Связанные одной грамотой

Болгары начали праздновать важнейший для себя юбилей — 1150-летие Великоморавской миссии равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия и становления славянской письменности. Официальный старт торжествам дал президент Росен Плевнелиев, выступивший в ведущем вузе республики Софийском университете имени Святого Климента Охридского. Этот подвижник почитается в стране наравне с равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием, чьим верным учеником он был.

Славянский мир празднует 1150-летие Великоморавской миссии Кирилла и Мефодия и становления славянской письменности

Болгары начали праздновать важнейший для себя юбилей — 1150-летие Великоморавской миссии равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия и становления славянской письменности. Официальный старт торжествам дал президент Росен Плевнелиев, выступивший в ведущем вузе республики Софийском университете имени Святого Климента Охридского. Этот подвижник почитается в стране наравне с равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием, чьим верным учеником он был.

Дата 24 мая, День славянской письменности и культуры, по праву считается одним из главных праздников в Болгарии, которая бережно хранит память о деле великих просветителей. И нет ничего удивительного в том, что болгары, да и не только они, называют старославянский язык староболгарским. Начало формирования этого языка связывают с созданием в 863 году Кириллом и Мефодием глаголического алфавита. В последующие годы рождаются древнейшие памятники староболгарского письма, которое становится основой для русского, сербского, словенского и хорватского изводов, то есть образцов, воплощений церковнославянского языка.

«Просветительская миссия Кирилла и Мефодия имеет непреходящее значение для духовного, социального и цивилизационного пути болгарского народа и семьи европейских народов, — сказал президент Росен Плевнелиев. — Как общепризнано наукой, святые братья составили азбуку на базе старославянского языка. И на этот язык, который они знали и на котором в совершенстве говорили, ими были переведены основные богослужебные книги».

Преславская и другие школы

Заметим, что Болгария приняла христианство при князе, а затем царе Борисе I, правившем в 862—888 годах. А в годы царствования Симеона I Великого она достигла своего геополитического апогея и включала территории современных Болгарии, Румынии, Македонии, Сербии, южной Албании, восточную часть нынешней Венгрии, а также часть континентальной Греции, юго-западную часть Украины и почти всю территорию европейской Турции. При этих двух правителях Болгарское государство пережило небывалый культурный расцвет. Именно тогда, с возникновением в 886 году Преславской книжной школы, стал складываться огромный корпус средневековой болгарской литературы, древнейшей из славянских.

Эту школу среди прочих упомянул Росен Плевнелиев: «Благодаря основе, заложенной кирилло-мефодиевским делом, развивались Преславская, Охридская и чуть позже Тырновская книжные школы».

Преславскую книжную школу по велению князя Бориса основал Наум, один из учеников Кирилла и Мефодия. Произошло это в тогдашней болгарской столице Плиска. Наум прибыл в Болгарию из Великоморавии вместе с двумя собратьями-просветителями Климентом и Ангеларием. Их, гонимых немецким католическим духовенством, с почестями принял князь Борис. В 893 году царь Симеон I перенёс основную деятельность школы в новую столицу Преслав. В этих местах найдены старейшие в мире текстовые образцы на кириллице. По альтернативной гипотезе, кириллицу создал святитель Климент в школе в Охриде, городе, где он служил, проповедовал и обучал детей грамоте.

Преславская книжная школа — важнейший литературный и культурный центр Первого Болгарского царства и всех славянских народов в IX—X веках. Здесь занимались главным образом переводами Библии и священных христианских книг с греческого и латыни на старославянский язык. Кроме того, в школе рождались оригинальные литературные произведения, она славна такими авторами, как Черноризец Храбр, Иоанн Экзарх, Константин Преславский.

В своём выступлении в Софийском университете Росен Плевнелиев отметил не только роль болгарской культурно-просветительской традиции, но и её решающее влияние на сербскую и русскую средневековую литературу и культуру.

«Благодаря духовным связям нашей страны со средневековой Россией, благодаря тому, что русскую церковь возглавили представители Тырновской школы Киприан и Григорий Цамблак, достижения болгарской культуры удалось сберечь и после овладения Балканами турками-османами.

Прославление дела славянских первоучителей не прекращалось и при османском владычестве. А во время возрождения оно явилось одним из самых мощных этнообразующих факторов, дав импульс новоболгарскому просвещению, процессу обретения церковной и государственной независимости», — сказал президент.

Кстати, именно в период национального возрождения, в XVIII — первой половине XIX века, сформировался современный болгарский язык, прежде всего на основе народного диалекта, на котором говорило население горных местностей Стара-Планин и Средна-гора.

Между тем в Брюсселе вскоре после выступления Росена Плевнелиева было объявлено об открытии в бельгийской столице в конце февраля выставки «Болгария — сокровищница слова» при участии Института литературы Болгарской академии наук и фонда «Болгарская память». Это мероприятие войдёт в череду международных торжеств, посвящённых 1150-летней годовщине Великоморавской миссии святых братьев Кирилла и Мефодия. «Организация выставки в сердце Европы подчёркивает огромную важность кирилло-мефодиевского дела для всего славянского мира, а также значение Болгарии, которая является прародиной славянских языков и культуры», — заметил евродепутат от партии «Граждане за европейское развитие Болгарии» Андрей Ковачев.

Среди гостей на открытии брюссельской выставки ожидаются еврокомиссар по международному сотрудничеству, гуманитарной помощи и кризисному реагированию Кристалина Георгиева, министр культуры Болгарии Вежди Рашидов, а также учёные-слависты из Болгарии, России, Беларуси, Украины и Молдавии...

Создание славянской письменности и первоначальной литературы происходило в очень сложных условиях церковно-политической борьбы двух древнейших христианских центров: Византийской империи, с её константинопольской патриархией и греческой культурой, и папской курии в Риме, с её латинской культурой. Своеобразие миссии Кирилла и Мефодия заключалось в том, что им, уроженцам города Солунь, пришлось формировать и защищать славянскую книжность на рубежах столкновения двух начал европейской христианизации. Поэтому деятельность братьев уже при их жизни приобрела легендарные черты. Кирилл и Мефодий как первые славянские просветители были и остаются символом славянской общности.

«Пошли нам учителя»

В 863 году в Константинополь к императору Михаилу III прибыли представители великоморавского князя Ростислава, стремившегося заручиться поддержкой Византии. Великоморавское княжество, в состав которого входили тогда земли чехов и словаков, вело борьбу с королём Людовиком Немецким и с латино-немецким духовенством. По рассказам хронистов, послы от имени Ростислава заявили: «Наш народ отринул язычество и держится христианского закона, но мы не имеем такого наставника, который просвещал бы нас... на нашем языке. Итак, пошли нам, господин, такого епископа и учителя».

Выбор Михаила III пал на двух братьев из Солуни, ныне Фессалоники, оказавшись в итоге безошибочным. Византийские миссионеры пробыли 40 месяцев в великоморавской столице Велеграде, где обучали местных духовников ведению богослужения на старославянском и переводили на тот же язык церковные тексты с греческого. Затем Кириллу и Мефодию пришлось покинуть Великоморавию, поскольку латино-немецкие епископы обвинили их в проповеднической деятельности на «несвященном» языке.

После смерти святых братьев славянская письменность была запрещена во многих средневековых княжествах, а их последователи подверглись гонениям. Однако учение Кирилла и Мефодия получило широкое распространение в Болгарии, откуда перешло на Киевскую Русь. Древнерусский летописец Нестор в своей «Повести временных лет», описывая географическое положение славян в Европе, неизменно связывал эти сведения с представлениями о родстве славянских племён, единстве их письменности и церковной службы. Рассказывая о подвиге Кирилла и Мефодия, Нестор отмечал великое значение их дела: «Для моравов первоначально созданы буквы, названные славянской грамотой; эта же грамота и у русских, и у болгар дунайских».

По материалам интернет-СМИ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости