«Святыя дзяды, завём вас! Хадзіце да нас!»

ОБЫЧАЙ поминать умерших предков в рамках христианской традиции был введен бенедиктинским аббатом святым Одилоном в 998 году. Через некоторое время эта традиция была официально принята во всей католической церкви. С 1 по 8 ноября у католиков проходит октава молитв об усопших. В эти дни верующие молятся о полном отпущении грехов тех душ, которые пребывают в чистилище. Сократить срок очищения могут добрые дела и молитвы людей, живущих и помнящих об усопших.

Сегодня в Беларуси отмечается День памяти.

ОБЫЧАЙ поминать умерших предков в рамках христианской традиции был введен бенедиктинским аббатом святым Одилоном в 998 году. Через некоторое время эта традиция была официально принята во всей католической церкви. С 1 по 8 ноября у католиков проходит октава молитв об усопших. В эти дни верующие молятся о полном отпущении грехов тех душ, которые пребывают в чистилище. Сократить срок очищения могут добрые дела и молитвы людей, живущих и помнящих об усопших.

У нас в республике эта дата носит традиционное, исконное название — «Дзяды». В этот день люди отправляются на кладбище, часто с молитвами и песнопениями, приводят в порядок могилы, ставят горящие свечи. За ритуальным ужином принято рассказывать о добром наследии, которое осталось на земле после ухода родных людей в мир иной. Такие воспоминания являются своеобразным укреплением традиций рода и посвящением в его историю детей. У белорусов до сих пор «Дзяды» — это прежде всего семейный день, день своего рода: ведь поминают своих родных... Сидели за столом в этот день долго, придерживаясь строгого порядка чередования блюд. Среди них обязательно присутствовали те, которые любили при жизни ушедшие предки. Не поднимали ложку или кусочек еды, которые случайно упали, — это для тех представителей рода, которых нет уже в этом мире...

Традиционно, после появления на вечернем небе первой звезды, хозяин дома зажигал свечу и передавал ее всем за столом по кругу. Каждый должен был подержать эту свечу в руках. Потом читали «Отче наш...», перечисляли всех умерших родных, вплоть до седьмого колена.

Перед самой трапезой хозяин, отец семейства, обязательно приглашал за стол души предков: «Святыя дзяды, завём вас! Хадзiце да нас! Ёсць тут усё, што Бог даў, чым толькi хата багата. Просiм вас — ляцiце да нас!» Потом вставала мать, брала стопку блинов и, деля их крест-накрест на четыре части, раздавала всем по старшинству. Первую ложку кутьи клали на порог или подоконник — для «дзядоў». Только после этого начинали есть сами. Блюд также должно было быть семь. Кутья и блины — обязательно!

Заканчивалась ритуальная трапеза общей молитвой. Cвечу гасили кусочком хлеба. При этом смотрели, в какую сторону шел дым: если к двери, то считалось — в семье в течение года кто-то умрет. Обязательно после трапезы хозяин вставал и говорил: «Всё, дорогие предки: погостевали у нас, попировали с нами, а теперь уходите!» Для «перестраховки», чтобы духи не вернулись в мир живых, ставили остриями в сторону порога борону...

Кстати, вино «дзядам» всегда наливается «от себя». Никогда не наливайте так живому человеку! И «пей до дна!» — это тоже не для поминального стола… Выпивали в день поминовения, таким образом, доливая, но не допивая, по три чарки. В целом получалось около ста граммов. Пробовать кутью на вкус во время ее приготовления также нельзя — первыми ее «попробовать» должны предки...

Константин КОРНЕЛЮК

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?