Народная газета

Свет и тени

Можно ли победить серую занятость

Любопытная цифра: по данным Международной организации труда, около 2 миллиардов работников в мире трудятся неофициально. 

А это порядка 60% от всего трудоспособного населения планеты. Проблема теневой занятости не чужда любой стране, в том числе и нашей. Хотя условия для бизнеса у нас становятся все комфортнее, зарплаты в конвертах (или виртуальных кошельках) по-прежнему распространенное явление в строительстве, пассажирских перевозках, в торговле и в целом в сфере услуг. Кто и почему игнорирует закон общего котла?


Согласно исследованию Eurobarometer, доля зарплат в конвертах в странах ЕС колеблется от 1% до 23%, а в среднем по Евросоюзу — 5%. Борются с этим увеличением количества инспекций в самых уязвимых отраслях. К примеру, в Швеции тщательно проверяют службы такси и парикмахерские, в Латвии — рестораны и отели. Плюс высокие штрафы: в Германии, например, за неуплату социальных взносов в полном объеме предприятию грозит штраф до 300 тысяч евро.

Отправилась в недешевый салон красоты на маникюр. Мастер Анастасия — приятная девушка, на вид лет 25 — ловко наводя красоту у меня на руках, наставляет:

— Руки два часа не мочить. Через недели две приходите — снимем и покроем заново.

Стоимость услуги с долговременным покрытием — около 40 рублей. Дороговато. Анастасия понижает голос и сообщает — идти в салон необязательно:

— Можете приехать ко мне. Выйдет на треть дешевле. Лаки, инструменты ничуть не хуже. Дам вам визитку. Клиентов много, но вы звоните, время подберем. 

Таких домашних мастеров сегодня немало. Легализоваться — проще простого, достаточно лишь платить единый налог. Но находятся те, кто и это делать не готов. И индустрией красоты серый сектор не ограничивается. Яркий пример — пассажирские перевозки. Недавно ехала на маршрутке из Смолевичей в Минск. Воскресный вечер в дачный сезон — час пик. Протягиваю водителю оплату, но никакого чека не получаю. По дороге в столицу подбираем еще трех пассажиров — кассовый аппарат вновь стоит без дела. 

По данным Министерства налогов и сборов, среди сфер, где острее всего стоит проблема незаконной предпринимательской деятельности, — торговля, ремонтно-строительные услуги, производство мебели, СТО, такси. Впрочем, список далеко не исчерпывающий. 

Интернет-маркетологу Максиму 26 лет, и у него до сих пор нет трудовой книжки. Парень называет себя фрилансером: заказы ищет через интернет или знакомых, иногда срабатывает сарафанное радио:

— Только крупные конторы заключают договор подряда. Тогда налоги уплачиваются, и я работаю по-белому. Но чаще обращаются маленькие фирмы и ИП, которым лишние траты ни к чему, — с ними сотрудничаю по договоренности. В процессе нередко приходится подключать копирайтеров, дизайнеров, которые тоже выполняют проекты под честное слово. Бывали случаи, когда работодатель оставлял труд без оплаты или платил меньше оговоренного. Я уже давно порываюсь открыть ИП, но хочу сделать это, когда будет одновременно 3—4 хороших проекта, чтобы быть уверенным, что смогу заплатить все налоги и остаться в плюсе.


По данным Белстата, на начало 2018 года у нас проживало 5,432 млн человек трудоспособного возраста. При этом количество занятых — 4,340 млн человек, безработными официально числились 23,3 тысячи человек. Чем занимается еще около миллиона белорусов? Олег Мазоль, эксперт Центра экономических исследований БЕРОК, говорит, что поспешных выводов делать не стоит:

— Сюда входят и студенты, и безработные, и недееспособные. Если их отнять, выходит 250—300 тысяч человек — это трудоспособное население, которое может работать, но официально не делает этого. На что они живут — неизвестно, и не исключено, что среди них есть те, кто занят в тени. 

Эксперт убежден, что вывести на свет таких граждан можно только экономическими методами — нужны рабочие места с достойными зарплатами, эффективные программы переподготовки и переобучения кадров. В этом направлении уже многое делается. К примеру, освоить новую профессию или повысить квалификацию за госсчет могут официальные безработные. Декрет № 1 — тоже одна из мер, направленная на стимулирование занятости. Принимаются планы по созданию рабочих мест, а в регионах функционируют комиссии, которые оказывают помощь в трудоустройстве. Декрет № 7, снявший множество административных барьеров для бизнеса. Постоянно расширяется список сфер деятельности, которыми можно заниматься без регистрации ИП. Эти меры дают эффект, но не стоит отбрасывать и разъяснительную работу, подчеркивает депутат Палаты представителей Валерий Бороденя:

— Когда молод, кажется, зачем мне государство, разберусь и без него. Но жизнь короткая. Если ты получаешь зарплату в конверте, готовься претендовать лишь на социальную пенсию. И сейчас те, кто наделал такие ошибки в 1990-е, чувствуют это на себе. Есть и такой момент: отчисления 35% от заработка за нас платит работодатель. И это очень существенно сказывается на конкурентоспособности нашей продукции. В мировой практике чаще платит не работодатель, а сам работник. У нас же работник не замечает этих отчислений. 

Во многих странах от подобного подхода уходили целенаправленно. Например, нередкий случай, когда визит к врачу страховка оплачивает лишь частично, остальное человек выкладывает из своего кармана. Господдержка сохраняется, но при этом нет иллюзии, что все, что от государства — это бесплатно. Олег Мазоль говорит:

— Думаю, если бы нам почаще рассказывали, на что идут наши налоги, какова эффективность этих расходов, собираемость таких платежей можно было бы повысить.

В последнее время большую работу в этом плане проделал Минфин. На сайте ведомства можно найти целый раздел, где по полочкам разложено, сколько денег и откуда поступило в бюджет и на что они тратятся. К примеру, 23,33% бюджета Минска идет на здравоохранение, 20,37% — на образование, 13,86% — ЖКУ и жилищное строительство.

Однако не стоит сбрасывать со счетов и то, что теневой сектор многолик и единого рецепта здесь нет, говорит Валерий Бороденя:

— Есть те, кто просто не легализуется. Это одна часть. Другая — когда люди ведут бизнес нелегально с целью не платить налоги и максимизировать прибыль. Это явление другого толка, и бороться с ним следует, используя иные рычаги.

Нашумевшая тема — борьба с нелегальной торговлей. Проблему стихийных рынков начали решать новыми методами: теперь если человека поймают впервые, то с него взыщут ставку единого налога. В следующий раз — ставку единого налога в пятикратном размере. В Минске с начала года выписано штрафов более чем на 50 тысяч рублей.

Психолог и бизнес-коуч Андрей Кучин говорит, что наличие наказания и знание о его неотвратимости — важные элементы борьбы с серым рынком. Страны, которые мы приводим в пример как самые законопослушные, начинали как раз с этого:

— Например, американский бизнес старается исправно платить налоги вовсе не потому, что там все такие правильные. Просто в свое время им дали показательный пример: мафиозный король Аль Капоне, которому приписывали множество страшных преступлений, в конце концов попал за решетку не за эти злодейства, а за неуплату налогов. Всевозможные “налоговые” скандалы нередко разворачиваются вокруг голливудских звезд и политиков — это дает всем понять, что кем бы ты ни был, если нарушишь — тебя вычислят и накажут. 

Валерий Бороденя считает, что также имеет смысл задуматься над усилением контроля за расходами граждан:

— Нужно создать систему, которая позволит контролировать все более-менее крупные покупки. Во многих странах по этому пути и идет развитие налоговых систем. Если даже человек нигде не отмечен как работающий, нет отчислений в ФСЗН, уже возникает вопрос, как он оплачивает услуги ЖКХ и другие расходы. В целом же проблема непростая. Но у нас много предпосылок к тому, чтобы люди выбирали не работу в тени, а открытую и прозрачную. 

gavrusheva@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости