Свои сорта, свои комбайны. И свой хлеб

Прошлогодний урожай - 37 центнеров и более 9 миллионов тонн. Какие и чьи усилия за этим стоят?

Более 20 лет назад, в начале 90-х прошлого века, когда власть в Беларуси была беспомощней младенца, а инфляция исчислялась двузначными цифрами в месяц (!), председатели и директора с тревожными думами встречали каждую весну: «Как будем сеять, убирать?» Из-за того, что сельское хозяйство было по существу предоставлено само себе, и результаты получались соответственные: 21 центнер зерна с гектара, валовой сбор — 5,5 миллиона тонн. В прошлом году — 37 центнеров и более 9 миллионов тонн. Какие и чьи усилия за этим стоят?


В последние годы Беларусь получает почти по тонне зерна на человека. Это уровень передовых европейских стран. Практически прекратился импорт колосовых в страну. В советское время зерна завозили ежегодно более 3 миллионов тонн. В 1997-м – один миллион. В последние годы — чуть более 100 тысяч тонн. На фоне собственного сбора это, согласитесь, мизер.

Специально для молодых людей, родившихся уже в независимой Беларуси, открою одну тайну: в советские времена все зерно для выпечки хлеба, производства пшеничной муки и макарон поступало к нам из других регионов Советского Союза. Тогда считалось, что на здешних землях невозможно вырастить зерно с уровнем клейковины, позволяющим испечь хороший хлеб.

Первыми этот миф развеяли белорусские ученые, к концу 90-х годов разработав сорта пшеницы, не уступающие по качеству выращенным в южных регионах России. Помню, тогда пришлось побывать на одном из хлебозаводов и его директор предложил сравнить два батона: из белорусской и кубанской муки. Ни внешне, ни по вкусу разницы не почувствовал. А ведь до этого, кто помнит, наши батоны были не белыми, а серыми, липкими и не очень ароматными.

Сегодня в Беларуси достаточно зерна, чтобы все мучные изделия, в том числе хлеб и батоны, печь только из своей муки. За последние 15 лет разработано более 20 сортов пшеницы, обладающих не только высокими хлебопекарными свойствами, но и имеющих потенциал урожайности 100 центнеров с гектара.

Но чтобы прокормить нас с вами, испечь батоны, привычные старикам, и пиццы, от которых без ума молодежь, Беларуси надо лишь чуть больше миллиона тонн зерна. Все остальное идет на корм скоту. И кто скажет, что выращивать фуражное зерно наши земледельцы не умеют? И ученые считают, что три четверти роста валовых его сборов обеспечило внедрение современных технологий выращивания зерна. Здесь и целых два десятилетия работы специалистов по повышению плодородия почв, создания суперсовременных посевных агрегатов, немалые объемы внесения органических и минеральных удобрений и так далее.

Дотошный читатель может возразить: а что, мол, то же самое не делали раньше? Ведь в начале и конце 90-х годов в основном работали те же агрономы, инженеры, руководители хозяйств. Да, работали и работают. Но спросите и у молодого, например, агронома из 90-х, который сегодня стал именитым руководителем преуспевающего ОАО или СПК, и он вам скажет: да, специалистов хватало, а вот внимания к сельскому хозяйству не было, на правах пасынка оно у государства было. Думаете, краски сгущаю? Тогда ответьте мне, кого с высочайшей в стране публичной трибуны пренебрежительно назвали «красными помещиками»? Правильно, председателей колхозов, которые сутками пропадали в полях, а поместье их «помещичье» имело вид финского домика, обложенного кирпичом, или небольшого, опять же из силикатного кирпича сложенного, домика.

И лишь с середины 90-х, когда в стране стала выстраиваться нынешняя вертикаль власти, агрокомплекс наш избавился от статуса пасынка, о нем стали заботиться, учить жизни, а если надо, то и строго спрашивали.

Сравним: в 1995-м сельхозпредприятия купили всего 400 тракторов. С начала нынешнего столетия каждый год эта цифра превышала 2,5 тысячи. Закупки эти государство не только инициировало, но и поддерживало: дотировало, выплачивало банковские проценты.

И вот конкретная и зримая отдача этих усилий: если раньше жатва шла больше месяца, иногда захватывала и сентябрь, сейчас, если не сильно куражится погода, — не более трех недель. Хотя комбайнов на поля выходит в три раза меньше.

Кстати, о них. Двадцать лет назад было немало «умников», предлагавших сделать ставку на импортные уборочные агрегаты. Президент твердо решил: развивать собственное комбайностроение! Жизнь подтвердила правильность выбора: отечественные машины не только сберегли стране валюту, но и стали зарабатывать ее на экспорте.

Может, это и субъективное мнение, но мне кажется, что если зерно своих сортов убирает свой комбайн, мелют его потом на своей мельнице, то и хлеб будет вкуснее. Может, это и не так. Но хлеб — точно будет. С гарантией.

gedroiz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости