Своих не бросают. Чужих растят…

Читатели — героине статьи: Почему же не сражалась за малыша?

Сразу же после публикации в «Р» статьи «Верните мне сына…» (№ 39 от 28 февраля 2012 года), в которой рассказывалось о том, как витебчанка пытается вернуть сына, отданного ею самой 13 лет назад на воспитание к родственникам в Азербайджан, на собкоровский пункт города Витебска обрушился шквал звонков. Сегодня мы предоставляем слово некоторым нашим читателям.

«Формальная» мама?

— Все мои знакомые, прочитавшие статью, возмущены так же, как и я. Несмотря на то что автор не расставляет акцентов и напрямую не осуждает свою героиню, 13 лет назад отдавшую ребенка в Азербайджан, картина более чем ясная. Она, видите ли, «тяжело переживала гибель мужа»… Женщине было на тот момент 42 года! А что касается заболевания астмой, спросите у врачей: сколько у нас в области матерей-инвалидов, находящихся в более тяжелом состоянии, и кто из них отказался от своих детей? Живем-то не в лесу, есть родственники, друзья, детские сады, социальные службы, приюты. А у витебчанки, оказывается, на то время была и взрослая дочь. Так что все оправдания-объяснения звучат совсем неубедительно, — считает ведущий специалист отдела загса Чашникского райисполкома Александра Маскаленко. — Вчитайтесь в строчки более внимательно. Эта женщина еще и общественница. Причем четыре года «ревизирует» жилищное товарищество. Значит, и силы, и здоровье на это были. Так почему же она тогда не поехала за ребенком?

В силу должностных обязанностей мне часто приходится сталкиваться с неблагополучными семьями, пьющими матерями. И как бы кощунственно это ни звучало, но алкогольная зависимость по сравнению с изложенной в материале историей — более аргументированная и понятная для нас причина отказа от ребенка. В таком случае родительница просто не соображает, что делает. Куда страшнее, когда мать вполне обдуманно отдает своего ребенка на воспитание в чужую страну, а потом удивляется тому, что он не знает русского языка… Так как же она исполняла свои родительские обязанности, как участвовала все 13 лет в его нравственном и духовном развитии? И даже если сегодня героиня публикации имеет якобы право оспаривать решение азербайджанского суда о лишении материнства, морального права настаивать на передаче сына у нее точно нет. Старенькие бабушка и дедушка взяли на себя все заботы о крохе, а теперь, когда вырастили, родная мама «набралась сил». Сама, как мать, бабушка, да еще и председатель женсовета района, я этого никак понять не могу. Никакие посылки и переводы не компенсируют ребенку столь длительного отсутствия материнской любви и ласки. Не в камеру же хранения она его сдала на все это время! Кстати, думаю, что теоретически Валентина давно потеряла статус матери и по белорусским законам. В соответствии со статьей 75 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье «Воспитание детей», родители «обязаны заботиться о физическом, духовном и нравственном развитии детей, об их здоровье, образовании и подготовке к самостоятельной жизни в обществе». А статья 79 «Защита родительских прав» этого же документа гласит: «Родители вправе требовать возврата детей от любого лица, удерживающего детей у себя без законных оснований… Суд вправе отказать в удовлетворении этих требований, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка. При этом суд учитывает продолжительность пребывания ребенка в семье лиц, которые фактически его воспитывали, а также желание ребенка, достигшего десяти лет». По-моему, здесь все ясно. Непонятно только одно: как могло случиться так, что мать все 13 лет получала пенсию на отсутствующего сына, справила новоселье в социальной квартире, выделенной в том числе и для ребенка? Думаю, законность этих действий должны оценить компетентные органы…

А что касается материальной помощи, понимает ли Валентина, у кого она ее сейчас, в наше непростое время, просит для удовлетворения собственных амбиций? У тех простых работяг с заводов и фабрик, которые трудятся в поте лица, растят и никому не отдают, несмотря на сложности, собственных детишек, помогают престарелым родителям? Среди них тоже есть люди, страдающие различными заболеваниями, нуждающиеся в дорогостоящих лекарствах, в одиночку воспитывающие сыновей и дочерей… Так где же справедливость?

Тяжела сиротская доля

— Насколько я знаю, в Витебской области опекунские и приемные семьи скоро разберут всех детишек из детдомов и школ-интернатов, — рассказывает витебчанка Елена Лазарева. — Сама воспитываю вот уже восемь лет приемную дочь, причем около двух лет делала это совершенно бесплатно, официально оформила приемную семью лишь потом. Чем руководствовалась? Обычной человеческой жалостью к брошенной матерью девочке.

А потому, честно говоря, не представляю, как можно добровольно оставить свою кровинку на попечение чужих людей. Согласитесь, что та самая «родная сестра свекрови», с которой в трехлетнем возрасте отправила малыша в далекий Азербайджан главная героиня материала, была для мальчика совершенно чужим человеком. Неужели материнское сердце не болело? И неужели Валентина думает, что подросток когда-нибудь забудет об этом предательстве? Десять лет не сообщать родственникам, приютившим малыша, о своей болезни, а потом возмущаться: они настраивают его против меня! А что хорошего могли подумать престарелые бабушка с дедушкой о матери, столько лет глаз не казавшей в Азербайджан?

…В моей жизни тоже было немало проблем. Около десяти лет назад перенесла онкологическое заболевание и тяжелую операцию, страдаю от других серьезных недугов. Муж умер, в одиночку воспитывала дочь. Более 20 лет прожила в общежитии, где и «подобрала» свою вторую дочурку. Никогда не могла похвастаться материальным достатком. Из-за болезней найти постоянную, хорошо оплачиваемую работу было сложно. И троллейбус водила, и на рынке стояла, и билеты проверяла, и маникюр на дому делала. Главная цель, которой руководствовалась, — обеспечить своих детей. Но как бы трудно ни было, даже в отношении приемной дочери у меня никогда мысли не возникало передать ее кому-то на воспитание. Не дай бог быть сиротой. А ведь мальчик, о котором идет речь в статье, — круглый сирота.

Судя по активности действий, развернутых ныне женщиной, она очень даже боевой человек. Так почему не сражалась за малыша тогда, 13 лет назад? Почему не работала, имея третью группу инвалидности? В Витебске есть даже специальные цеха и фабрики для трудоустройства таких людей. Или просто не хотела трудиться, так же, как и заниматься ребенком: он оказался лишним для зрелой женщины после второго, разрушенного смертью мужа, брака?

Не сомневаюсь, что героиня публикации «Верните мне сына…», прочитав этот отзыв, возмутится: она уже привыкла к благотворительной помощи, поддержке Красного Креста. А у нас что, более нуждающихся нет? Людей на инвалидных колясках; больных, годами прикованных к постели; бомжей, в силу различных обстоятельств не имеющих крова и куска хлеба на столе? В помощи нуждаются старики в домах-интернатах и дети в приютах, матери, всеми силами пытающиеся бороться за жизнь больного ребенка. К какой из этих категорий можно отнести Валентину, все это время получающую вместо сына пенсию по случаю потери кормильца? А возмущаться теперь не стоит: как я поняла, женщина сама обратилась в редакцию с просьбой рассказать о своей житейской истории. Истории, которая никак не может вызвать у меня ни сочувствия, ни понимания…

Материнский подвиг

Благодаря звонкам читателей и их рассказам я вспомнила две жизненные трагедии, о которых писала много лет назад. Сегодня их краткое изложение придется как нельзя кстати.

…В городе Новолукомле живет семья Тамары и Василия Вильчик. Оба — незрячие. Она слепа с рождения по вине молоденькой практикантки, нечаянно уронившей в одном из дагестанских роддомов новорожденную малышку на каменный пол. Он полностью потерял зрение в молодости: в результате несчастного случая в глаза механизатора попала аммиачная селитра. Познакомились молодые в Волоколамском реабилитационном центре и вопреки мнению родственников решили пожениться. Тамара, несмотря на слепоту, работавшая на родине массажисткой, без раздумий переехала в белорусский городок. Постепенно молодожены научились обходиться без посторонней помощи, как могли поддерживали друг друга в мире тьмы, вместе преодолевали трудности существования и… были безмерно счастливы. Их жизненный путь грела и освещала любовь. Друг за дружкой у супругов родились двое здоровеньких сыновей, которые стали для них самыми желанными и самыми надежными «глазками». Теперь дети уже взрослые, помогают своим родителям. А я вспоминаю, как слепой папа мастерил малышам-погодкам двухъярусную кровать (по отдельности койки просто не поместились бы в маленькой однокомнатной квартире), как мама «на ощупь» пекла вкуснющие оладьи, как оба супруга не разгибаясь корпели над розетками-выключателями (их детали доставляли на дом), пытаясь заработать добавку к небольшим пенсиям по инвалидности и порадовать малышей каким-нибудь лакомством. Эти люди боролись за себя и за детей, которые стали смыслом их существования.

Героиня второго очерка — чашничанка Лидия Радевская. После автомобильной аварии молодая женщина оказалась парализованной. Диагноз медиков был страшнее приговора — разрыв спинного мозга. После долгого лечения передвигаться по комнатам могла только на инвалидной коляске. Муж, который и был виновником аварии, бросил больную женщину вскоре после того, как узнал, что она уже никогда не сможет встать на ноги. На руках прикованной к инвалидному креслу матери осталось трое детей, младшему из которых было на тот момент всего три годика…

И все же, наперекор судьбе, она выжила, вырастила и воспитала детей. Из окошка инструктировала их, как делать грядки и где сажать цветы. Стирала и готовила, не покидая старенькой инвалидной коляски, конструкция которой не позволяла выезжать за порог дома. Никогда и нигде не просила помощи. Экономила скудные деньги и по телефону (он появился лишь через пять лет после трагедии) самостоятельно решала вопросы обеспечения топливом и ремонта кровли. Потом выбирала будущие профессии для младших Радевских, выдавала дочь замуж, ждала внуков…

Знаю, что и сегодня в нашем обществе есть сотни, а то и тысячи матерей, по воле судьбы попавших в трудные жизненные ситуации. Но они, не задумываясь и не посвящая окружающих в подробности своих проблем, продолжают тихо бороться за счастье и здоровье собственных детей. Они не ждут громкой славы, в соответствии с заложенным природой инстинктом и просто человеческим призванием продолжают исполнять свой материнский долг. Им не придется стыдиться своих поступков перед будущими поколениями, есть что поведать внукам и правнукам...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.56
Загрузка...