«Свои Костюковичи на столицу не променяю...»

Не каждый школьник, выбирая вуз и специальность, задумывается о денежности будущей профессии. А ведь далеко не всегда между «работать» и «зарабатывать» можно поставить знак равенства. Многие новоиспеченные студенты-медики пока в розовых очках: спасать жизни людей — их призвание. Розовые очки спадают после первой получки. Ведь самыми денежными отраслями признаны строительство, наука, транспорт, связь... Здравоохранение, по данным Белстата, стоит лишь на десятом месте.

Каким пряником заманить молодого медика в село.

Не каждый школьник, выбирая вуз и специальность, задумывается о денежности будущей профессии. А ведь далеко не всегда между «работать» и «зарабатывать» можно поставить знак равенства. Многие новоиспеченные студенты-медики пока в розовых очках: спасать жизни людей — их призвание. Розовые очки спадают после первой получки. Ведь самыми денежными отраслями признаны строительство, наука, транспорт, связь... Здравоохранение, по данным Белстата, стоит лишь на десятом месте.

«Доплатами не «зацепишь»

19-летняя жительница Могилева Ирина Жукова в этом году поступила на «бюджет» в столичный медицинский вуз. В будущей профессии деньги, считает девушка, не главное. О высоком предназначении врача рассуждает с восторгом:

— Хочу быть хирургом и давать людям второй шанс на жизнь...

— Ты все время прожила в городе. А если после вуза — и в село по распределению?

Будущий медик призадумалась.

— Это тоже опыт...

— А знаешь, как сложно на селе умнице да красавице замуж выйти за достойного? — провоцирую я.

— У меня на первом месте карьера, а кавалеры, замужество — это второстепенное.

Понятно, что Ира так рассуждает в свои 19. Но после вуза ей будет 25. И если за годы учебы не выйдет замуж и уедет в глубинку, то никакими доплатами и бесплатным жильем ее там не «зацепишь»: отработает — и сбежит. Выращивать свиней и самоотверженно, в ущерб личному счастью, лечить сельчан не всякий молодой специалист станет.

Выбирая дело жизни, нужно взвешивать все: и благородство профессии, и перспективы, и даже то, скольких детей можно прокормить на будущую зарплату.

А по силам ли миллион?

Минздрав Беларуси подсчитал: в 2009 году в среднем по стране молодой медработник получал 846,2 тысячи рублей, за 5 месяцев 2010-го заработок составил почти 915,9 тысячи. При этом трудился среднестатистический медик Иванов не на одну, а на 1,39 ставки. А были случаи, когда в сезон летних отпусков только что получившие диплом специалисты «вкалывали» более чем на 1,5 ставки.

Молодой врач Максим Худолей тоже «тянет» полторы: на ставку заведует Муровильевской амбулаторией и на полставки работает участковым терапевтом в Костюковичской центральной районной больнице. Только так миллион кровных и набегает.

С восьми утра до четырех дня он выслушивает жалобы и лечит сельчан, а с четырех дня до восьми вечера — терапевт для горожан. Даже в субботу на амбулаторию замок не повесишь.

— Пока на такой график здоровья хватает, — рассказывает Максим. — Да и денег для семьи заработать хочется.

Худолей родом из Кировска, в Костюковичи его привело распределение. Молодому специалисту сразу же выделили благоустроенную двухкомнатную квартиру в Муровилье. Работать на селе врачу понравилось, люди открытые и сами охотно идут на прием.

Приятную новость он узнал из газет: с 1 сентября на десять процентов вырос тарифный оклад молодых специалистов с высшим и средним специальным образованием, которые работают по распределению (в бюджетных организациях). Оклады врачей-«бюджетников» также увеличились на 25 процентов. Выходит, Максима Худолея ожидают две надбавки: как молодого специалиста и как врача. Если перевести эти проценты в денежный эквивалент — выйдет на тысяч сто с хвостиком больше. Зарплата действительно вырастет, но ведь и цены на продукты не падают!

Жена Максима тоже медик, только будущий.

— Татьяна интернатуру в Гомеле проходит, специальность — врач-лаборант, — рассказывает о своей супруге Максим Георгиевич. — Недавно узнала о размере первого заработка — еле успокоил.

Если сложить заработок двух медиков — получается негусто. А ведь говорила Максиму мама: «Иди в строители!...», но он, упрямый, семейную традицию нарушил, пошел не по стопам отца и матери, а в доктора. Об этом ничуть не жалеет — слишком уж профессию свою любит. Казалось бы, все у него есть: любимая работа, жена, жилье. Самое время заводить детей, да не одного, а нескольких.

— Я сам из многодетной семьи, и знаю, как это здорово, когда у тебя братья и сестры, — признается врач. — Только вот чтобы содержать такое семейство, придется вкалывать куда больше.

Правда, у Худолеев есть еще одна проблема: женаты два года, а видеться приходится один-два раза в месяц: муж — в Костюковичах, жена — в Гомеле. Расстояние — 250 километров, прямой автобус идет три часа. А у молодого медика всего один выходной.

— Почему же тогда жена не переедет в Костюковичский район? — интересуюсь.

— По ее специальности, к сожалению, места на селе не найти, а ездить из Муровилья в ЦРБ каждый день по 10 километров — слишком она хрупкая для этого, — бережет Татьяну муж.

Главный врач УЗ «Костюковичская ЦРБ» Леонид Шилько доволен работой толкового Максима Худолея. Да и супруге молодого медика в районной больнице место готов предоставить. Теперь все зависит от супругов — захотят ли в глубинке растить детишек. Но ведь их нужно в эту глубинку для начала привлечь.

— Недавно к нам приехала семья Лопатневых — оба стоматологи, — рассказывает главврач. — Прекрасные люди и специалисты отличные. Муж сейчас трудится, а жена — в декретном отпуске. Для нас это приобретение. Уверен, Худолеи тоже отлично обустроились бы здесь.

Да и зарплатой молодых специалистов обещают не обижать. К примеру, с 2008 года медикам, которые приехали на работу в Костюковичский район, ежемесячно доплачивают от трех до семи базовых величин. Все-таки подспорье для семейного бюджета!

«Замуж за медика? Не пойду...»

Нина Самсонова — еще пока несостоявшийся терапевт. Она в Костюковичской районке — интерн, а до этого три года подряд приезжала на практику. К работе приступила с 1 августа, так что уже получила свою первую в жизни зарплату.

— Брат женился, вот все деньги и ушли на свадебный подарок и подготовку к торжеству, — признается Нина. — Естественно, хочется и косметику, и одежду, обувь прикупить, а тут — пятьсот тысяч рублей. Хорошо, что живу с родителями, а то все пришлось бы отдавать за квартиру. Ну а в идеале мечтаю получать миллион.

Разговоров о ее замужестве пока не идет, правда, уже сейчас точно знает: мужа-медика не хочет — и неденежно, и темы в семье будут только врачебные. Правда, свои Костюковичи ни на областной центр, ни на столицу не променяет. Уж лучше быть важным человеком в глубинке, чем в столице никем....

Наталья СЕРГУЦ, «БН

КОММЕНТАРИЙ

заместителя начальника управления кадровой политики, учреждений образования и внешних связей Министерства здравоохранения Беларуси Василия ФИЛОНЮКА:

— Ситуация с медицинскими работниками в мире сегодня такова. Во-первых, ощущается их нехватка, на планете в сфере здравоохранения недостает двух миллионов специалистов. Беларусь — не исключение. К примеру, пик нехватки врачей в стране пришелся на 2008 год. В 2009-м ситуация начала стабилизироваться: нам требовалось 5,5 тысячи врачей, в нынешнем году еще меньше — 4,5 тысячи.

Во-вторых, работники отрасли мигрируют по принципу «домино». Из Европы врачи в поисках лучшего заработка переезжают в США, медики из Германии — в более высокооплачиваемую Англию, Данию. Специалисты из Польши — в Германию… А какова тенденция в нашей стране? После отработки уже «немолодые специалисты» едут в более крупный населенный пункт: из села — в райцентр, из райцентра — в зональный центр, из зонального центра — в областной, из областного центра — в столицу... Естественно, за два года отработки по распределению специалист изучил пациентов своей местности, и благодаря знающему медику качество медицинской помощи на селе, в небольшом городе повышается. Но реально ли закрепить конкретного специалиста на селе? Речь скорее идет о продолжительности его работы на одном месте. К примеру, после двухлетней отработки по распределению остается 70—80 процентов дипломированных специалистов. После пятилетней работы число «оставшихся» уменьшается до 50 процентов.

Периодически в Беларуси решается вопрос оплаты труда молодых специалистов в сторону увеличения. И, конечно, определенную роль в закрепляемости специалистов это играет. Но ведь вопрос не только в зарплате. Доплаты для медиков за работу в сельской местности существуют. Но настолько ли они привлекательны, чтобы закреплять профессионалов на местах, судить только им. Выделение жилья по месту распределения законодательно не предусмотрено — оно предоставляется по усмотрению, исходя из возможности местной власти или руководства медучреждения. А это не последний фактор в конечном решении специалиста — оставаться после распределения или уезжать.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости