Свое дело в деревне

Легко ли вести собственное дело в деревне

Легко ли вести собственное дело в деревне?

Легко ли его вести вдали от шумных дорог, торговых центров и многоэтажек


На пятом Всебелорусском народном собрании Президент особо обратил внимание на то,  что в дальнейшем нашем развитии нужно делать ставку и на частный бизнес. И посоветовал тем, кто хочет иметь  собственное  дело, взглянуть в сторону сельской местности. Конечно, там, где жителей по пальцам можно пересчитать, крупное предприятие не поставишь. Для компании же небольшой — дорога открыта. Одним словом, предпринимателям в деревне  зеленый свет. А также налоговые льготы, преференции при аренде помещений и даже начальный капитал от государства… 

Корреспонденты «СГ» выясняли, легко ли вести собственный бизнес в деревне, какими бонусами пользуются те, кто готов создавать рабочие места в небольших населенных пунктах и сколько вообще может заработать  сельский частник.


Комарово примет программистов


В Мядельском районе может появиться первый в нашей стране сельский бизнес-инкубатор

Здешние жители занимаются не только собственным бизнесом, но и учат приезжих, как заработать деньги в деревне. Причем абсолютно бесплатно. А делают это в первом в нашей стране Центре развития сельского предпринимательства. Открылся он при поддержке Программы развития ООН в Беларуси и Министерства экономики. Идейными вдохновителями и главной движущей силой стали местные жители — супруги Алла и Эдуард ВОЙТЕХОВИЧИ. До этого у них за плечами уже был опыт ведения собственного дела и привлечения международных грантов. А главное — не угасало желание создавать деревни будущего. О том, как вести сельский бизнес, составить рабочий план и чего не хватает малым населенным пунктам, корреспондент «СГ» поговорила с главой семьи.

— Эдуард Антонович, вы двадцать лет возглавляли Свирский сельскохозяйственный профессиональный лицей. Знаю, что, еще будучи в директорском кресле, продвигали идеи развития предпринимательства в сельской местности. 


Эдуард ВОЙТЕХОВИЧ
— Все началось с того, что хотелось изменить систему нашего образования. Директором стал в 1986 году — мы прошли долгий этап, застали развал Союза, непонимание того, что нужно делать в образовании, куда двигаться дальше. Все это привело к тому, что у нас трудно комплектовались училища сельскохозяйственного профиля. Поняли: чтобы сохранить учебное заведение, нужно предложить что-то новое, то, что будет отличать наше от других. И приняли решение внедрить так называемую дуальную систему профессионального образования.

В то время как раз к нам приехала инициативная группа из Германии, которая готова была вкладывать деньги в развитие нашей страны. Мне удалось съездить в Германию на обучение. В училищах у них на первом курсе учащиеся проводят один день на практике, все остальное время в аудитории, а на третьем — в учебном заведении появляются лишь раз в неделю, а все остальное время задействованы на производстве. Решили и мы перенять эту систему. Но возник такой момент: как учить того же специалиста на практике, если у нас в деревне попросту нет предприятий? Нужно было создавать инфраструктуру вокруг себя. По нашему мнению, она должна была быть в виде частных малых предприятий.

— Предприниматели с ходу решили открывать свои производства при училище, чтобы обучать студентов?

— Конечно, нет. На тот момент, а было это в начале 2000-х, у нас бизнесмены не очень охотно перебирались в деревни. А нам требовалась обширная база, чтобы одних научить трактором управлять, других — туристическое дело развивать, третьих — в кафе работать… Тогда мы начали создавать всю необходимую инфраструктуру сами. Первой появилась пекарня — деньги на нее собрала инициативная группа из Германии. Следом за собственные средства училища открыли колбасный цех, кафе, станцию техобслуживания, появилось учебное хозяйство. В итоге у учебного заведения было два счета: на одном были деньги, которые выделяло государство, а на втором — та прибыль, которую нам приносило наше производство. Выживали часто только за счет заработанных денег. 

— Но учебный процесс стоит недешево. 

— Денег уходило немало, и для развития той же сельской инфраструктуры уже не оставалось. К тому же я понимал, что объять необъятное невозможно, развивать бизнес нужно отдельно от учебного процесса. Чего греха таить, пекарня со временем  перестала приносить прибыль — пришлось ее закрыть. Сказались многие факторы, но не в этом суть. Тогда подумал: как же в таком случае может выживать сельский бизнесмен? Попробует человек собственным делом заняться, прогорит, потеряет деньги и сворачивается. Вот и нет бизнеса в деревне. Ведь куда ему идти со своими проблемами?

