Народная газета

Свобода без опасности

Где проходит грань между свободой и безопасностью

В нейтрализации современных угроз на первый план выходит работа на упреждение
Еще совсем недавно процветающий Запад воспринимался как оплот стабильности и безопасности. Такое положение вещей казалось незыблемым и естественным, как смена времен года. Ну кто еще лет десять назад мог спрогнозировать крупнейшую геополитическую катастрофу на Ближнем Востоке, последствия которой нынче приходится расхлебывать всем миром? Волны арабского цунами захлестнули ЕС и докатились даже до США. Проблема мигрантов, кризис еврозоны, брексит, растущие рейтинги правых политических партий, избрание Трампа, демарши антиглобалистов, — эти и другие события подтверждают сентенции политологов о том, что мы вступаем в эпоху, к которой, судя по всему, никто оказался не готов.

Фото Рейтер

Новая реальность выдвинула на первый план вопросы безопасности. Непривычно и даже немного жутко видеть на улицах некогда благопристойного Парижа или джентльменского Лондона автоматчиков в камуфляже вместо безмятежно разгуливающих туристов с фотоаппаратами. Иллюзии рассеялись, как туман над Темзой: даже в самых благополучных государствах люди уже не чувствуют себя стопроцентно защищенными. Взрывы в брюссельском аэропорту весной прошлого года, летний теракт в Ницце, где грузовик протаранил толпу людей, — всего за последние полтора года в Европе произошли десятки нападений, к которым так или иначе причастны радикальные исламисты и экстремисты. Редкая неделя обходится без сообщений из США об очередном вооруженном нападении на людей. Вот и в минувший уик-энд в Цинциннати произошла стрельба в ночном клубе, пострадали полтора десятка человек.

Впрочем, всевозможные террористы, камикадзе-одиночки и “снайперы” — это лишь одна сторона медали. Не меньшую угрозу общественной безопасности в странах Запада представляют несанкционированные массовые мероприятия. Кто знает, чем закончился бы юбилейный саммит Евросоюза в Риме, если бы не превентивные действия итальянских спецслужб по обезвреживанию наиболее агрессивных участников марша “Евростоп”. В тот день в центре итальянской столицы проходило сразу шесть крупных манифестаций — как противников, так и сторонников ЕС. Но у силовиков наибольшие опасения изначально вызывали представители крайне левых, которых поддерживает радикально настроенная молодежь. Всего было задержано более ста протестующих, и обыски подтвердили подозрения: глобалисты вовсе не собирались ограничиваться мирной демонстрацией и везли в древний город газовые маски, ножи, металлические прутья. Окажись этот “арсенал” в толпе, и жертв было бы не избежать. Представьте картинку: многочисленные, противостоящие друг другу группы людей, атмосфера накалена до предела, эмоции зашкаливают. При таких условиях малейшая провокация или стычка способна привести к большому социальному взрыву, в результате которого могли пострадать и случайные прохожие. Кто в таком случае вспоминал бы о демократии и правах граждан? Люди в первую очередь винили бы полицию, которая не смогла обеспечить их безопасность. Вот почему спецслужбы в разных странах все чаще действуют на упреждение. Потенциальных погромщиков или провокаторов стараются “вычислить” и нейтрализовать до начала несанкционированной акции.

Когда речь идет о национальной безопасности государства, о жизни и здоровье его граждан, бессмысленно и глупо бросаться в дискуссии о каком-то покушении на свободу и права человека. Тем не менее некоторые западные политики все же не преминули заявить о чрезмерном применении силы 25 марта в белорусской столице и неправомерном задержании активистов акции. Вот что на это ответил пресс-секретарь нашего МИД Дмитрий Мирончик:

— В условиях нарастания и расширения географии террористической угрозы властям важно быть особенно бдительными, действовать на упреждение, а не “разгребать” последствия. Именно такой урок мы извлекли из недавних террористических актов в Лондоне, Берлине, Париже, Брюсселе, Ницце. Именно этим руководствовались белорусские власти 25 марта. Главной задачей было обеспечить безопасность граждан и не допустить кровопролития, особенно с учетом имевшейся информации о готовившихся провокациях.

Право граждан на мирные собрания и свободное выражение мнения закреплено в Конституции и никем не оспаривается. Однако ключевое слово здесь — “мирные”. Увы, у оперативников и экспертов в сфере безопасности были все основания считать, что в стране готовились беспорядки. Когда в автомобиле, протаранившем пункт пропуска на госгранице, находят оружие,  в лесу обнаруживают схрон с гранатами и арматурой, когда к делу подключают анархистов, к месту мероприятия подвозят “коктейли Молотова”, а в толпе звучат провокационные призывы, сложно говорить о мирном характере демонстрации.

Есть здесь и еще один принципиальный момент. Шествие 25 марта по проспекту Независимости не было санкционировано властями, то есть, по сути, вышедшие на улицу манифестанты проигнорировали закон. В любой стране подобную самодеятельность полиция пресекает без лишних сантиментов, не стесняясь в выборе средств.

В ход идут слезоточивый газ, водометы, светошумовые гранаты, резиновые пули и прочие изыски техники. Кто-нибудь видел применение чего-нибудь подобного в Минске? Силовики сработали четко, профессионально, не допустив, как это часто бывает во Франции, Бельгии, США и других странах, массовых беспорядков и уличного беспредела. В Беларуси правоохранительные органы действовали эффективно и смогли обеспечить порядок и безопасность граждан. Разве надо кому-то еще объяснять, что при хаотичном движении людей (а несанкционированный митинг таковым и является) любой случайный фактор может сыграть роль фитиля? Да и вероятность совершения теракта в толпе гораздо выше. Так зачем же подменять понятия и смешивать свободу с вольницей?

Когда свобода возведена в абсолют, “хлещет” через край, она нередко бумерангом бьет по безопасности граждан. В тех же США, например, давно звучат призывы к федеральной власти ограничить оружейный беспредел в стране. Шутка ли, на руках у населения сегодня аж под 300 миллионов стволов, в среднем по одному на каждого жителя. Исторически эту одержимость можно понять: предки сегодняшних американцев осваивали огромный континент, вели борьбу за выживание — тогда без оружия нельзя было обойтись. Поддержание общественного порядка также являлось делом самих граждан — не было ни регулярной армии, ни полиции. Сейчас на дворе другие времена. Безопасность обеспечивают армия, национальная гвардия, полиция и еще десятка два силовых ведомств. Спать с кольтом под подушкой давно неактуально и небезопасно. Точно так же в ЕС многочисленные теракты, наплыв беженцев, информационные войны заставили многих политиков и рядовых граждан по-иному взглянуть на проблему свободы и безопасности, говорит политолог Алексей Беляев:

— Никому не хочется оказаться рядом с бомбой, быть застреленным или покалеченным. Право на жизнь, безопасность, охрану здоровья никто не отменял. Философы и политики в Европе еще в XVIII веке решили, что абсолютной свободы не бывает. Она имеет определенные ограничения и не должна нарушать свободу других. Поэтому выход на массовые акции, для того чтобы устроить провокацию, выпады против власти не имеют ничего общего со свободой. Это использование политтехнологий ради достижения каких-то грязных целей, попытка силовым путем сменить власть, надавить на нее. Но для этого существует такой институт как выборы. И там, во время избирательной кампании, надо показывать свою активность, доказывать свою состоятельность и пропагандировать свою точку зрения. Свобода, права человека требуют определенного уровня культуры и могут быть реализованы только там, где есть порядок и уважение к закону.

Полиция в разных странах все чаще действует на упреждение. Когда речь идет о национальной безопасности государства, о жизни и здоровье его граждан, бессмысленно и глупо бросаться в дискуссии о каком-то покушении на свободу и права человека.

konon@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости