Свидетельство рекордной пахоты и картина маслом...

В 1979 году директора Жлобинского комбикормового завода Иосифа ФЕДОСОВА пригласили в Москву, где за достижение рекордных производственных показателей вручили бронзовую медаль Выставки достижений народного хозяйства.

От рогачевской Веточки до далекой Японии, от Жлобина до Москвы — житель Жлобина Иосиф Федосов не посрамил отца, передового тракториста Городецкой МТС...

В 1979 году директора Жлобинского комбикормового завода Иосифа ФЕДОСОВА пригласили в Москву, где за достижение рекордных производственных показателей вручили бронзовую медаль Выставки достижений народного хозяйства.

По стопам отца

— Эта награда была для меня своеобразной связью времен. Дело в том, что сорока годами ранее участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки был мой отец, — вспоминает сейчас Иосиф Иванович. — До войны наша семья жила в деревне Веточка Рогачевского района. Отец, Иван Захарович, работал трактористом Городецкой МТС. В 1938 году на колесном тракторе мощностью 30 л.с. (с керосиновым двигателем и колесами со стальными ободьями и почвозацепами) он выработал 466 гектаров пахоты! По тем временам — великолепный показатель. За это достижение нашу фамилию занесли в Почетную книгу всесоюзной выставки! В семье до сих пор хранится врученное отцу Свидетельство с изображениями сразу двух вождей — Ленина и Сталина.

«Беги, сынок!»

...Когда грянула война, Иосифу не было и четырнадцати лет. Отец ушел на фронт, а его вместе с оставшимися в деревне стариками и подростками зачислили в истребительный батальон, спешно организованный сельисполкомом. Вооружили всего несколькими винтовками. Только вместо ожидаемых парашютистов и лазутчиков в село пришла немецкая регулярная часть, а власть фактически перешла к полицаям.

— На каждую деревню была разнарядка на трудовую повинность. Меня как сына передовика и сельского активиста полицаи постоянно притесняли, старались дать самую трудную работу, — говорит собеседник. — Взрослые и мы, дети, ручными пилами и топорами заготавливали лес и на лошадях отвозили его в Рогачев. Оттуда его гнали в Германию.

Ранее по Друти, с ее быстрым течением, плотами сплавляли лес. И на дне реки было немало затонувших бревен. Однажды по осени, уже брался лед, нас, десятка три пацанов, под охраной полицаев пригнали к реке и разместили в большой избе. Приказали с помощью цепей и лошадей вытаскивать из воды бревна. Работали по пояс в ледяной воде, и я сильно заболел. Решил бежать, и это мне удалось. Мать потом выходила…

Судьба еще не раз уводила его от беды. Как-то партизаны перехватили на мосту у местной речушки Ржавка группу немцев. Одному из них удалось скрыться. В тот же день вечером в деревню на двух машинах прибыл отряд карателей. Мать успела шепнуть Иосифу: «Беги, сынок!» Пока сын укрывался в соседнем леске, сама осталась с дочерьми в хате. Фашисты согнали всех сельчан в самый большой дом и стали заколачивать досками. Но поджечь не успели. Неожиданно подъехал офицер, операцию свернули...

...И все же уцелеть Веточке не удалось. В ноябре 1943 года фашисты, отступая под натиском армии генерала Горбатова, отобрали у сельчан скот, а деревню подожгли.

«Эх, дорожка фронтовая…»

— Шел 1944 год. Я уже вступил в комсомол и как допризывник нес службу по охране военкомата, райкома партии, — продолжает свой рассказ Иосиф Федосов. — Отец пропал без вести, и мне хотелось быстрее пойти на войну. Помог в этом родной брат матери: он, в звании подполковника, воевал на II Украинском фронте. Будучи в командировке в Москве, узнал, что наши края уже освободили — и приехал в гости. Вместе мы отправились в военкомат, где быстро уладили все формальности, и я добровольцем отправился на фронт.

16-летнего солдата сначала направили на месячные курсы шоферов, а затем на службу в 14-ю автоколонну Управления военно-восстановительных работ II Украинского фронта.

— Я не попал на передовую, но наша служба была не менее важной, — замечает Иосиф Иванович. — Потому что, отступая, гитлеровцы взрывали мосты, минировали дороги, препятствуя продвижению наших войск. Вот мы и восстанавливали транспортные коммуникации.

В нашей части были различные автомобили, преимущественно американские, переданные Союзу по ленд-лизу на условиях возврата. Я получил «студебеккер» — длиннобазный, трехосный грузовик с шестицилиндровым карбюраторным двигателем жидкостного охлаждения. Эта машина была любимицей фронтовых водителей, потому что имела запас хода в 390 километров и развивала скорость до 70 километров в час. На ней я отслужил всю войну.

...Со своей частью он восстанавливал дороги Молдавии, Румынии, Чехословакии, Венгрии. Великую Победу встретил в Австрии. В Прикарпатье его грузовик едва не разлетелся на куски, подорвавшись на заложенной взрывчатке. А в мае 1945-го и сам чуть не погиб, когда в Австрии на него из засады набросился здоровенный гитлеровец... Выручили бойцы, поспешившие на помощь.

В том же 1945-м их часть со всей техникой срочно погрузили на железнодорожные платформы и повезли в далекую Японию. На подъезде к озеру Байкал из-за ошибки стрелочницы состав на полном ходу столкнулся со стоявшим на встречном «курсе» товарняком. От чудовищного удара вагоны с людьми, вооружением, продовольствием и техникой разметало на десятки метров. Многие погибли. А Иосифу вновь повезло: вагон, где он был, на платформе устоял. Лишь через десять дней вновь сформированный состав отправился в путь. Воевать, правда, не пришлось: Япония вскоре капитулировала.

Увещевал, спорил, доказывал...

Демобилизовавшись, Иосиф поступил в Гомельскую трехгодичную школу машинистов паровозов. Затем по направлению отбыл в Великие Луки, а со временем перевелся поближе к дому — в Жлобинское локомотивное депо. Работе на железной дороге он посвятил тринадцать лет. Будучи машинистом, заочно учился в Ленинградском институте железнодорожного транспорта.

Дипломированного специалиста в Жлобине заметили — направили на работу начальником цеха нового для города предприятия — завода капитального ремонта строительных и дорожных машин. Молодой, энергичный руководитель быстро завоевал авторитет, доверие у людей. Не случайно, когда местная власть определялась с кандидатурой директора строящегося комбикормового завода, выбор пал именно на Федосова.

Строительство крупного на тот период предприятия велось с 1967-го по 1970 год. И буквально каждый день Федосов встречался с рабочими и специалистами генподрядной организации — Светлогорского стройтреста № 20. Как представитель заказчика следил за ходом работ, добивался устранения брака, качественной наладки устанавливаемого оборудования. Увещевал, спорил, доказывал... Усилия директора дали свои плоды: завод быстро вышел на проектную мощность, выдавал до 200 тонн комбикорма в сутки. Но этого инициативному руководителю было мало. В поисках новых технологий, передового опыта он объехал ряд подобных производств Беларуси, России и Украины. Многое из того, что увидел, внедрил. И в 1973 году при трехсменной работе завод вышел на новый показатель — 350 тонн продукции. Она шла нарасхват. Километровые очереди из машин выстраивались у ворот завода!

В те годы его коллектив стабильно «ходил» в передовиках. Колонна завода традиционно открывала все праздничные демонстрации трудящихся на центральной площади Жлобина. Трижды предприятию вручалось переходящее Красное знамя ЦК КПСС, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Была и престижная награда республики — Почетная грамота Верховного Совета БССР. А директор Иосиф Федосов входил в состав райкома и Гомельского обкома КПБ, избирался членом бюро райкома партии. И, конечно же, награждался. К ордену Отечественной войны II степени добавились орден «Знак Почета», медали...

«Иду по городу — вижу, какой-то человек несет мой портрет...»

В годы перестройки идеологические атрибуты стали потихоньку исчезать. Подверглась демонтажу и районная аллея трудовой славы с портретами передовиков социалистического соревнования.

— Как-то иду по городу, — вспоминает Иосиф Иванович, — вижу, какой-то человек несет мой портрет. Остановил, порасспросил и... уговорил его отдать «живопись» мне.

Этот портрет, написанный маслом, висит сейчас на почетном месте в доме Федосовых. Супруга Иосифа Ивановича — Любовь Петровна — его землячка, родом из соседней деревни Высокое. Работала звеньевой по выращиванию кок-сагыза, и ее имя тоже в свое время гремело. В августе 2013-го справят 60-летие семейной жизни! Позади нелегкие, но счастливые годы. Вместе ведь вырастили двоих сыновей — Леонида и Геннадия. Оба получили высшее образование, успешно трудятся. А главное — у бабушки с дедушкой теперь есть внуки и правнуки.

В 85 — лихо рулит!

Несмотря на уважаемый возраст, ветерану Федосову спокойная жизнь не по нраву. Он по-прежнему трудится — сидеть сложа руки не привык. Присматривает за садом, помогает супруге выращивать овощи. И первую, еще армейскую, профессию не забывает — в свои 85 лихо водит машину!

...А еще активно участвует в общественной жизни района. Кавалеру двадцати трех (!) боевых и трудовых наград есть о чем рассказать молодежи. Он проводит уроки мужества в местном музее, вручает юным землякам паспорта. Как член Жлобинского райсовета ветеранов навещает бывших фронтовиков и партизан, регулярно участвует в проводимых массовых мероприятиях. Убежден: и трагичные, и славные страницы нашего прошлого не должны быть забыты!

Михаил КОЗЛОВ

Фото Николая СЕМЕНЦА и из семейного архива Иосифа ФЕДОСОВА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?