 Руки не сложил — отправился на учебу в Америку по Программе развития малого бизнеса. Посмотрел, что у них он развивается за счет центров поддержки предпринимательства. Приходит к ним инициативный начинающий предприниматель, и они на бесплатной основе помогают ему и бизнес-план составить, и с налогами разобраться, и с бухгалтерским учетом. А в случае, если что-то пойдет не так, помогут выйти из дела  с минимальными потерями. Тогда мы предложили создать такой центр у нас. Идея понравилась ПРООН, Министерство экономики тоже поддержало. 

— Центр как таковой не приносит прибыли: консультации и поддержка ведь для предпринимателей бесплатные?  

— На первоначальном этапе рассматривалась возможность сделать его  коммерческой организацией. Но понимал, что за консультацию в нашей стране никто платить не будет. И практика это доказала — первые полгода, когда мы брали плату, обращений было немного. А вот на бесплатной основе сотрудничать желающих гораздо больше — в неделю к нам за помощью обращается 2—3 человека со всей республики. Мы помогаем найти финансирование, составить бизнес-план, увидеть слабые стороны и даже полностью поменять деятельность.

— И уже есть реальные примеры?

— При нашей поддержке были открыты десятки агроусадеб — в Мядельском, Вилейском, Островецком, Сморгонском, Гомельском, Миорском, Докшицком районах.  Приезжали люди и не знали, за что браться. Мы помогали составить бизнес-план. Реальный доход, который сегодня получают те, кто ввязался в такое дело, 250—300 миллионов рублей в год. Считаю, что зарплата в 15—20 миллионов в месяц для сельской местности — неплохой показатель. Конечно, занимаются сельчане не только агроусадьбами. В Минском районе помогли открыть детский сад, столярные мастерские. Появилось и немало парикмахерских, например в Мядельском районе. Прибыль — около 15 миллионов  в месяц. И это в сельской местности. Помогаем и сориентироваться: что сейчас выгодно, на чем еще нужно поработать. Три года подряд организовывали школу молодого предпринимателя. Каждый выпуск — это по 15 готовых бизнес-планов с полной раскладкой того, откуда брать финансирование, какая будет окупаемость и так далее. В основном это малые предприятия, связанные с сельским хозяйством, переработкой продукции, торговлей, сферой развлечений.

— На ваш взгляд, какие еще ниши сегодня открыты для предпринимателей в деревне? 

— Здесь, как и с образованием, нужно понимать, что в деревне живут такие же люди, как и в городе. Почему мы замкнули сельский бизнес только на сельском хозяйстве или агротуризме? В деревне востребовано все то же самое, что и в больших населенных пунктах. Конечно, есть своя специфика — небольшая покупательная способность, транспортные расходы выше из-за отдаленности объектов инфраструктуры. При этом очевидны и плюсы. Не нужно платить большую аренду за помещение, есть налоговые льготы, конкуренция ниже, чем в городе. У нас в планах показать все это на практике. Хотим создать в деревне первый бизнес-инкубатор. Подготовить помещения, а пустующие в нашей деревне есть, которые затем за минимальную аренду, чтобы только погашать затраты на содержание, сдавать предпринимателям. Уже несколько ИТ-компаний заинтересованы в таком предложении и готовы перенести свое дело в деревню. Как видите, в сельской местности можно развивать все: от кафе и агроусадеб до современных технологий. 

Наталья БОРИСОВЕЦ, borisovez@sb.by

Фото автора 


Если бы не перевозки, подался б в фермеры


У Эдуарда ГРИБОВСКОГО из деревни Боровка Верхнедвинского района два тягача DAF, к которым цепляется 30-тонная пищевая цистерна. Сейчас он возит молочные продукты из Беларуси в Россию. Интересно, что сам Эдуард себя бизнесменом не считает. Это определение, говорит, больше подходит людям, которые деньги делают. Для него же, коренного сельского жителя, грузоперевозки прежде всего — любимая работа и средство обеспечить достойную жизнь семье, в которой растут 10 (!) детей.

Эдуарду чуть за сорок. Водить автомобиль мечтал с детства. А ощущения, которые испытал, впервые сев за руль в третьем классе, помнит до сих пор:

— Отец работал водителем в районной «Сельхозхимии». Он меня ездить и научил. Еще мальчишкой понял, что моя работа обязательно будет связана с машинами.

В 1994-м Эдуард пришел из армии и устроился в компанию, которая занималась международными грузоперевозками. За 12 лет сменил несколько таких частных фирм, а когда скопил 30 тысяч долларов, купил свой первый тягач и оформил предпринимательство:

— Я никогда не любил долго сидеть на одном месте. Дорога — это моя страсть. Объездил всю Прибалтику, в Казахстане до Алма-Аты и Астаны добирался. Люблю свою работу. Даже несмотря на то, что порой неделями не бывал дома. Случалось, приезжал из одного рейса, переодевался и тут же уезжал в другой. Правда, сейчас, когда двое малышей родились (младшему Марку только полгода), я стараюсь чаще находиться дома. Нанял двух шоферов, которые ездят в рейсы, а сам больше занимаюсь организационными вопросами.

Года четыре назад Эдуард возил молоко со всей Витебской области на Верхнедвинский маслосырзавод. Была такая потребность. Однако в последнее время он в основном возит молочную сыворотку с белорусских перерабатывающих предприятий российским заказчикам:

— Сырье собираю и в Гродненской области, и на Витебщине и доставляю его российским партнерам. Они у меня от Брянска до Волгограда. Работа напряженная, ответственная. «Молочка» — продукт скоропортящийся, поэтому спешить нужно. Машины всегда в дороге. Было время, когда задумывался о расширении дела, кредит в банке хотел взять. Однако подсчитал, во что это обойдется, и не стал связываться. Проценты выходили просто космические!

У Эдуарда помощники подрастают. Даже дочки в рейсы просятся. Для них это, конечно, романтика, любопытство. Он брал их с собой, например, чтобы Москву посмотрели. Но бывает, что и они ему серьезно помогают. Иногда просит, чтобы с помощью компьютерной карты проложили маршрут и километраж подсчитали. Например, из Щучина в Белгород через Минск. А это уже для девочек своего рода работа над логистикой получается. И не случайно, наверное, Виталина сейчас поступает на «экономику» в Витебский политехнический колледж. 

Но самый большой помощник — старший Тимур. Ему 18, учится на автомеханика. Может и с ремонтом подсобить, и по хозяйству. 

А хозяйство у Грибовского — солидное. Кроме огорода у дома, участок земли почти в гектар имеется. На нем семья выращивает все: от овощей до картошки. А еще Эдуард разводит овец редкой эдильбаевской породы:

— Я их из России привез. Если бы не стал грузоперевозчиком, наверное, в фермеры подался б. Люблю работать на земле.

Возле двухэтажного дома, который Эдуард вместе с женой Диной построили своими руками, имеются качели, домик на курьих ножках, как в сказке. Колодец с традиционным белорусским высоченным журавлем. Мимо такой красоты не смогли пройти организаторы районного конкурса на лучшее благоустройство приусадебного участка среди молодых семей. Они решили, что Эдуард Грибовский заслуживает грамоты. 

Сергей ГОЛЕСНИК, svg-vt@mail.ru 


Трудностей бояться — лес не пилить 


О том, сколько в Могилевской области частных деревоперерабатывающих предприятий, а попросту говоря, лесопилок,  узнать не удалось. Не учитывают их отдельно ни в областном лесохозяйственном объединении, ни в отделах предпринимательства исполкомов. Тем более не представляется возможным оперативно посчитать, сколько из них закрылись за последние год-два. А то, что некая часть «отсеялась», не секрет.


В деревообрабатывающем цехе ОДО «Кличевагротехсервис». Фото Людмилы ПОДДУБСКОЙ

С одним из бывших владельцев удалось поговорить. На вопрос, почему свернул уже раскрученное дело, он ответил честно: трудностей испугался, слишком сложно стало работать, забот много, а прибыли мало. И некоторые другие бизнесмены средней руки по тем же причинам отказались вести дела, заморозив производство до лучших времен. А иные действительно не смогли свести концы с концами и разорились. Но большинство частных предпринимателей в этой сфере по-прежнему работает. И даже, как уточнил заместитель председателя Комитета экономики Могилевского облисполкома — начальник управления предпринимательства и внешней экономической деятельности Виктор Красовский, открывают новые частные предприятия деревообрабатывающего профиля:

— Дело это перспективное и всегда востребованное. Конечно, трудно лавировать предпринимателям в нынешней экономической ситуации с поисками рынков сбыта, созданием производств так называемой глубокой переработки. Но легкого предпринимательского хлеба сегодня не бывает, особенно в сфере производства. Местный рынок пиломатериалов уже перенасыщен, и теперь частники нацелились на экспорт товаров из древесины, многие стараются создавать производства замкнутого цикла. Предприниматели мобильнее и разворотливее крупных деревообрабатывающих предприятий, им легче перестроиться, организовать пусть небольшое, но востребованное рынком производство — не сырья, а товаров. 

Юрий Гринюк создал ОДО «Кличевагротехсервис»  и обрабатывает древесину более 20 лет. В месяц получается 500—600 кубометров круглого леса. 

— Возможно, я бы уже закрыл предприятие. Но у меня за спиной 100 обученных квалифицированных специалистов, которые могут выполнить работу любой сложности – это и ценят наши партнеры. Я не имею права их бросить. Сегодня частник покупает на биржевых торгах древесину на корню по баснословно дорогой цене  — по 600—800 тысяч за кубометр. Если прибавить к этому подорожавшую электроэнергию, себестоимость продукции получается равной ее рыночной цене. У меня на предприятии ни  одна щепка не пропадает, даже опилки используем для теплоснабжения ближайших жилых домов, но прибыли почти нет.

Виктор Селиванов открыл собственное деревообрабатывающее предприятие в деревне Сидоровичи Могилевского района 15 лет назад. В его УЧПП «Доверие» работают 18 человек — все местные. И треть всех заказов приходится на односельчан. Главный же партнер — предприятие, для которого в Сидоровичах производят поддоны. Месячной выручки в 120—130 миллионов рублей предпринимателю хватает не только для того, чтобы прокормить коллектив, но и, по возможности, оказать помощь социальной сфере.

— Хорошо можно работать, добрые дела делать, — говорит Виктор Селиванов. – Тот, кто хочет, всегда сумеет заработать деньги. Но вкладывать в дело надо все силы,  дружить с людьми, находить компромисс с местными властями. Сейчас в государстве не самая лучшая экономическая ситуация, поэтому откликаюсь на любые просьбы – и рад, что имею возможность помочь. Вот отремонтировал местную баню — односельчане довольны и благодарны. 

Диана ГАРАНИНОВА, gardiana@tut.by


Банкетный зал в коровнике? Кто бы мог подумать


Чем приглянулся шесть лет назад военному в отставке Билал Искандер оглы МИРЗОЕВУ выставленный на продажу бывший коровник на окраине Малориты, он и сейчас не знает. Скорее всего, ценой — всего в одну базовую величину. Он его и купил для семейного бизнеса. 


Огромное помещение в тысячу «квадратов» имело крайне непрезентабельный вид. Коровник он и есть коровник. Капитальный ремонт решили проводить в облегченном варианте, то есть в два этапа. Первая очередь — реконструкция правого крыла, где впоследствии разместили собственное швейное производство — на то время у Мирзоевых была фирма по пошиву одежды с двумя десятками специалистов в штате. Предприниматели признаются: оформить свой цех подтолкнула сильнейшая усталость от капризов арендодателей. 

Стены, окна, полы, потолки — во время ремонта все обновлялось. И через два года в бывшем коровнике начали рождаться оригинальные модели женских костюмов и стильные наряды для модниц. 

Но встал вопрос: что делать со второй частью здания?

— Идея организовать зал торжеств появилась неожиданно, — рассказывает директор ЧУП «Элис-прим» Билал Искандер оглы Мирзоев. — Хотели сделать что-то принципиально новое, поэтому рискнули предложить незнакомый для Малориты вид услуги, когда помещение заказывалось бы специально под мероприятие, а кухня, обслуживание, другие сопутствующие услуги клиент подбирал самостоятельно. 

Инна Мирзоева, супруга Билала, поддержала мысль, тем более что она, имея дизайнерское образование, могла воплощать самые смелые предложения по оформлению зала. В общем, в бывшем коровнике снова развернулись ремонтные работы. Конечно, пришлось брать кредиты.

Элегантный банкетный зал на 150 персон распахнул двери для первых посетителей чуть более двух лет назад. Семья Мирзоевых не прогадала: местному клиенту действительно пришлось по душе оптимизированное предложение по организации торжеств. В самом деле, заказывать зал и кейтеринг по отдельности получается значительно выгоднее по сравнению с ценниками в классической точке общественного питания. Во-первых, вы вправе ставить на столы те блюда, которые любите вы и ваши гости, а не то, что имеется в меню заведения. Во-вторых, вы не привязаны к режиму работы кафе или ресторана. В-третьих, цена: в среднем банкет в арендованном зале торжеств обходится на треть дешевле, чем в объекте общепита такого же класса. 

