Свежий взгляд на туровские артефакты

Что туровчане ждут от восстанавливаемого напрестольного креста

Самое точное определение, которое можно дать небольшому, но очень древнему городку Туров, — «намоленное место». А как еще назвать населенный пункт, где, по преданию, на территории, сравнимой с нынешним Минском, находилось сразу 76 церквей и не менее 4 монастырей? Историческое прошлое и туристическое настоящее которого вертится вокруг главной достопримечательности — знаменитых каменных крестов? В числе реликвий всебелорусского уровня нынче ожидается пополнение — Президент дал поручение Банку развития подключиться к восстановлению Туровского напрестольного креста, пока представляющего собой четыре иконки XII века с изображениями ликов святых и уже более полувека ждущего своей реставрации. «Для верующих чем больше крестов, святынь — тем лучше» — с председателем синодального информационного отдела БПЦ протоиереем Сергием Лепиным нельзя не согласиться. Чаяния же и надежды самих туровчан — в репортаже «СБ».

О туровских крестах бывший научный сотрудник музея Валентина Карась, кажется, знает «от» и «до».

Достоверно известно: крестов в Турове и в ближайших окрестностях пока насчитывается пять. Самые известные растут — в прямом смысле этого слова! — на местном Борисо-глебском кладбище, куда в любом случае рано или поздно приведут все экскурсионные пути–дорожки. Еще три находятся при храмах, один из которых расположен в деревне Погост. Появление крестов в этих краях овеяно преданиями и легендами и отсылает к двум историческим эпохам — Крещению Руси и 1930–м годам, когда в Советском Союзе вовсю бушевала антирелигиозная борьба.

Самые известные кресты растут – в прямом смысле этого слова! – на местном Борисоглебском кладбище.

Тезисно история звучит так: кресты (по разным данным, их было до двенадцати) приплыли сюда против течения по Днепру и Припяти из Киева, тысячу лет простояли на самом почетном месте возле реки, во время гонений на веру были утоплены или закопаны, однако позже некоторые из них проявились в самых неожиданных местах. Краеведы, впрочем, не сомневаются: когда–нибудь покажутся и остальные. Предпосылки для этого есть. Бывший научный сотрудник Туровского краеведческого музея Валентина Карась, которая об этих святынях, кажется, знает «от» и «до», подводит нас к одной из могил: «Ощущаете, как от земли исходит тепло? Верный признак того, что очередной крест мы можем увидеть именно здесь».

За чудесами, происходящими вокруг
святыни, смотритель Борисоглебского
кладбища Валерий Котлерчук
наблюдает вот уже 14 лет.

Историческое тут тесно переплетается с сакральным, даже мистическим. К имеющимся крестам здесь относятся как к священной реликвии. На них молятся, а вернуть свою каменную святыню из гомельского музея в деревенскую часовню было делом чести для жителей прибрежной деревни Погост. Творящиеся вокруг крестов чудеса пытались объяснить многочисленные специалисты: от геологов до уфологов. Как, например, растолковать тот факт, что до поры до времени «растущий» крест каждый год увеличивался в размерах аккурат на 1,9 см? Что в 2001 году вокруг святыни в пятнадцатиградусный мороз внезапно растаял снег? Как трактовать постоянно появляющиеся на каменной достопримечательности всевозможные изображения (в том числе лики святых, Богородицы, распятия Иисуса) и надписи?

Вернуть каменный крест из гомельского
музея в деревню Погост было делом
чести для местных жителей.

— Как–то с правой стороны на головке креста заметила небольшой коричневый крестик. Еще подумала: господи, кому хватило ума на кресте нарисовать еще один? А потом он исчез, — за подобными метаморфозами Валентина Карась наблюдает вот уже долгие годы. — Кто–то, конечно, верит этим моим рассказам, а кто–то нет. Скептиков хватает. Только когда я показала такой рисунок одной из них, та аж на коленки села и перекрестилась: «Слава Господу Богу, и я увидела хоть раз».

Искренне поверить в туровский крест как в чудодейственный — это, по сути, дать себе шанс на исцеление. Скажем, в день, когда на кресте проявляются образы маленьких ангелов, самое время просить у святыни детей. Местные жители расскажут тысячу и один подобный пример. Впрочем, расскажут ли? Староста кафедрального собора в честь святителей Кирилла и Лаврентия Туровских Валерий Котлерчук — смотритель Борисоглебского кладбища — делает оговорку: многие попросту боятся, ведь чудеса в обществе воспринимаются не иначе как сказки, чуть ли не бредни. Того и гляди засмеют...

Туровчане также замечают, что обращаться к туровским крестам за помощью нужно по уму. Валерий Котлерчук учит: сколько бы ты этот камень ни обнимал, энергия просто так не прошибет, у Бога нужно просить.

