Свидетели и «свидетели»

Как свидетели по делу о драке пытались опровергнуть DVD-диск

Одни помогали устанавливать истину, другие – прятать ее в словесных нагромождениях

«Нарисовали» на видеозаписи...

Это письмо редакция получила вначале по факсу, а затем, как говорится, живьем. Помимо редакции оно было адресовано Президенту Беларуси А. Лукашенко и Генеральному прокурору Г. Василевичу. Его заголовок взывал: «Остановите беззаконие!». Письмо оказалось достаточно коротким. Поэтому приведу его целиком.

«Работники прокуратуры г. Пинска сделали монтаж видеозаписи DVD-диска, находящегося в деле. Многие кадры вырезаны, другие — просто дорисованы. Свидетельские показания не берутся в расчет.

И на основании этой фальшивки нас привлекают к уголовной ответственности. Нам смеются в лицо. Говорят, что никто нас не услышит и во всех жалобах и ходатайствах нам будет отказано. Просьба взять дело под свой контроль, изъять DVD-диск по делу и провести независимую экспертизу видеозаписи».

Под письмом пять подписей. Первый подписант — С. Рыбчинская — потерпевшая, свидетель. Остальные — Л. Масич, В. Шульгич, В. Пронюк, Г. Игнатович — просто свидетели.

Чтобы проверить этот сигнал о беззаконии, отправляюсь в командировку в г. Пинск. На месте после всех разбирательств вырисовывается весьма неожиданная картина. Но обо всем по порядку.

В баре «Аэлита», расположенном в г. Пинске по ул. Железнодорожной, 27, Светлана Рыбчинская 13 октября прошлого года отмечала свой день рождения. Помимо 23-летнего сына Андрея и его товарища Сергея Колтуна (оба парня вместе работали монтажником и дорожным рабочим в местном УМСР-36) были и другие друзья-приятели. Завершилось это застолье далеко не благополучно — дракой и последующими разбирательствами правоохранительных органов. При этом показания свидетелей разделились кардинальным образом: часть их утверждала одно, а вторая часть – совсем противоположное. В такой ситуации важным доказательством стал тот самый DVD-диск с видеозаписью событий, произошедших в баре «Аэлита» вечером в понедельник 13 октября прошлого года. Надо сказать спасибо администрации ЧУП «Аэлита-Комплекс», которая нашла возможность установить в баре камеры видеонаблюдения на предмет фиксации спорных моментов в заведении, где не всегда собираются спокойные и законопослушные посетители. Вот и в данном случае видеозапись очень пригодилась, когда возник конфликт между двумя компаниями, отдыхающими в баре.

Директора ЧУП «Аэлита-Комплекс» С. Исакович суд Пинского района и г. Пинска, когда разбирался в перипетиях того, что случилось 13 октября прошлого года, допросил в качестве свидетеля. Она сообщила, что вся информация с камер видеонаблюдения, установленных в баре «Аэлита», записывается на компьютер и хранится десять дней, после чего происходит ее автоматическое стирание и наложение новой записи. Камеры включаются в 17 часов каждый день и работают до закрытия бара. Ночью 13 октября, когда произошла потасовка, директора частного унитарного предприятия разбудили сотрудники милиции. С. Исакович приехала в бар и вместе с сотрудниками просматривала запись. Данная информация впоследствии была изъята сотрудниками милиции посредством записи на флеш-карту. Оригинал видеозаписи невозможно было изъять, так как через десять дней на старую запись накладывается новая и старая стирается. С. Исакович после просмотра DVD-диска подтвердила, что именно эта запись была изъята из ее компьютера и каких-либо фальсификаций она на ней не заметила.

Как отметил в комментарии «Юридической газете» государственный обвинитель по данному уголовному делу, старший помощник прокурора г. Пинска Александр Карлюк, суд неоднократно предлагал обвиняемым и защите провести экспертизу записи, но они от нее отказались. И в то же время продолжали утверждать, что вроде бы на записи все правильно, но на самом деле кого-то там не было. Получалось, что «дорисовали», если пользоваться словечком, которое употребляется в письме в редакцию. Если бы правоохранители привлекли для этого профессионалов с фабрики грез, возможно, у них и могла получиться такая «дорисовка» — когда человека на пленке заставляют совершить то, чего он не делал. Но у пинских правоохранителей, естественно, таких возможностей не было. Да и ради чего им надо было идти на подлог? Не было никаких веских оснований для этого. В результате суд признал видеозапись, о которой идет речь, относимым, допустимым и достоверным доказательством.

На видеозаписи от 13 октября прошлого года видно, что поначалу никаких конфликтов между двумя компаниями, собравшимися в баре, не происходило. Также на видеозаписи зафиксировано, как И. Потапчук, отходя от своего столика, позвал сидящих покурить и направился к выходу из бара. Через некоторое время он вернулся к своему столику. К нему подошел С. Колтун для разговора, однако его остановила Л. Масич. Затем к столику подошла С. Рыбчинская и начала возбужденно выяснять отношения с компанией И. Потапчука. Камера отчетливо фиксирует, как А.Рыбчинский обошел столик и первым стал наносить удары по И. Потапчуку. Сзади. Совершенно неожиданно для Ивана: он в тот момент звонил по мобильному телефону. В это время мать Андрея С. Рыбчинская стала тянуть его противника на себя, схватив руками за куртку сзади в области спины, вытягивая из-за стола. Дальше к избиению Ивана подключился и С. Колтун. Он начал ногами наносить удары по Потапчуку, удерживаемому Светланой Рыбчинской. В свою очередь Потапчук, обороняясь от нападения Рыбчинского и Колтуна, а также освобождаясь от захвата С. Рыбчинской, удерживающей его, нанес несколько ударов ей в область головы. Колтун и Рыбчинский в это время продолжили избиение своей жертвы. Н. Симончук попыталась пресечь хулиганские действия Андрея, который вел себя особенно дерзко и вызывающе. Девушка сдерживала его руками, в результате Рыбчинский нанес ей не менее 7 ударов кулаками по различным частям тела.

После некоторой передышки драка продолжилась, что также зафиксировала видеокамера. Потапчук с конца зала подошел к своему столику. В это время к нему подскочил неугомонный А. Рыбчинский, у которого энергия и сила по-прежнему били через край, и снова стал избивать недруга. Вскоре к «бою без правил» подключился и С. Колтун. Дерущиеся вновь переместились в конец бара. В разгар драки в бар вошли сотрудники милиции и задержали А. Рыбчинского…

Вызвал стражей порядка бармен. Причем сделал это, когда драка разгорелась вовсю. До этого к нему подходил Иван Потапчук, обеспокоенный поведением представителей другой компании, отдыхающей в «Аэлите», однако бармен не увидел оснований для вызова милиции. Нажал на тревожную кнопку лишь тогда, когда к нему подошла Н. Симончук и заявила, что ее ударили в лицо.

Наряд Пинского отдела Департамента охраны прибыл в «Аэлиту» в течение нескольких минут и увидел такую картину: Андрей Рыбчинский стоял около барной стойки, держал в руках столовый нож и кричал «Всех порежу!». Милиционер Е. Булук потребовал от хулигана бросить нож. Тот на команду не отреагировал. Пришлось стражам порядка для остраcтки применить резиновую дубинку.

Милиционеры предложили всем отдыхающим занять на свои места. Симончук сразу указала на А. Рыбчинского и сообщила, что он ударил ее по лицу. При этом у нее на лице действительно было покраснение. Бармен пояснил милицейскому наряду, что возникла словесная ссора, которая переросла в драку. Е. Булук вызвал опергруппу и следователя.

Как нашлась «пострадавшая»

При задержании Рыбчинский вел себя нагло, развязно, а находившиеся в баре две женщины угрожали стражам порядка увольнением, проявляли агрессивность. При этом они, по словам милиционеров, выглядели вполне нормально, никого без сознания в баре стражи порядка не видели. Работники бара в отличие от некоторых свидетелей тоже ничего подобного не видели, никто им не жаловался на то, что его избили.

Между тем «пострадавшая» впоследствии нашлась. Ею оказалась именинница Светлана Рыбчинская.

В подтверждение факта избиения Светлана Васильевна представила редакции выписку из медицинской карты и копию листка о нетрудоспособности. В первом документе (в нем часть изложенной информации была почему-то перечеркнута) утверждается, что старший кассир РУП «Центральное агентство воздушных сообщений» Светлана Рыбчинская была избита, получила легкую закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга. Имела кровоподтеки лица, верхних и нижних конечностей. Находилась на лечении в стационаре нейрохирургии с 16 по 27 октября прошлого года. Естественно, возникает вопрос: почему не сразу, а только через три дня после случившегося женщина, которая называет себя потерпевшей, оказалась на больничной койке? Кроме того, Светлана Рыбчинская и Людмила Масич писали заявления о привлечении Ивана Потапчука к уголовной ответственности, но впоследствии были вынесены вполне аргументированные постановления об отказе в этом.

А вот у правоохранителей и суда, несмотря на то, что свидетели из компании, праздновавшей день рождения Светланы Рыбчинской, грудью встали на защиту именинницы и ее сына, появились все основания для уголовного преследования Андрея и его друга Сергея Колтуна.

Просмотрев в судебном заседании вещественное доказательство — DVD-диск с записью камеры видео-наблюдения бара «Аэлита», суд пришел к выводу, что информация, записанная на нем, полностью соответствует той, что получена в ходе осмотра флеш-карты от 8 декабря 2008 г. Изображение на данной видеозаписи отчетливое, цветное. Информация разбита на файлы, поименованные в хронологическом порядке, каждый файл фиксирует временной отрезок в пять минут. При этом начало предыдущего файла является продолжением последующего, т. е. никаких перерывов в изображении не имеется. В ходе просмотра данного диска основные действующие лица опознали себя на видеозаписи. Кроме того, ход конфликта, показанный на диске, практически полностью совпадает с показаниями потерпевших И. Потапчука, Н. Симончук, свидетелей В. Толшина, О. Марчук, К. Сильченко, Е. Балука, В. Куделича, С. Исакович, И. Гришко. Суд пришел к выводу, что доводы обвиняемых и защиты о фальсификации данной видеозаписи являются надуманными, так как, указав на то, что отдельные кадры на видеозаписи отсутствуют, а в некоторых местах сделан монтаж, причем именно в местах нанесения обвиняемыми ударов потерпевшим, сторона защиты отказалась от проведения экспертизы подлинности данной видеозаписи и не представила каких-либо доказательств в обоснование своих доводов. На видеозаписи отчетливо видно, что С. Рыбчинская не лежала на полу без сознания, а являлась активной участницей конфликта. Что И. Потапчук был избит А. Рыбчинским и С. Колтуном беспричинно, из хулиганских побуждений. А Н. Симончук пострадала от сына именинницы в связи с тем, что пыталась пресечь его хулиганские действия.

Их урок - другим наука…

Показания свидетелей Л. Масич, Г. Игнатовича, В. Шульгича, В. Пронюк, С. Рыбчинской, А.Колтуна (в основном все они и подпишутся впоследствии под письмом в редакцию газеты) и свидетеля А. Павловца суд в итоге, так же как и показания обвиняемых, нашел противоречивыми, не совпадающими с показаниями, данными на стадии досудебного производства, от которых они отказались в судебном заседании без достаточно убедительных оснований. Данные свидетели, подчеркивается в приговоре, неоднократно меняли свои показания на стадии досудебного производства. Их показания опровергаются последовательными и непротиворечивыми показаниями потерпевших И. Потапчука, Н. Симончук, свидетелей В. Толшина, О. Марчук, К. Сильченко, Е. Балука, В. Куделича, С. Исакович, И. Гришко, свидетеля О. Князькова, материалами дела и полностью противоречат видеозаписи камер внутреннего наблюдения. Поэтому их показания суд признал ложными и недостоверными. Причины дачи свидетелями ложных показаний судом не названы. Однако им установлено, что все указанные свидетели являются либо родственниками, либо друзьями обвиняемых, в связи с чем суд полагает, что показания даны из чувства ложного товарищества с целью избежания обвиняемыми уголовной ответственности за совершение преступления, уменьшения степени общественной опасности содеянного.

Поэтому суд Пинского района и г. Пинска А. Рыбчинского признал виновным в злостном хулиганстве, совершенном группой лиц, с применением насилия, связанном с сопротивлением лицу, пресекающему хулиганские действия. Он осужден на два с половиной года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа. Такое же наказание получил и С. Колтун, ранее уже привлекавшийся к уголовной ответственности за другое прегрешение. До вынесения приговора Рыбчинский провел пять месяцев под стражей, и это было зачтено в срок отбывания наказания. Приговор в отношении его судебная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда оставила без изменения, а жалобы защитника — без удовлетворения. При этом на основании ст. 3 Закона от 05.05.2009 № 11-З «Об амнистии в связи с 65-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков» коллегия освободила Рыбчинского от назначенного наказания в виде ограничения свободы. С. Колтун не стал даже опротестовывать приговор.

Когда я был в командировке в г. Пинске, в отношении Светланы Рыбчинской — автора письма и главной возмутительницы спокойствия — уже было предъявлено обвинение. Она обвинялась в том, что дала ложные показания вначале в здании Пинского ГОВД, а затем и суду в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу своего сына и его приятеля.

— Самое интересное, — комментирует сложившуюся правовую ситуацию старший следователь прокуратуры г. Пинска Алексей Вечерко, — что Светлана Рыбчинская, будучи близкой родственницей одного из обвиняемых в злостном хулиганстве, в соответствии с законодательством могла вообще не давать показаний. Но она решила их дать, облегчить таким образом участь сына и в результате преступила черту закона. Кроме того, за дачу ложных показаний прокуратурой предъявлено обвинение и В. Шульгичу, В. Пронюк, Л. Масич, Г. Игнатовичу. Дела направлены в суд.

Так что последняя точка в этой истории еще не поставлена. Но какой бы она ни была, вывод напрашивается один: ложь всегда наказуема. Доброхотов, желающих помощь обвиняемым, находится немало. Один из путей оказания такой «помощи» — выдуманные, заведомо ложные показания. Как правило, они не облегчают участь того, кто оказался на скамье обвиняемых. К тому же сами заступниками впоследствии зачастую привлекаются к ответственности за это. Ведь в подписке, которую они давали дознавателю, следователю, суду, они обещали говорить правду и только правду и, получается, нарушили это обещание, подкрепленное собственной подписью.

И правоохранители, и судьи все чаще в последнее время бьют тревогу по поводу такого поведения некоторых свидетелей. Вот и в нашем случае они разделились на две группы. Одни говорили правду, другие строили словесные нагромождения, затрудняющие работу следствия и суда, имевших дело со свидетелями и «свидетелями». Не окажись в баре «Аэлита» видеокамер, вполне возможно, истину так и не удалось бы установить. Во многом поэтому мы рассказываем о пинской истории в первом номере нового издания, призванного заниматься правовым просвещением населения. Этот случай — лишний повод для того, чтобы задуматься о своем отношении к роли свидетеля многим гражданам, особенно молодым. Быть свидетелем — это не только гражданский долг, но и прописанная в законе обязанность. Надо достойно ее исполнять. В противном случае можно и самому сесть на скамью обвиняемых со всеми вытекающими из этого последствиями.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.52
Загрузка...
Новости