Минск
+12 oC
USD: 2.06
EUR: 2.26

Лечить от зависимости нужно не только наркоманов, но и их семьи

Связанные одной цепью

Отчаяние и безысходность, вина и стыд, бесконечная жалость к себе и страх, что о проблемах в семье узнают посторонние. Все это — чувства, которые родственник наркомана испытывает ежедневно. Специалисты утверждают: невозможно добиться выздоровления человека, «подсевшего» на «химию», без кропотливой работы с его ближайшим окружением. По сути, все мы в той или иной степени находимся в созависимых отношениях, но именно в случае с наркоманией трагедия аддикции проявляется наиболее ярко.

jak-zdobyc-dziewczyne.pl

- Когда я поняла, что сама невольно подталкиваю сына к употреблению наркотиков? Наверное, в тот момент, когда мои младшие дети легли спать голодными, потому что на последние деньги из заначки я поехала покупать для Максима дозу, — рассказывает Жанна Борисовна, которая четыре года самозабвенно сражалась (как ей тогда казалось) с болезнью ребенка без привлечения специалистов. — Помню, как стремилась контролировать каждый шаг сына, как чувствовала себя преступницей из-за того, что купила дочке новое платье, когда Макс так нуждается в деньгах. Я отдавала за него долги, выплачивала его кредиты, отслеживала переписку в соцсетях и буквально сходила с ума от мысли: рано или поздно он попадет в колонию за то, что сам употребляет наркотики и продает их своим друзьям. Моей главной целью в жизни стало не допустить этого. Я подключала все свои связи, чтобы «отмазать» Максима, разрешала ему варить мак дома — думала, так безопаснее, его не «накроют». Весь мир крутился вокруг старшего ребенка (а ведь ему уже было 22 года!), я напрочь забыла о своих потребностях, о потребностях младших детей. Что-то щелкнуло в голове только в тот момент, когда я, интеллигентная женщина, педагог со стажем в два десятка лет, уважаемый учениками и коллегами, словно конченый асоциальный элемент, покупала у какого-то «нарика» уже заправленный шприц. А потом вводила иглу в вену Макса, когда он во время жестокой ломки лежал на полу в комнате и на глазах у младших брата и сестры грыз ковер…

— Мне казалось, я все делаю правильно: когда дочь ведет себя хорошо — даю ей деньги на расходы, когда срывается — перекрываю финансовый ручеек, — делится своей историей Вера Ивановна. — Знала ведь, что Маша с приятелями покупает на всю сумму психотропы, устраивала скандалы, даже била дочку. А что было делать? Вообще ни копейки ей не давать? Так ей есть будет нечего, не во что одеваться, она же нигде не работает… Так и жили два года: я приеду к ней на квартиру, сделаю уборку, постираю вещи, загружу холодильник продуктами, оставлю рублей триста. А она эти деньги на дозу спускает, потом вещи продает. Замкнутый круг. Только потом, когда стала посещать тренинги для созависимых людей, я поняла, какую ошибку совершала. И сумела переломить себя. Дочь выла в телефонную трубку, просила денег. Но я сказала, что готова оплатить ее лечение, других средств она больше от меня не дождется. К счастью, через полтора месяца Маша согласилась лечь в наркологическую клинику.

В  медицинской терминологии нет такого понятия, как созависимость. Тем не менее большинство родственников алкоголика или наркомана больны этим недугом, причем чаще всего ему подвержены женщины — матери, жены, дочери, подруги. Парадокс созависимости заключается в том, что действия, совершаемые из лучших побуждений, всегда приводят только к худшему результату.

— Созависимые люди неосознанно поддерживают поведение своих родных. Если говорить о семье как о системе, где одна из «шестеренок» работает неправильно, но все же работает, а члены семьи имеют от этой работы хоть какую-то выгоду, то они выступают невольными провокаторами, —  объясняет заведующая отделением психологической помощи семье и детям Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей Наталья Пачепко. — О какой выгоде может идти речь, если ребенок или муж — алкоголик или наркоман? Все очень просто: когда зависимый человек не колется и не пьет, он изо всех сил старается быть хорошим. А это означает, что им легко управлять. Да, потом, получив свою дозу, тот же наркоман, что называется, уходит «в разнос», становится дестроером, который рушит социальные и семейные связи. Но затем цикл повторяется: он снова «чист», снова нуждается в дозе, снова готов ради этого быть «хорошим мальчиком». Вот и получается, что родители или жены, сами того не осознавая, живут в ожидании этого краткого момента, когда рядом с ними — «идеальный» сын или муж. Это самый настоящий психологический капкан, выбраться из которого неимоверно сложно.

— Многие специалисты, изучающие причины, которые способствовали началу употребления наркотических и психотропных веществ, приходят к выводу, что эти причины тесно связаны с жизненными стрессовыми событиями, — говорит директор центра Екатерина Мальцева. — Это могут быть боязнь одиночества, вопросы смысла жизни, предательство. Несмотря на возможное противостояние родителям, семья является для ребенка значимой сферой жизни. Точно так же значима она и для взрослых людей. Невозможно решить проблему одного человека без привлечения к этому его ближайшего окружения. Именно поэтому несколько лет назад мы всерьез задумались о том, что поддержку волонтеров, советы грамотных психологов должны получать не только зависимые, но и созависимые люди.
narcologic.ru


В 2017 году на базе центра родился новый социальный проект под названием «Все начинается с семьи». Его задачей стало комплексное сопровождение родителей, которые воспитывают ребенка, употребляющего наркотики.

— Изначально мы планировали работу исключительно по профилактике подростковой наркомании, — рассказывает Екатерина Мальцева. — Наши специалисты выезжали в детские оздоровительные лагеря «Лидер», «Галактика», «Росток», где в так называемых «палаточных городках» жили ребята, относящиеся к категории «трудных». Параллельно мы наладили сотрудничество с общественными объединениями, которые активно работали с наркозависимыми людьми, — РОО «Матери против наркотиков» и Центр здоровой молодежи. Во время работы с детьми и стало понятно: эти семьи остро нуждаются в психологической помощи, потому что порой отцы и матери понятия не имели, как себя грамотно вести в той или иной ситуации, чтобы не спровоцировать очередной срыв у ребенка. Пройдя лечение и реабилитацию, зависимый человек должен вернуться в нормальную среду. Но если в этой среде по-прежнему есть вечно всего боящиеся родители, царят тотальный контроль и гипер-опека, то рано или поздно все вернется на круги своя. Поэтому мы решили объединиться в проект и дать возможность волонтерам из общественных организаций проводить тренинги с зависимыми детьми и их родителями, чтобы максимально социализировать первых и повысить психолого-педагогическую компетентность вторых. Очень важно, что ответы на задаваемые вопросы на этих тренингах звучат от волонтеров, которые сами прошли через ужасы наркозависимости, но сумели побороть болезнь и сейчас находятся в длительном периоде ремиссии. Согласитесь, порой гораздо важнее услышать совет от человека, который испытал все, как говорится, на собственной шкуре. Кроме того, у нас функционирует колл-центр по оказанию помощи наркозависимым и их семьям, а на сайте pomogut.by, который действует в партнерстве с главным управлением по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД, сотрудники центра и волонтеры оказывают консультационно-информационные услуги в режиме онлайн. Что немаловажно — всю помощь наши клиенты получают анонимно. Конечно, в этом есть свой минус: мы, к примеру, не имеем возможности отслеживать дальнейшую судьбу тех, кто пришел на наши тренинги, позвонил на колл-центр или задал вопрос на сайте, тем не менее именно принцип анонимности позволяет нашему проекту быть открытым для всех желающих.
Работа с созависимыми — неотъемлемая часть реабилитационной программы. Участие семьи в процессе выздоровления напрямую влияет на восстановление жизнеспособности пациента и повышает эффективность его выздоровления в целом, предупреждают в реабилитационном центре «Феникс». Нежелание работать над преодолением созависимости во многих случаях приводит к срыву наркомана или к запою алкоголика, поскольку они просто не могут начать поступать по-новому, если окружены людьми, продолжающими постоянно их контролировать и винить за прошлое.
Истории, которые звучат в стенах центра на тренингах, часто поражают накалом страстей и драматизмом отчаяния. Родители наркозависимых сыновей и дочерей признаются: долгие месяцы, а то и годы они пытались воздействовать на своих детей уговорами, слезами, откровенным шантажом. Самым страшным для них было — отпустить ребенка «в свободное плавание». Казалось, без тотального контроля, без опеки, которой они буквально зажимали наркомана в тиски, он обязательно дойдет до страшного финала своей короткой жизни.

— Созависимым членам семьи необходимо раз и навсегда осознать: наркозависимость — жестокая болезнь, при лечении которой не действуют уговоры и убеждения «взять себя в руки», — объясняет Наталья Пачепко. — Не поможет отслеживание соцсетей и переписки в телефоне, бессильны «хождения по пятам»: такое поведение лишь подстегивает наркомана увиливать и всячески изворачиваться, обманывать вас и манипулировать вами, только бы добиться желаемой дозы. Самое важное, что могут сделать созависимые люди, — отпустить своего зависимого родственника, перестать ограждать его от последствий его же образа жизни. Только когда наркоман столкнется со всеми ужасами ломки, когда поймет, что никто не побежит за дозой для него, не станет выплачивать за него долги, когда утратит доверие близких и ощутит финансовый вакуум, — вот тогда он будет вынужден признать, что не властен над собой и своей жизнью, что не может справиться самостоятельно с зависимостью и нуждается в профессиональной помощи. То есть, по сути, в первую очередь от самых близких людей зависит то, насколько успешным будет реабилитация наркозависимого человека.

roditelistavropol.ru

ПРИЗНАКИ СОЗАВИСИМОСТИ РОДСТВЕННИКОВ НАРКОМАНА

Если наркоман зависит от наркотиков, то его близкие зависят от больного. Созависимость с наркоманом может принимать различные формы:

• вы уверены в том, что родной человек может исправиться, нужно только немного терпения;

• вы испытываете жалость к наркоману, которая выражается в избегании болезненной темы, сокрытии ее от окружающих;

• вы из лучших побуждений выбираете позицию «пусть лучше употребляет дома, чем непонятно где»;

• вы неспособны выдержать абстинентный синдром или сопротивляться игре на чувствах: как следствие — постоянно даете наркоману деньги на новую дозу;

• вы испытываете желание контролировать происходящее, сохранять видимость полноценной семьи;

• вы предпринимаете попытки понять больного, обвиняете себя за просчеты в воспитании, испытываете бесконечное чувство стыда и безысходности.

konopelko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...