Пересаженное сердце в груди 10-летней пинчанки Даши Кирикович прижилось

Свое чужое сердце

После жизненно важной пересадки, которую провели хирурги РНПЦ «Кардиология», 10-летняя пинчанка Даша Кирикович обрела второе рождение

Это сейчас девочка бегает, прыгает, катается на велосипеде, самокате и учится лучше всех в классе. Еще 10 месяцев тому все было по-другому. Даша Кирикович несколько раз пережила остановку сердца, вплоть до появления судорог. Силы покидали, кардиограммы и холтеры показывали плачевные результаты, фракция выброса крови, за которую отвечает именно главный моторчик в груди, снизилась до предела. Тянуть было некуда. Требовалась срочная пересадка сердца, Даша стояла в листе ожидания, однако найти донора — дело не пяти минут. Зачастую на поиск уходит несколько лет, ведь нужно, чтобы пересаживаемый орган совпал по многим параметрам и без последствий прижился. В этом плане Даша оказалась счастливчиком, ей новое сердце нашли меньше чем за полтора месяца. И критический период, когда она принимала подавляющие иммунитет препараты, уже прошел. Моторчик стабилизировался в груди, стучит уверенно и размеренно, подарив девочке возможность наслаждаться окружающим миром.

Мама Елена с Дашей рассматривают свои работы по квиллингу.

ТОГДА, 7 июня 2019-го, наступил день икс, на раннее утро которого была назначена операция. Жизнь для мамы Елены и самой Даши разделилась словно на «до» и «после». Особо готовились к событию хирурги, ведь в Беларуси впервые планировалась пересадка сердца пациентке, которой всего 10 лет.

В то время как Елена волновалась, Даша чувствовала себя уверенно:

— Мама, не переживай, сделают мне эту несчастную операцию, все будет хорошо.

— А я плачу, но в палату со слезами зайти не могу. Дочь была совсем слабой, весила всего 30 килограммов. Чуть переест — начинало тошнить. Спасали белковые и жировые коктейли, помогая хоть как-то набрать вес перед операцией, — делится Елена. — В глубине души предчувствовала, что все будет хорошо. Однако так хотелось услышать, прочитать о положительном опыте белорусской медицины в этом плане. Как позже оказалось, уже были успешные примеры пересадки сердца у подростков, которые чуть старше Даши. Однако я об этом не знала. Отчасти поэтому не храню свою историю за семью печатями.

Елена Кирикович вспоминает, что согласиться на операцию было непросто, но выбора не оставалось. Пока Даша лежала в реанимации в детском кардиохирургическом центре, мама старалась постоянно находиться рядом, для этого перебралась на съемную квартиру в Минск, связь с дочерью поддерживала и по телефону. Очередной звонок ошарашил.

— Это не доченька, это завреанимацией, — услышала она на том конце провода. — У нас для вас есть новости. 

Нашелся донор? Так и вышло. В четыре утра 7 июня авиация доставила орган в РНПЦ «Кардиология», в шесть утра Даша лежала на операционном столе, а через четыре с половиной часа у нее в груди застучало новое здоровое сердце.

— Мое первое впечатление: сделали операцию или нет? Ничто не беспокоило, не болело. Лишь хотелось спать. В детском кардио­центре, где лечилась накануне, мне все рассказали, вплоть до того, где будут стоят какие трубочки, дренажи, катетер. Поэтому, проснувшись от наркоза, ничего неожиданного у себя не обнаружила, — говорит девочка.

— Вечером того же дня Даша мне позвонила и попросила питьевого йогурта. Голос был бодрый, — рассказывает Елена. — Но когда приехала и увидела ее, чуть сознание не потеряла: худющая — щеки и глаза впавшие, голова качается. Даша до сих пор меня подкалывает: пришла группа поддержки, да чуть в обморок не упала. Врачи попросили назавтра приготовить бульончик, а я думаю — какой бульончик, она ведь так слаба. На следующий день глазам не верю: сидит моя Дашка гвоздиком и говорит, что уже чай с бутербродом поела. 

ЧЕРЕЗ три дня девочку из реанимации перевели в отделение. И ровно в день ее рождения, 18 июня, были готовы важные анализы, которые определяли степень отторжения сердца. Случилось буквально чудо — показатель R1 у детей встречается редко, потому что подрастающий организм по сравнению со взрослым активнее борется с инородным органом. Но у Даши все получилось, на протяжении шести месяцев она принимала препараты, подавляющие иммунитет. Таблетки пила каждый час, для этого приходилось заводить будильник. Сейчас их количество уменьшилось до одной в день.

И главная задача, расставляет акценты мама, в тот период, как и теперь, — не заболеть. Даша не бывает в местах с большим скоплением народа, школьную программу изучает на дому. Ждет не дождется нового учебного года, когда в шестой класс пойдет вместе со сверстниками. Еще мечтает о художественной школе, а пока рисунки аккуратно выводит с помощью специальной программы на смартфоне. Заглядываю в дневник: там в основном девятки и десятки. Даша учится лучше всех в классе, где 19 мальчишек и 11 девчонок. Любимый урок математика, а легче всего даются пересказы и стихи наизусть. В будущем тоже подумывает спасать жизни четвероногим друзьям-животным, недаром хочет завести собаку. В больнице же с ней все время находился игрушечный пес Тузя, даже в реанимации — закрученный в целлофановый пакет.

— После операции даже прибавилось сил и активности. Прежде, когда в школе после уроков поднимала стульчик, казалось, он весит тонну, сейчас спокойно справляюсь одной рукой. Считаю день операции своим вторым днем рождения, — улыбается Даша. — Раньше тоже думала, что сердце повлияет на мой характер, но у него нет таких свойств. Оно словно мотор у машины. Хотя некоторые говорят, что я стала добрее. Но лично мне кажется, что просто повзрослела. Научилась больше ценить простые, элементарные вещи, например прогулки на улице. Все нужное для жизни у меня есть, единственная мечта — чтобы выросли волосы.

Да, с рождения на голове у Даши они не растут. На первых порах обращались к врачам, но на повестке жизни стала проблема важнее. В шесть лет девочка заболела пневмонией, и внезапно сердце увеличилось в размерах. Фракция выброса крови сначала снизилась наполовину, потом снова стала падать, пока не достигла критического уровня. Уже тогда, при первых звоночках болезни, врачи говорили, что скорее всего понадобится пересадка. Но Елена до последнего верила, что все обойдется медикаментами. Несколько лет кряду и правда фракция держалась довольно ровно, а за полтора месяца до операции снизилась до предела.

Зато сейчас Даша чувствует себя хорошо, прибавила 15 килограммов. Появилось гораздо больше активности, поэтому сидячий образ жизни за алмазной вышивкой или даже квиллингом, который вместе с мамой освоили в реанимации, не так забавен. Катается на самокате и велосипеде, каждый день при любой погоде гуляет на улице. За 10 месяцев так окрепла и повзрослела, что даже хирург Сергей Спиридонов, который оперировал девочку, едва ее узнал.

МАМУ с дочкой в непростой ситуации поддержало государство, выделило двухкомнатную квартиру в новостройке, полностью оплачивает лечебные препараты, которые первые полгода тянули на полторы тысячи рублей. Ежемесячно Елена получает 750 рублей социальных выплат.

Пообщавшись с семьей Кирикович, удивляешься их открытости и оптимизму, с которыми глядят в будущее.

— У меня нет выбора. Если вдруг загрущу, плохое настроение передается и Даше, поэтому всегда стараемся держаться на позитиве, — поворачивает на сковородке блинчики Елена. — Если честно, после операции ни одной панической атаки. Рук не опускаем и особо не зацикливаемся: день прожили — и слава богу!

Наряду с бытовыми хлопотами задумываются о духовном. Мол, спасены не просто так. Елена стала чаще ходить в церковь, поститься и причащаться. В день, когда дочке делали операцию, весь Кафедральный собор за нее молился. Матушка, которая регулярно мазала елеем деток из кардиохирургического центра, заметила, что Даши нет, и передала ее данные в святыню. Наведывалась Елена и к священнику-провидцу в Жодино, который благословил на операцию. И правда, все пазлы сложились: вовремя появился донор, совпала совместимость, да и сама трансплантация прошла успешно.

КОМПЕТЕНТНО

Сергей СПИРИДОНОВ, заместитель директора по хирургической помощи РНПЦ «Кардиология»:

— Действительно, подобного опыта, чтобы десятилетний ребенок находился в таком тяжелом состоянии, у нас прежде не было. К тому же детей сложнее оперировать, чем взрослых, в первую очередь технически — из-за маленьких размеров органа. В случае с Дашей быстро нашли донорское сердце, это большая удача, потому что органы подбираются по размеру, весу, иммунной системе, группе крови, проводится иммунологический тест на совместимость лейкоцитов донора и реципиента.

Девочка хорошо себя чувствует, занимается по учебной программе, скоро пойдет в школу. Это говорит о том, что операция прошла успешно. А тогда, до хирургического вмешательства, вставал вопрос между жизнью и смертью, вот и вся разница. Сейчас у нас в реанимации с похожей историей лежит 12-летний украинский мальчик, к которому подключили систему вспомогательного кровообращения. Состояние даже более тяжелое, чем когда-то у Даши, несколько дней вместо его сердца работала машина, поддерживающая жизнедеятельность.

basikirskaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter