруг себя окруженцев и надежных местных жителей: направлял в немецкие органы управления, инструктировал, обучал методам ведения партизанской борьбы. Старостой волости в деревню Демидовичи направил Ивана Грицкевича, бывшего председателя сельсовета. Тот возмущался: «Лучше расстреляйте!» Но Рыжий настаивал: «Родина требует». Андрея Муху направили в полицию. Леонида оставили в деревне, его дом стал опорным пунктом партизан. Братья Виктор и Сергей с женой и дочерью пополнили ряды партизан. Валя Буйкевич с младшими сестрами Машей и Катей стали связными. 

Дядя Миша и «Родные»

Они в нищенской одежде и со справкой погорельцев шли в немецкие гарнизоны — Дзержинск, Заславль, Красное, Фаниполь. Разведывали, что замышляют немцы, узнавали номера их воинских частей, где они размещаются, где базы продовольствия, горючего. Добывали распоряжения, приказы оккупантов для населения, газеты и листовки. Собирали сведения о зверствах, грабежах и расстрелах, выявляли пособников фашистов. 

Позже юную партизанку направили связной в разведывательно-диверсионную группу НКВД «Родные», она поступила в распоряжение заместителя командира по разведке Михаила Калашникова (дядя Миша). Официально кличку не давали, но почти вся разведгруппа называла ее Гаврош. Эта группа организовывала диверсии на железных, шоссейных и грунтовых дорогах. 

Валентине сразу поручили раздобыть данные о путях подхода к железнодорожному полотну, расположении блокпостов, графиках патрулирования, организации охраны мостов, станций, графики движения поездов с живой силой и техникой по станциям Койданово и Фаниполь. Она вышла на Павла Ковалева, который по долгу службы у немцев часто ездил в Минск, Столбцы, Барановичи и другие города, но работал под тщательным наблюдением. Дом его с улицы охранялся. Встретиться с ним помогла его дочь Нина. Она показала тропинку, по которой ночью огородами можно было незаметно пройти в дом.

Ночь была темная. Валя сбилась с ориентира, провалилась в канаву. Ботинки наполнились снежной кашей, ноги до колен промокли, зуб за зуб не попадал. Павел Антонович посмотрел на девчонку с разочарованием: ждал лихого бойца, а пришла «мокрая курица». Он раздраженно велел дочке и жене накормить и обогреть ее. Валя разволновалась. Ест борщ, а у самой от обиды слезы больше горошины. Но она вытерла слезы, чуть успокоилась и стала говорить о большой семье, о братьях-партизанах, о сожженном немцами в своем доме отце, о том, что ее прислало командование десантной группы. В конце выпалила слова дяди Миши: «Только вы можете уменьшить поток смертоносных грузов, идущих на фронт. Командование очень рассчитывает на вашу помощь». Он не перебивал, слушал с интересом, и Вале показалось, что глаза его потеплели. Оказалось, что Ковалев с августа 1941-го работал с партизанской группой Рыжего. Но о том, что Сергей Рыжак в июле 1942 года погиб в бою, он не знал.

Вскоре в лесу состоялась встреча с командованием группы «Родные». Ковалев составил подробные чертежи укреплений на железнодорожных станциях Койданово, Фаниполь и участке магистрали Минск—Барановичи. Дал описание системы охраны блокпостов, количественный состав ближайших гарнизонов, графики патрулирования. Вывоз этих материалов из Дзержинска был сопряжен со смертельной опасностью, но все документы Валя Буйкевич в срок доставила в группу, а оттуда их передали командиру Барановичского партизанского соединения Чернышеву. Они были успешно использованы на первом же этапе «рельсовой войны».

Подобное задание выполняли и другие разведчики, но справилась одна Валя. В Центре посчитали, что такое важное и архисложное задание под силу только мужчине, а не несовершеннолетней девчонке, и по ошибке оформили наградные документы на Валентина Петровича. Так что орден свой Валентина Петровна получила только в 1944-м.

Однажды минские подпольщики запланировали взрыв на табачной фабрике и обратились за миной к партизанам. Доставить ее на явочную квартиру поручили Вале Буйкевич и Лене Телегузовой. Подъехали они на санях к деревне Петровщина, а там уже 15 повозок: немцы делали досмотр. Заставляли снимать верхнюю одежду, шарили по карманам, прощупывали лошадиную сбрую, переворачивали повозки в поисках двойного дна, высыпали из мешков прямо на снег содержимое. 

Пока досматривали других, девчата мину из мешка с картошкой переложили в ручную торбу, где были хлеб, сало, луковицы, и пересыпали все это сеном. Когда фашисты направились к ним, Валя на ухо подруге шепчет: «У тебя двое детей, с кем они останутся в случае чего? А я одна...» Схватила торбу и сама подошла к немцу. Он обшарил ее одежду. А она раскрывает перед ним торбу и говорит: «Пан, сало…» Тот заглянул в торбу и брезгливо сплюнул. Неожиданно кто-то его позвал, и немец ушел. А Валя обессиленная рухнула в сани — опасность миновала.

Танк – семечко тыквы, пушка – подсолнуха

Новое задание Валю не на шутку взволновало. Надо было разведать про таинственное логово немцев и полицаев в районе теперешнего музейного комплекса «Линия Сталина». Когда-то там был советский военный гарнизон. Место удобное: глубоко в лесу, а от шоссейной дороги — метров двести. В 1941-м его заняли немцы с полицаями. 

Валя нашла бывшую сторожку лесника — крохотный, неказистый домик в четырех километрах от немецкого гарнизона. После того как расстреляли лесника, в нем жила старая бабулька. Она пустила Валю на ночлег. Потом подружились. Девушка помогла прополоть морковку, прибраться в доме, наносить воды. Бабуля разрешила Вале пожить у нее, но предупредила: тут опасно.

Как-то раз услышала на улице смех. Это были дети обслуживающего персонала и полицаев. Валя сразу же определила заводилу компании и разговорилась с ним. Уже на следующий день Гена рассказал, что за забором на горочке жилые дома, а за ними ангары с техникой и склады. Что в них находится, он не интересовался, но обещал разузнать. Договорились, что писать и рисовать ничего нельзя. Надо замаскировать информацию: танк — семечко тыквы, а самоходка, пушка — семечко подсолнуха. Гена слово сдержал. 

Прошло недели три. Валя пошла к дяде Мише, оставила ему пакетики с семечками, а сама вернулась к бабуле. Все затаились в ожидании сигнала.

И вот на пороге сторожки появился Гена: «Завтра выезжает много солдат…»

Валя через связного передала сообщение в партизанский отряд, и когда гарнизон почти опустел, партизаны спокойно в него вошли, вывезли технику, забрали оружие и на дальних подступах устроили засаду. После чего фашистское логово было уничтожено.

Почти все задания 16-летняя Валя выполняла с риском для жизни. Собирала разведданные от двадцати своих помощников, которые друг друга не знали и никогда не встречались. Виделась с каждым обычно не более пяти минут, чтобы избежать провалов. Постоянные встречи с подпольщиками заставляли все тщательно просчитывать: нужно было помнить точное время и место встречи, пароли, предыдущие задания и добытые сведения, передать новое задание, условиться о месте и времени очередной встречи.

По кирпичику восстанавливали Минск

После освобождения Минска дядя Миша с отрядом ушел в тыл врага, а Вале передал конверт, где был адрес и фамилия человека, который должен был ей помочь. Обнял ее и пожелал удачи. Больше они никогда не встречались.

Так Валя Буйкевич в 18 лет стала воспитателем в школе ФЗО строителей, где еще даже не было учеников. Для школы выделили четыре немецких барака на спуске между тюрьмой и обувной фабрикой имени Кагановича. Но они были еще заминированы. Потом она привела из Логойского района 90 мальчиков и девочек, в основном круглых сирот, и с ними начала участвовать в восстановлении города.

Дети разбирали разрушенные дома по кирпичику: сортировали отдельно четвертинки, половинки, целые. А другие бригады их увозили на стройки. Каждый минчанин на восстановлении города после основной работы должен был отработать 220 часов в год — время отмечалось в специальной книжечке. Часто проводились субботники и воскресники. Тогда появился девиз: работать за себя и того парня. Хотели работать и за тех, кого уже нет в живых. 

Через пять лет талантливого организатора и молодого коммуниста перевели в ЦК комсомола, а через десять Валентину Буйкевич Петр Машеров пригласил в ЦК Компартии Белоруссии, где она работала сначала в орготделе, после в комитете партийного контроля без малого тридцать лет.

Сейчас Валентина Петровна — член президиума Партизанской районной ветеранской организации Минска, секретарь Комитета ветеранов войны. За всех ветеранов у нее душа болит. В районе на учете их более 400 человек, и почти половина живет одиноко, хотя и в достатке. Поэтому создали комитет волонтеров. Подключили медиков и социальных работников. В средней школе № 133 целый год ведется работа с допризывной молодежью, для которой привлекаются ветераны. Они встречаются с трудовыми коллективами, читают лекции и проводят уроки мужества и воинской славы.

Как-то задумались: люди уходят, а после них ничего не остается. Стали собирать воспоминания. Нашли спонсоров, и в 2004 году издали первую книгу “Беларусь родная, помни нас!” Потом вышли еще две такие книги, где одним из составителей и редактором была Валентина Петровна Буйкевич. 

Владимир ЛАНДЕР

Фото автора и из архива Валентины БУЙКЕВИЧ

Р.S. 16 сентября Валентине Петровне БУЙКЕВИЧ исполнилось 90 лет. Редакция «СГ» поздравляет отважную разведчицу и патриотку Беларуси с юбилеем и желает ей крепкого здоровья.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Татьяна, 59, Мядель
История предков из интернета-кто мог подумать ?!
Татьяна, 59, Мядель
Самый младший брат был моим отцом.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости