Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Константин Райкин верит в силу классики

Своим голосом

Народный артист России, художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин недавно украсил своим появлением последний день XXIV Международного театрального фестиваля «Белая вежа» в Бресте. Сначала в программе форума с постановкой «Школа. Метро. Сны» выступили студенты Высшей школы сценических искусств (Театральной школы Константина Райкина), а позже и сам Константин Аркадьевич с поэтическим моноспектаклем «Обычные слова». Когда умолкли аплодисменты, мы пообщались с одним из лидеров современного театрального процесса.

ugorizont.ru

— Константин Аркадьевич, в начале сезона вы представили труппе «Сатирикона» нового директора Владимира Казаченко, который до этого работал в томском ТЮЗе. Административный талант — тоже редкость?

 — Я давно к нему присматривался. Мы были на гастролях в Томске, и мне очень понравилось, как там поставлено все дело в этом пусть и небольшом театре. Для того чтобы проявить какие-то дарования, не обязательны огромные масштабы. Многие столичные директора приезжали не из столицы. У меня и предыдущий директор Анатолий Полянкин, с которым я отработал более двадцати лет, вообще сахалинский человек.

— Вы недавно закрыли в своем театре два спектакля — «Король Лир» и «Вечер с Достоевским». Импульс в таких случаях исходит от вас или продиктован некими внешними обстоятельствами?

— Всегда от меня, да. У меня есть внутреннее ощущение, и оно меня никогда не обманывает. Я знаю, как развивается спектакль изнутри. Он, как и человек, имеет свою юность, зрелость и пожилой возраст. И важно, чтобы он не умер на зрителях, чтобы это как-то произошло незаметно, чтобы они ничего не замечали.

В 2019 году «Король Лир» Юрия Бутусова покинул репертуар театра.
msk.citifox.ru

— В спектакле «Дон Жуан» у вас потрясающий дуэт с актером Тимофеем Трибунцевым, который его играет. Для вас этот персонаж — герой или, может быть, антигерой нашего времени?

— Я как-то никогда не задумывался о том, кто такой Дон Жуан — герой или антигерой… Это свойство великих произведений. «Дон Жуан», как и «Гамлет», в каждом времени находит свое созвучие и отголосок. Режиссеру важно распознать замысел автора и сделать так, чтобы герой был узнан современным зрителем. А вообще, это произведение Мольера меня всегда поражало. Как можно было в те времена написать так смело и так точно, и это так попадает в нас сегодняшних! Поскольку люди, наполовину к счастью, а наполовину к несчастью, не меняются или меняются, но очень мало, великие произведения попадают в каждое время. Меняются только одежда и какие-то ритмы, суть человека не меняется…

— Брестчане увидели ваших студентов в спектакле «Школа. Метро. Сны». Лучшие выпускники Высшей школы сценических искусств попадают потом к вам в труппу?

— Для этого я все и затеваю. Я в конечном итоге все это и создал, чтобы воспитать учеников для себя. Наша школа — высшее учебное заведение. Оно негосударственное, но поскольку мы имеем государственную аккредитацию, по выходу из него студенты получают государственные дипломы о высшем актерском образовании.

В нашей школе сложнейшее расписание. В 9.30 начинаются занятия. Если студент заходит в аудиторию после педагога, на занятия он не допускается. Так меня учили, и так учу я. Преподаю страшно сказать сколько — почти 50 лет... В школу надо ехать до станции метро «Марьина Роща», и пока они едут, может быть, досматривают какие-то свои сны. И эти три слова — «Школа. Метро. Сны» — составляют на каком-то этапе основу их жизни. Для актеров на четыре года, для режиссеров — на пять. Спектакль, который мы показали в Бресте, вырос из этюдов на разные темы, воспоминаний, наблюдений. Это наш первый дипломный спектакль. Мы уже возили его в разные места и за рубеж, с успехом играем на нашей учебной сцене. Это третий курс актерского факультета, я являюсь его художественным руководителем. Учебный год только начался, значит, им предстоит еще два года учиться. Не все декорации поместились в наш скромный ковчег, поэтому что-то сделали уже на месте в Бресте. Накануне актеры целый день и с утра перед спектаклем репетировали с нашим замечательным педагогом Сергеем Шенталинским. Всегда очень непросто расположиться в новом пространстве.

«Дон Жуан» режиссера Егора Перегудова поставлен в лучших традициях театра «Сатирикон». 
satirikon.ru

— Вы уже назвали имена режиссеров, которых собираетесь пригласить в свой театр в новом сезоне. Это Юрий Бутусов, Дмитрий Крымов, Егор Перегудов, Тимофей Кулябин. Можно сказать, что «Сатирикон» работает только с лидерами режиссуры?

— В своих возрастных группах каждый из них — безусловный лидер. Я очень хотел бы, чтобы все сложилось и чтобы у нас в репертуаре появились их новые спектакли.

— Вы чувствуете, что как худрук тоже воспитываете режиссеров и приложили руку, например, к феномену Юрия Бутусова, однажды поверив в него?

— Бутусов с самого начала был человеком самобытным и уникально одаренным. Конечно, я в него поверил. Но до этого в него поверили замечательные артисты и кто-то еще. В нашем театре он нашел какое-то свое благодатное поле. У нас по-настоящему рабочий театр. Любое талантливое семя всегда дает хорошие плоды. В этом смысле «Сатирикон» — благодатная почва для любого серьезного режиссера. Конечно, он как-то должен быть близок нам по духу. Есть замечательные режиссеры, которых я никогда не приглашу к нам. Они талантливые, но чужие по каким-то своим эстетическим установкам. А Бутусов — свой, хотя он и меняется. И я с интересом, а иногда и с тревогой слежу за ним. Вижу, какие с ним происходят метаморфозы. Я по-разному отношусь к разным его спектаклям.

— Вы можете сказать, что интеллектуальный уровень зрителя растет и что вам удалось за эти годы воспитать свою требовательную публику?

— Мне очень сложно об этом сейчас говорить, поскольку мы работаем на арендной площадке. В театре продолжается ремонт, и порой наш зритель не может нас отыскать, а мы не можем отыскать его. Иногда к нам приходят случайные люди. У нас очень расшаталась система взаимоотношений со зрителем. Надеюсь, с приходом нового директора ситуация изменится. Есть проблемы, даже целый ряд проблем, которые я предъявил ему в качестве главной нагрузки. В наших скитаниях мы упустили целый ряд важных вещей.

— Во время выступления в Бресте вы сказали, что Беларусь для вас — страна в некотором смысле особенная…

— Вы знаете, я ведь православный и считаю себя русским человеком, но по крови я — еврей. Папа знал идиш, ходил в хедер когда-то, и его отец не мог принять то, что он захотел стать артистом, считал, что недостойно еврею быть клоуном. И родители мои, советские люди, мне объяснили: если в тебе есть еврейская кровь, ты должен знать, что Беларусь — особая страна, которая защищала и прятала евреев от фашистов, а белорусы рисковали собственной жизнью. Очень самоотверженно и великодушно вели себя по отношению к нашим братьям по крови. Притом, что я воспитывался интернационалистом, я это как-то запомнил. А уж потом, когда здесь появилось много друзей и довелось встретить многих сердечных людей, мне кажется, что они действительно какие-то особенные.

— Константин Аркадьевич, всегда рады вас видеть в Беларуси! 

— Спасибо!

pepel@sb.by

Автор благодарит директора фестиваля «Белая вежа» Александра Козака за помощь в организации интервью.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...