Все экскурсионные  пути-дорожки в Турове рано или поздно приведут к крестам.

— А крест, который поручил восстановить Президент? Насколько большой ценностью является он? — интересуюсь у старосты.

— Вот у меня порой спрашивают, что важнее: мощи или святая икона, один крест или другой. Отвечаю: и то, и другое, и третье. Бог вездесущ. Важно другое: то, что мы когда–то утеряли, все же находим. Скажем, мы готовимся к тому, что хотим привезти мощи Лаврентия Туровского из Киево–Печерской лавры. Все это в любом случае укрепляет Туров как центр православия. В духовной практике говорят: там, где хоть когда–нибудь стоял храм, хоть дорогу построй, будет свой ангел–хранитель. Пусть экскурсантов здесь сейчас больше, чем паломников — тех, кто едет в город целенаправленно, — многие сюда возвращаются. Человек здесь, на этой земле, сам того не понимая, начинает меняться.

Дмитрий УМПИРОВИЧ.

deu@sb.by


Был случай


Валерий Котлерчук рассказывает:

— При мне был случай, когда во время экскурсии прикатили женщину на коляске. Я стоял сбоку, рассказывал о кресте: как выходил он, как появлялся. Настал момент, когда люди начали к нему прикладываться. И эта женщина попросила ей помочь. Ножки тоненькие, сама слабенькая. Один раз помогли, второй помогли. А на третий она говорит дочке: кажется, я чувствую ноги. Дочка в ответ: «Мама, не дури голову, садись...» Разве не чудо, что женщина, даже несмотря на то что ее поддерживали, вышла к автобусу своими ногами? Мы затем поехали в Всехсвятский храм — она стояла, представляете?!

Напрестольный крест: вопросы и ответы


Белорусский археолог, главный научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Петр Лысенко — один из главных «турововедов», отдавший много времени и сил археологическому исследованию этого знакового города. Именно он — автор туровских открытий, позволивших сегодня вести речь о воссоздании еще одной национальной духовной святыни. Правда, открытий уже полувековой давности. Однако, как философски заметил Петр Федорович, лучше позже, чем никогда.


— Петр Федорович, когда во время археологических раскопок в Турове в 1962 году вы обнаружили четыре свинцовые иконки, вам сразу стало понятно, что за уникальная находка была сделана?

— Прийти к окончательному выводу позволили мои поиски, продолжавшиеся 2 — 3 года в архивах и музеях — московских, украинских, санкт–петербургских, Новгорода Великого. Попытки найти аналоги выявленным свинцовым иконкам не увенчались успехом. Это совершенно оригинальные предметы.

— Как вы определяли период их происхождения?

— Когда конкретно сооружен сам крест — неизвестно. Но епархиальный храм в Турове возвели примерно в 70–е годы XII века, и разрушился он 3 мая 1230 года от землетрясения с эпицентром в Румынии. Тогда погиб и крест. А это уже XIII век, последняя дата существования креста. Вот и считайте.

— Однако, наверное, некие признаки должны свидетельствовать, что иконки — принадлежность именно напрестольного креста?

— Есть несколько важных моментов. Все иконки найдены на одной глубине, приблизительно 1,8 м, в соседних квадратах, разбросанные недалеко друг от друга, что подтверждает их использование в едином изделии. Кроме того, целый ряд свойств — общий характер вещей, их размер, материал, техника изготовления — также подтверждают высказанное предположение.

— Можно ожидать, что епархиальный напрестольный крест изготавливается из каких–то более ценных материалов — хотя бы серебра. А здесь — свинцовые детали. Туровский храм ведь был далеко не последним по значимости. Если вспомнить крест Евфросинии — тот богато украшен...

— К сожалению, нынче древнюю историю Беларуси порой сводят только к истории Полоцка. Да, крест преподобной Евфросинии изготовлен в XII веке, в 1161 году. Но! По заказу дочери полоцкого князя. Она из богатой семьи, родственники могли помочь средствами. Что вовсе не означает наличие таких же возможностей в иных епархиях. Конечно, церковь стремилась использовать в богослужебной практике предметы, выдающиеся по своему изготовлению, художественным качествам. В Турове также обнаружены другие раритеты — в том самом разрушенном землетрясением храме. Найдена нижняя часть бронзовой кадильницы полусферической формы, на которой размещены шесть медальонов, изготовленных способом точной резьбы. На четырех из них определяются изображения святых Георгия, Федора, Ахрима, Иоанна. Затем — печать митрополита Кирилла Киевского. И часть церковного колокола, которая хранится в Туровском музее. Все это находилось в одном храме и погибло при его разрушении.

Галина УЛИТЕНОК.

ulitenok@sb.by

Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости