Народная газета

Своя команда

Режиссер Александра Бутор о том, как вырастить свою команду и снять бюджетный фильм за десять дней

Когда в 26 лет Александра начала снимать новогодние мюзиклы для ОНТ, ее часто спрашивали: а не рановато? Не меньше недоумевающих взглядов ловила на себе режиссер, когда ей предложили снять продолжение “Белых Рос”. Рано начав, Бутор приобрела столько опыта, что это позволило ей в довольно молодом возрасте открыть собственную киношколу. За знаниями к режиссеру приходят и пятилетние дети, и выпускники Белорусской академии искусств. Александра могла бы уехать за границу, как это делают многие наши киношники, но признается, что очень трудно привыкает к новым местам. Это заставляет мысленно хлопать в ладошки — режиссер, чью работу “Сладкое прощание Веры” признали лучшей среди романтических фильмов на международном фестивале WorldFest Houston, наверняка порадует нас еще не одной хорошей картиной. К слову, сейчас Бутор завершает работу над фильмом “В личное пространство вход воспрещен”, в котором снялись ее ученики. Скоро оценим, можно ли сделать добротное кино, не тратя на него миллионы долларов


— Александра, в последнее время довольно часто в качестве сценариста, режиссера, продюсера выступает один человек. Одни сетуют на нехватку кадров, другие говорят, что так проще контролировать процесс. А почему вы выбрали такой путь?

— Я долго работала в разных проектах — и государственных, и коммерческих. Насмотрелась, всего попробовала. Захотелось свободы, но не творческой (она была всегда), а организационной. Дело в том, что когда организацией занимаешься не ты, и она, мягко говоря, хромает, начинает страдать творческая часть. И ты рад бы что-то изменить, но не имеешь права. А вот когда берешь все в свои руки, совсем другое дело. Конечно, ответственность возрастает в разы, ведь спрос в данном случае только с тебя. Однако я чувствовала, что в силах все спланировать и организовать.

— Как вы оцениваете ситуацию с кадрами в сфере киноиндустрии в нашей стране и не связано ли ваше решение открыть собственную киношколу с их нехваткой?

— Я открывала “Территорию кино” как раз для того, чтобы вырастить себе команду. Не только актеров, но и помощников на площадке. И фильм “В личное пространство вход воспрещен”, который мы сняли сообща, показал, что это возможно. Ребята у меня снимались, работали ассистентами художника, звукооператора. Они настолько добросовестны и трудолюбивы, что были готовы не спать, чтобы все успеть и сделать хорошо. Даже в профессиональной среде такое встретишь нечасто.

— Кто приходит в вашу школу, есть ли какой-то отбор?

— Что касается детей, то никакого отбора нет. Кто приходит, с теми и работаем. У тех, кто постарше, спрашиваем, для чего им это нужно. Не хотелось бы, чтобы к нам приходили просто потусоваться. У нас даются самые-самые основы профессии, но у учеников должно быть очень серьезное отношение к ней. Некоторых желающих записаться на курсы режиссера даже пыталась отговорить. Там все сложно — необходимо много терпения и трудолюбия. Если человек готов с нами пахать, тогда никаких вопросов. Обычно за режиссерскими знаниями приходят студенты Академии искусств (актеры или выпускники заочных отделений), журналисты, которые хотят научиться писать киносценарии, и просто люди, влюбленные в кино и желающие узнать, как это все устроено.

Рабочий момент: снимается одна из сцен фильма “В личное пространство вход воспрещен”. Вот так создается сегодня кино малыми силами.

— Неужели в нашей Академии искусств так плохо готовят специалистов, что ее студенты приходят к вам за дополнительными знаниями?

— Не то, чтобы плохо. Академия — это место, где создается атмосфера творчества. Но не более. Я там два раза училась и могу откровенно об этом говорить. Атмосфера для того, чтобы ты сам развивался в профессии, совершенствовался. А чтобы спланированно раскладывали профессию по полочкам, такого там, к сожалению, нет. А ведь даже у творческой профессии есть свои законы, правила, формулы — фундамент, с которым нужно уметь работать. И в академии ни первый, ни второй раз мне этого не дали. Пришлось самой познавать. Но я благодарна вузу за опыт съемок и встречи с мастерами, такими как Владимир Забелло, Татьяна Троянович, Александр Ефремов.

— На сайте вашей творческой мастерской прочитала, что принимаете детей с пяти лет. Каково работать с такими юными учениками?

— Первое время набирали ребят только школьного возраста. Но в прошлом году у меня было двое пятилетних учеников, и они практически играли главные роли. Работать с такими детьми одно удовольствие. Они очень искренние. Например, десятилетнему актеру говоришь: “Представь, что тебя обидел друг”, и он понимает, что это просто такая игра. А в пять лет для малыша все взаправду. “Как? Он меня обидел?” — переспрашивает юная артистка и ревет по-настоящему. Говорят, что хороший актер тот, кто на всю жизнь остался в душе ребенком. Как Юозас Будрайтис, которого я снимала в “Белых Росах” и “Сладком прощании Веры”. Несмотря на восьмой десяток, это настоящий ребенок. Ему надо, чтобы его жалели, хвалили, обнимали. А это ведь легенда! А как он баловался на съемках — как будто ему пять лет! Таким же оказался Эрик Абрамович, который исполнил главную роль в картине “В личное пространство вход воспрещен”. Казалось, что он балуется на площадке, шутит, дурачится, но в нужный момент Эрик входил в кадр и делал все “взаправду”. Для актера это очень ценное качество — быть ребенком! Сейчас Эрику 25 лет, очень надеюсь, что с возрастом он этого не потеряет.

— Если верить сообщениям в СМИ, на новый фильм вы потратили 60 тысяч евро. С одной стороны, солидная сумма для белорусского проекта без господдержки. С другой — и в сравнение не идет с бюджетом многих картин. Реально ли, имея довольно скромную для кино сумму, снять хороший фильм, который не только окупится, но и принесет доход?

— В первую очередь должна быть хорошая организация. Успех во многом зависит от того, как ты подготовился, как рассчитал съемочный день. Мы снимали по 12 часов в день почти без остановок и вложились в десять съемочных дней минута в минуту. Конечно, надо понимать, что ты можешь все продумать, но внезапно пойдет дождь или снег. Нам несказанно повезло, учитывая, каким дождливым было лето. Все дни светило солнце. А оно нам было необходимо, потому что осветительные приборы мы использовали только в интерьерах, на натуре оператор работал с отражателями, используя солнечный свет. Но было множество других непредвиденных ситуаций, из которых я выходила без паники благодаря большому опыту съемок.

— Сколько всего человек участвовало в съемках?


— Немного. В моей постоянной группе было 15 человек. И это классно. Один из секретов малобюджетного кино — ты собираешь только нужных людей. Управлять большими группами, а у меня было и по 80 человек, очень тяжело. На организацию команды уходит немало времени и сил, которые ты мог бы потратить на работу. В маленьком кино все должны друг друга поддерживать на каждом шагу.

— Когда мы сможем увидеть картину или ее сразу ждет конкурсная жизнь?

— Мы не делали фильм для конкурса. Мы снимали кино, чтобы его продать и снимать следующее. Картина выйдет на большие экраны под Новый год, 28 декабря. Эту дату нам озвучил Минский киновидеопрокат.

— А возможно ли с такими малобюджетными фильмами выйти в зарубежный прокат?

— Не могу сказать, пока не попробую. Но пытаться однозначно буду. Моя задача, чтобы этот маленький фильм собрал максимально больше, чем он стоит. Это мой первый продюсерский проект в большом смысле слова, когда я должна не только снять фильм как режиссер, но и хорошо его продать как продюсер. Так что вскоре начнется самое сложное и интересное.

mila@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?