— За шесть лет из здания сельскохозяйственного назначения мы организовали многофункциональный административно-производственно-развлекательный комплекс, — подытоживает Инна Мирзоева, заместитель директора ЧУП «Элис-прим». — Чаще всего арендуют зал для свадеб, юбилеев, корпоративов.  

За два года работы банкетный зал наработал солидный авторитет. Желающих справить там торжество хоть отбавляй. Теперь, в середине лета, запись на аренду зала ведется на середину осени… 

Анна ПЕТРОЧЕНКО, hanna.petrachenka@yandex.ru

Фото автора


Успеть собрать и немедля сдать


В Свислочском районе сбором молока у населения раньше занимались сельхозпредприятия, но несколько лет назад руководство района отдало это дело в частные руки. 

Сергей Карасев обслуживает 12 деревень и полторы сотни сдатчиков. В первом полугодии он закупил  более 300 тонн молока. 

Идею взяться за этот вид сельского бизнеса подсмотрел у россиян и украинцев, которые начали заниматься им сразу же после распада Советского Союза. Для перерабатывающих предприятий в том большая выгода, поскольку все расходы по сбору и доставке брал на себя молокосборщик. А они немаленькие. У Сергея, например, работают два водителя и столько же лаборантов. Разработаны два маршрута, каждая машина  проезжает за день около 170 километров. 

Повышенные требования к продукции заставляют перерабатывающие предприятия ужесточать требования к сырью. Что уж тут говорить о молоке, закупаемом у населения, если даже не на всех современных животноводческих комплексах удается добиться желаемого  качества.

— На ферме молоко от коровы попадает в холодильник, пройдя лишь 20—30 метров по трубе. А для того чтобы оно дошло до меня, сначала надо вручную подоить, донести ведро из сарая до дома, процедить, охладить, — рассказывает Сергей.

Особо трудно летом, в июле у него уже случилось несколько возвратов. 

Правда, есть и некоторые успехи, вселяющие небольшой оптимизм: если всего две недели назад возвращали молоко из всех четырех зон, то накануне — только из трех. Прогресс наметился благодаря постоянной работе с людьми. Многие сдатчики делают выводы и тщательнее отбирают молоко для отправки его на завод. 

Но пока эта проблема не снята с повестки дня. Она неоднократно обсуждалась и в райсовете, и на планерках у председателя райисполкома. Предложено несколько вариантов, но их эффективность покажет только время. Как и то, приживется ли дело, подсмотренное Сергеем Карасевым у соседей в свислочских деревнях.

Геннадий ГИЛЬ, gennadijj-gil@rambler.ru 


Ваш шеврон, товарищ участковый


Вот уже более полутора десятка лет некогда разветвленную в Буда-Кошелевском районе сеть «бытовки» представляет единственное ЧУП «АрСта» в агрогородке Коммунар. 

Его хозяйка Ирина Клеменцева вспоминает, как сомневалась, стоит ли брать все в свои руки. Однако рискнула и не пожалела. Сегодня в «АрСте» работает несколько человек. Первое время оказывали все предусмотренные социальными стандартами услуги — ремонтировали обувь, ремонтировали и шили одежду, делали прически, занимались прокатом и т.д. Почти все это, кроме пошива, осталось до сих пор. 

Кроме «АрСта», в агрогородке работает и индивидуальный предприниматель Любовь Волкова. Она арендует комнату в сельсовете, где у нее размещена мастерская по ремонту и переделке швейных изделий. Женщина — мастер своего дела. Шьет с детства, соседи и знакомые заказывали у нее выпускные и свадебные платья. Работала в ателье, а шесть лет назад открыла свое дело. Правда, в последнее время все чаще обращаются к Любови Николаевне, чтобы переделать платья и пиджаки под фигуру, подложить брюки, юбки. Сшить костюм приходят в основном те, кому сложно подобрать вещи в магазинах. Но заказов у мастера все равно очень много, есть даже из Уваровичей, Семеновки, Особино, Узы, Блюдницы и других окрестных деревень. А недавно участковый милиционер из соседней деревни попросил подшить шевроны к его форме...

Наталья ВАКУЛИЧ, Nvakulich2016@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?