Свое место в меняющемся мире

МИД: Устранив барьеры, внешнюю торговлю можно увеличить на $ 3 млрд

Эффект от устранения различных барьеров во внешней торговле Беларуси с рядом стран потенциально оценивается в 3 млрд. долларов, заявил журналистам заместитель министра иностранных дел Беларуси Александр Гурьянов. Примечательно, что, несмотря на все политические осложнения, наиболее заметный прогресс за последний год наблюдается именно в торговле со странами Евросоюза.

Эта тенденция вызывает ответную реакцию в европейских странах со стороны тех, кто считает важными для национального бизнеса своих стран торговые связи с Беларусью. А это самые различные, порой противоположные по своим политическим взглядам группы и персоны в самых разных странах — Германии и Словении, Латвии и Австрии... Значительная часть белорусских нефтепродуктов поступает на мировые рынки через Латвию, Литву и Нидерланды. Германия выступает ведущим покупателем белорусской сырой нефти, экспорт которой возобновлен. Польские компании давно и охотно приобретают белорусский сжиженный газ. Любопытно, что доля стран Евросоюза в нашем экспорте товаров выросла с 30,1 % в 2010 году до 39 % в 2011 году. При том, что доля России снизилась с почти 39 % в 2010-м до 34 % в 2011 году. И продано в Евросоюз в стоимостном выражении больше, нежели в Российскую Федерацию.

Заместитель министра иностранных дел Александр Гурьянов подчеркнул, что работу по устранению барьеров в торговле и усовершенствованию торговых режимов МИД Беларуси ведет постоянно. Притом рассматривает этот процесс как дополнительный потенциал для роста товарооборота и экспорта. И за 2011 год результаты в этом направлении оказались весьма ощутимыми. В частности, он привел в пример устранение барьеров в торговле с Евросоюзом: «Мало того, что мы серьезно наращиваем двусторонний товарообмен, но в 2011 году наконец удалось договориться с ЕС по устранению барьеров для нашего экспорта». Действительно, состоялась долгожданная отмена антидемпинговых пошлин на поставки калийных удобрений (действовали с 1992 года), а также на карбамидно-аммиачную смесь (антидемпинговые меры были введены с 2000-го). Несомненно, и заместитель министра это признал, складывается двоякая ситуация в отношениях с Европейским союзом. С одной стороны, налицо политическая напряженность, с другой — рост товарооборота и достаточно позитивный настрой с точки зрения устранения торговых барьеров. Интерес к Беларуси как к торговому партнеру и площадке для вложения капиталов, очевидно, окажется преобладающим мотивом в действиях европейцев. Наибольшими сторонниками такого подхода остаются бизнесмены стран, с которыми Беларусь имеет весомый товарооборот. А это прежде всего Германия и балтийские страны. Возможности белорусского транзита и промышленной кооперации — с одной стороны, доходы балтийских портов от транзита белорусских экспортных товаров — с другой — вот ключевые аргументы для эффективного сотрудничества и преодоления напряженных позиций в отношениях. Словом, послы не раз уедут и приедут, а торговля идет своим чередом, товары перемещаются, и капиталы тоже не стоят на месте…

Хотя, конечно, внутри СНГ, а тем более на Едином экономическом пространстве, в рамках Таможенного союза эти процессы идут интенсивнее. Здесь нашей стране также удалось избавиться от нескольких совсем ненужных барьеров. Скажем, установлены равные ставки акцизов на нашу алкогольную продукцию с Арменией. Разрешилась ситуация с Украиной в части поставок белорусских холодильников, смешанных минеральных удобрений и нефтепродуктов.

Но в торговле со многими странами существенные антидемпинговые и защитные меры еще не редкость. Часто их применяют взаимно, отвечая на действия партнеров. Тем более чтобы Беларусь не вступила во Всемирную торговую организацию, в которой применение таких мер несколько сдерживается. Иногда эти меры остаются наследием лихих 90-х, когда в погоне за длинным и зеленым долларом экспортеры отчаянно брали свое низкой ценой, лишь бы сбыть побольше. И, обвалив цены, наткнулись на ответные защитные барьеры. Именно так получилось в 1992—1994 годах с калийными удобрениями и химическими волокнами, а потом потребовалось по 15—18 лет кропотливой работы дипломатов и промышленников, чтобы барьеры устранить. В 2012 году у МИДа есть определенные планы и надежды, чтобы обеспечить избавление от нетарифных ограничений в двусторонней торговле. Например, предполагается снять действующие пока еще антидемпинговые меры с Украиной, две антидемпинговые меры с Индией, одну — с Евросоюзом, одну — со США. «Дополнительный эффект от устранения этих мер оценивается в сумму примерно 150—200 млн. долларов», — сообщил Александр Гурьянов.

Итак, последовательная работа по устранению барьеров на внешних рынках сочетается с активным развитием Единого экономического пространства. Это делает нашу весьма открытую экономику еще более открытой, сулит перспективу более спокойной адаптации к требованиям ВТО, ускоряет процесс поиска и укрепления конкурентных преимуществ страны в условиях глобализации. Мир меняется, и мы меняемся вместе с ним.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости