Свидетельский детектив: неожиданные повороты

Продолжаем тему, начатую в статье «Свидетели и… свидетели»

Продолжаем тему, начатую в статье «Свидетели и… свидетели», которая была опубликована в спецвыпуске «Юридической газеты»

Помогла изобличить преступника-милиционера

Если у общества утрачено понятие греха и стыда, то порядок в нем, подметили умные люди, может поддерживать только полицейский (милиционер). Но органы внутренних дел как часть общества болеют теми же болезнями, которыми болеет общество. Они стремятся искоренить эту болезнь, но это возможно только тогда, когда мы искореним все болезни в обществе. Насколько здесь все связано и переплетено, можно судить по событиям, о которых пойдет речь ниже.

Не секрет, что некоторые молодые люди идут служить в милицию, чтобы чувствовать свою власть над обычными гражданами. От этого они получают удовольствие. Власть для них своеобразный наркотик, и слезть с этой «иглы» они не в силах. Зачастую чем более низкую должность имеет человек в погонах, тем больше у него проявляется потребность обозначать эту свою небольшую власть над другими.

Именно такие наклонности проявились и у милиционера полка патрульно-постовой службы милиции УВД Брестского облисполкома Ивана Яромича. Произошло это при таких обстоятельствах. Вместе с напарником Вабищевичем выехал Яромич по вызову июльским днем на пинскую улицу Первомайскую, 60. На лестничной клетке этого дома, будучи в изрядном подпитии, мелкое хулиганство совершил Вадим Кондрацкий, о чем и сообщила в милицию гражданка М. Семагина.

Милиционеры, не церемонясь, надели хулигану наручники, уложили на пол машины, на которой приехали. Вскоре на машине «скорой помощи» должны были приехать медики, чтобы зафиксировать опьянение дебошира. Тот лежал на полу в машине и возмущался таким нелюбезным к себе отношением со стороны стражей порядка. Это не понравилось Яромичу. Он начал вразумлять строптивца. Вначале поднимал задержанного при помощи наручников. Затем, как позже установит следствие, огрел Кондрацкого дубинкой. Кроме того, нанес ему не менее трех ударов ногами.

Телесные повреждения у Кондрацкого сразу не проявились. Но когда его доставили в ГОВД, ему стало плохо. Милиционеры, поняв, что задержанный не притворяется, выпроводили его из отдела.

В. Кондрацкий прошел около полукилометра по пинским улицам и упал. Потерял сознание. Сотрудники департамента «Охрана» не оставили этот факт без внимания. Вызвали «скорую», она доставила Кондрацкого в больницу. Здесь ему сразу же сделали операцию, так как выяснилось, что у него, говоря просторечным языком, «отбита» печень и поврежден желчный пузырь. Врачи спасли пострадавшего, но он, естественно, остался инвалидом.

Старший следователь прокуратуры г. Пинска Алексей Вечерко оказался перед непростым выбором. На слово верить ранее судимому В. Кондрацкому, оказавшемуся в роли пострадавшего, он не мог, хотя интуитивно чувствовал, что тот правдиво излагает свою версию случившегося. Жители дома не хотели вспоминать давние июльские события, связанные с задержанием сотрудниками милиции их не самого законопослушного соседа. Поквартирный обход дома и опрос жильцов желаемого результата не дали. Тем не менее Алексей Николаевич руки не опускал, продолжал терпеливо искать очевидцев случившегося. И добился своего: нашлась очень ценная свидетельница. Немолодая женщина Александра Николаевна Брундукова в отличие от других соседей, которые предпочитали говорить о случившемся на кухнях и в коридорах, не для протокола (опасались идти против милиции), не стала юлить и отговариваться. Рассказала обо всем, что видела: как бросили стражи порядка Вадима Кондрацкого в милицейскую машину, как затем автомобиль раскачивался, когда Яромич его вразумлял. Свидетельница оказалась достаточно последовательной и при проведении очной ставки с милиционером, ставшим вначале подозреваемым, а потом и обвиняемым. Все сомнения развеялись, когда Алексей Вечерко провел следственный эксперимент.

Уголовное дело, возбужденное в отношении милиционера, было успешно расследовано и направлено в суд. И. Яромич признан виновным в превышении власти и служебных полномочий, сопряженных с применением насилия, и в умышленном причинении тяжких телесных повреждений.

По совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно к отбытию И. Яромичу назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима. Кроме того, он лишен права занимать любые должности в органах внутренних дел сроком на 4 года.

Милиционер, ставший к тому времени бывшим, приговор суда обжаловал в кассационном порядке. Но судебная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда вынесенный приговор оставила без изменения.

После этого я беседовал со старшим следователем прокуратуры г. Пинска Алексеем Вечерко. Он откровенно признался: не появись у следствия такой последовательной, достаточно мужественной и граждански зрелой свидетельницы, как Александра Николаевна Брундукова, вполне возможно, зло и его носителя в милицейских погонах не удалось бы наказать посредством уголовного преследования. Такова цена свидетельских показаний: есть они — уходит дело в суд и выносится обвинительный приговор, нет — пиши: напрасными были усилия по расследованию деяний, по которым в соответствии с уголовным законом предусматривается достаточно серьезное наказание.

Согласен с Алексеем Вечерко: такие свидетели, как Александра Брундукова, — это мечта следователя. А какими для него являются свидетели типа Виктории Пронюк?

Что подтолкнуло к переосмыслению

Виктория Викторовна недавно позвонила в редакцию, и я сразу узнал ее взволнованный голос. Именно она пару месяцев назад передала по факсу коллективное письмо с заголовком-призывом «Остановите беззаконие!», под которым в числе четырех других стояла и подпись В. Пронюк. В письме утверждалось, что работники прокуратуры г. Пинска сделали монтаж видеозаписи DVD-диска, находящегося в деле.

Обеспокоены этим фактом пятеро пинчан оказались потому, что от него во многом зависела их дальнейшая судьба. Все произошло 13 октября 2008 года. В этот день Светлана Рыбчинская в баре «Аэлита» отмечала свой день рождения. За общим столом вместе с родными и близкими именинницы была и ее сослуживица по работе Виктория Пронюк. Во время застолья представители двух разных компаний, оказавшихся в этот вечер в баре, стали выяснять отношения при помощи кулаков. Все это было зафиксировано на видеозаписи, которая велась в баре. Она помогла следствию в деталях восстановить то, что предшествовало драке и произошло в ее ходе. Светлана Рыбчинская безуспешно пыталась выдать себя за пострадавшую. Но следствие разобралось, что к чему, и привлекло к уголовной ответственности ее сына Андрея и его друга С. Колтуна. Тогда под руководством С. Рыбчинской четверо свидетелей начали действовать. Чтобы увести двух парней от перспективы сесть на скамью обвиняемых, они дали заведомо ложные показания. А когда их самих за это привлекли к уголовной ответственности, обвиняемые направили в различные инстанции, в том числе и Президенту, письма с сигналом «SOS».

Во время командировки в Пинск несложно было разобраться в ситуации и установить, что «свидетели», мягко говоря, лукавят и наводят напраслину на старшего следователя прокуратуры города Алексея Вечерко, который к материалам уголовного дела в качестве веского доказательства приобщил тот самый DVD-диск с записью вечеринки и сопровождавших ее криминальных событий. Обо всем этом и рассказывалось в статье «Свидетели и… свидетели».

И вот недавно я получил по факсу новое лаконичное письмо. От той самой Виктории Пронюк, которую уже упоминал. Оно короткое, поэтому приведу его полностью.

«В связи с проведенным судебным расследованием хочу заявить следующее. Продемонстрированная в судебном заседании видеозапись тех событий, которые произошли 13 октября 2008 года, является достоверной. Данная видеозапись в свое время была предоставлена мне для просмотра с интервалом в один год. Причем один раз не полностью, а отдельными эпизодами и не в хронологической последовательности. Второй раз запись была более продолжительной по времени. Поэтому у меня и возникли сомнения в ее подлинности. Сейчас я заявляю, что запись достоверная, и нет оснований для проведения каких-либо экспертиз».

Я побеседовал с Викторией Викторовной (письма по факсу ей показалось мало, и она привезла оригинал лично в редакцию). На сей раз она однозначно утверждала, что следствие и суд правильно разрулили ситуацию.

Что же, такая позиция, признание своей вины заслуживают уважения и снисхождения. После этого надо ли корить слишком строго человека, который, движимый желанием помочь знакомым, уберечь их от суда, покривил душой, написал неправду? Кстати, свою оценку действиям свидетелей, давших заведомо ложные показания, дал и суд. Трое из них осуждены к штрафам, а В. Шульгич к одному году ограничения свободы без направления в исправительные учреждения открытого типа. Последним рассматривалось уголовное дело в отношении С. Рыбчинской. Суд приговорил ее к штрафу в 7 млн. рублей.

Ответственность за дачу ложных показаний

Не случайно Генеральный прокурор Беларуси Григорий Василевич обратил внимание на то, что многие оправдательные приговоры, а также перепредъявление обвинения обусловлены изменением свидетелями своих показаний в суде по сравнению с теми, которые были даны в ходе предварительного следствия. Иногда эти лица ссылаются на принуждение их к даче показаний, добросовестное заблуждение, которое «рассеялось» только в суде. Во всех случаях нарушения прав свидетелей надо тщательно разбираться. При этом следует иметь в виду и их ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Такие примеры привлечения к ответственности являются достаточно редкими, практику здесь, считает Генеральный прокурор, надо менять. Свидетель обязан правдиво сообщать все известное ему по делу и отвечать на поставленные вопросы. Если свидетель меняет свои показания в суде, он нарушает (либо ранее нарушал) возложенную на него обязанность давать правдивые показания. Понесенные по уголовному делу процессуальные издержки должны возмещаться за счет виновных лиц (свидетеля, а если он был принужден к даче показаний, то за счет соответствующего должностного лица, вину которого нужно установить). Размер имущественной ответственности свидетелей зависит от наступивших последствий.

Надо отметить до конца последовательную позицию прокуратуры г. Пинска при распутывании многочисленных правовых узлов, завязавшихся в ходе свидетельского детектива, о котором поведала газета. Она действовала в духе требований Генерального прокурора. Прокуратура и суд в итоге преподали урок тем, кто вольно или невольно решил: закон — что дышло, куда повернешь, туда и вышло. Воспользовавшись своими свидетельскими полномочиями и правами, группа людей попыталась его повернуть отнюдь не на правовую дорогу. Что из этого вышло, вы, уважаемые читатели, уже знаете. Думается, после этого наши герои десятому закажут, чтобы не говорили и не писали неправду, давая свидетельские показания следствию и суду. Хотелось бы, чтобы больше не происходили ни в столице Полесья, ни в других городах и весях свидетельские детективы наподобие того, о котором шла речь в двух публикациях. Слишком большими нравственно-правовыми и иными издержками они чреваты.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...