Сельская газета

Свадебный стол в доме на птичьих правах

Как из-за легкомысленного отношения к жизни потеряно элитное по деревенским меркам жилье

Письмо в редакцию было тревожным: помогите, незаконно выселяют из дома. Прямо на улицу. Куда деваться с детьми? Прочитав, подумал: неужели в наше время возможен такой произвол, бесчеловечность. Увы, после знакомства с ситуацией на месте реальность оказалась иной.


Жалобу прислала бывшая доярка ОАО «Решающий» Солигорского района Татьяна Сойко. Семь лет назад хозяйство выделило ее мужу Михаилу служебный дом. Он подписал договор найма, в котором обязался освободить жилье в случае прекращения трудовых отношений. Это стандартная процедура для всей страны. Пока хотя бы один член семьи работает в хозяйстве — живите, все уволились — освободите.

Дом в деревне Старые Терушки, в который вселилась семья, новый, добротный. Подведен природный газ, горячая вода. Такого жилья в хозяйстве немного, большинство людей живут в гораздо менее комфортных условиях. Казалось бы, надо быть благодарным государству за льготное кредитование такой усадьбы, хозяйству — за то, что выделило. В ответ требовался только добросовестный труд. Увы, он не всегда преобладал. Периодически Татьяна Сойко увлекалась спиртным, нарушала дисциплину.

— Я долго за нее боролся, — поясняет ситуацию директор ОАО «Решающий» Василий Купа. — Говорил много раз: возьмись за ум. Если этого не случится, рано или поздно для тебя все плохо кончится. Останешься у разбитого корыта. После того как год назад развелась с мужем и он уволился от нас, еще раз предупредил, что теперь она одна работает в хозяйстве, жилье держится на ней, просил не переходить черту, опасную для судьбы своей и детей. Она не услышала.

Восьмого сентября прошлого года Татьяна не вышла на вторую дойку. Образно говоря, бутылка не пустила. Хозяйство потеряло молоко, доярка — надбавки и доплаты к зарплате за месяц. Директор в очередной раз воспитывал. Она каялась, обещала исправиться.

Хватило ненадолго. 31 октября Татьяна на вечерней дойке была пьяной. В объяснительной записке признала, что употребляла спиртное. Приказом директора 3 ноября уволена по статье за нахождение на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения.

Большинство доярок в хозяйстве работают ответственно. Нарушают дисциплину единицы. И это негативно отражается на производстве молока. Приехали на ферму, зашли в помещение, где от коровы ежедневно получают 20 килограммов. Но здесь доят роботы. А рядом, где доярки, при том же кормлении и потенциале животных — в два раза меньше. Кстати, в группе Татьяны Сойко выходило всего 8 килограммов. Ведь корова — не трактор, который два дня простоял, а потом как ни в чем не бывало завелся и начал работать. У недосмотренного, неправильно или вовсе недоеного животного (что случается у нерадивых работниц) падает продуктивность.

Директор периодически, как и Татьяну Сойко, отправляет на лечение от алкоголизма отдельных работников. Одним идет на пользу, становятся нормальными людьми, у других справиться с пагубной привычкой не получается.

Василий Купа:

— На днях беседовал с молодой дояркой. Назовем ее Надеждой. Трое детей. Говорил: смотри, будешь баловаться спиртным, нарушать дисциплину, постигнет судьба Татьяны Сойко. Уволят с работы — потеряешь служебную квартиру. Тоже будешь жаловаться, что выселяют с детьми на улицу. Говорила, что завяжет. Поставил условие: принеси документ о том, что прошла лечение. Иначе для тебя все плохо закончится.

Мне довелось присутствовать при беседе директора еще с одной дояркой — любительницей зеленого змия. Она уже приносила справку о лечении от алкоголизма. Продержалась два месяца. Причем подобное повторяется уже много раз. За время предыдущего загула надои в группе упали так, что не смогла наверстать за трезвый отрезок времени.

Услышал такой диалог доярки с директором:

— Мне стыдно. Прошу простить. Надо содержать больную маму.

— Почему ты забываешь о маме, когда выпиваешь?

— Дайте последний шанс.

— А если через два месяца снова запьешь и надои упадут? И потом не сможешь наверстать?

К сожалению, других работников нет. Поэтому решили: Светлану на работу возьмут, если пройдет лечение от алкоголизма и принесет справку. Дадут самую слабую группу коров, поэтому и заработок будет меньше, чем раньше. Искупай вину трудом.

Но вернемся к Татьяне Сойко. Сразу после увольнения она потеряла право на жилье и обязана была освободить его. Но не хотела, стала хвататься буквально за соломинку. 29 ноября она официально вышла замуж за местного тракториста Игоря Островского. И возрадовалась, мол, теперь из дома не выселят, раз один из членов семьи работает в хозяйстве.

Расчет на простаков не сработал. Новый брак зарегистрирован после потери права на жилье. Свадебный стол в доме был накрыт на птичьих правах. Новый муж Татьяны прописан у родителей в соседней деревне Тесово. Он не наниматель этого дома. По сути, оба живут в нем незаконно. Кстати, Игорь Островский поставлен на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий лишь 17 марта этого года. Через неделю после того, как по иску хозяйства суд Солигорского района решил выселить семью из дома без предоставления другого жилого помещения. 11 мая судебная коллегия по гражданским делам Минского областного суда оставила решение без изменения.

Все. Как говорится, приплыли. Больше соломинок нет. Если Татьяна Сойко вздумает игнорировать решение суда, в хозяйстве есть поучительный пример. В апреле нынешнего года отдел принудительного исполнения Солигорского района направил документ женщине со схожей судьбой, бывшей работнице хозяйства Любови Ярошене c двумя маленькими детьми, предложение исполнить добровольно решение райсуда о выселении из ведомственного жилья. В случае невыполнения назначалась дата и время принудительного выселения. Поняв, что возиться с ней больше не будут, бывшая доярка нашла жилье в другом хозяйстве и добровольно выехала. Как видим, не на улицу.

Естественно, пообщался я и с нашей героиней. Она согласна, что уволена законно. Не оспаривает и решение суда. Но пробует кивать на других. Мол, некоторые семьи, где никто не работает в хозяйстве, живут в служебном жилье.

Директор пояснил. Есть старые дома, построенные хозспособом либо за счет средств хозяйства. К живущим там такие требования: должен отработать на сельхозпредприятии не менее 10 лет. После этого никакой суд не выселит. Но и приватизировать такой дом нельзя, не имея 20-летнего стажа работы в хозяйстве. А Татьяна Сойко незаконно живет в одном из домов, построенных с господдержкой, привлечением льготных кредитов. Такое жилье выделяется лишь на время трудовых отношений, а выкупить его можно после 15 лет работы здесь.

При мне директор обрисовал бывшей доярке ее возможное будущее. Сначала освободить этот дом. В очереди на улучшение жилищных условий в хозяйстве шесть человек. Этот заселят — уменьшится на одного. Еще три дома надо отремонтировать. А там, глядишь, через некоторое время Игорь Островский, а вместе с ним и его жена Татьяна Сойко, сможет получить какое-то другое жилье. Правда, ей придется взяться за ум и снова пойти работать в хозяйство, так как в Положении о порядке предоставления жилых помещений ОАО «Решающий» говорится, что они выделяются семьям, в которых два члена являются работниками общества. Да, некоторое время придется жить у родителей или снимать жилье. Если это не устраивает, еще вариант — искать работу там, где его дают сразу. Словом, «на улицу с детьми» в любом случае не грозит. Но прежних удобств не будет. И в потере комфорта Татьяна Сойко должна винить только себя.

К СОЖАЛЕНИЮ, ситуация типична. Для закрепления кадров все сельхозпредприятия строят служебное жилье. Для работников оно — бесплатное. Большинство ценит это, добросовестно работает. Но некоторые начинают считать, что все проблемы в жизни решены, крыша над головой есть, можно расслабиться. Алкоголизм порождает частичную утрату реальности, критического отношения к своим поступкам, забывается главный предостерегающий принцип: «Потеряешь работу — останешься без жилья». А когда грянет гром, начинают давить на жалость: как можно выселять с детьми на улицу? Полагая при этом, что занимать ставший для них по закону чужим дом можно…

В тему


Председатель Зажевичского сельисполкома Надежда Шуневич:

— После увольнения мы приглашали Татьяну Сойко на заседание общественного пункта правопорядка. Предложили пройти лечение от алкоголизма. Она принесла справку о кодировании. Я помогла ей трудоустроиться социальным работником. Претензий к ней нет. Сейчас она намерена переселиться в другое жилье. Так что дети без крыши над головой не останутся. 

gedroiz@sb.by

Версия для печати
Милана, 49, Солигорск
Знаю семью Татьяны не один год.Конечно ,все люди ошибаются . Однако 18 лет отработав в колхозе ,пусть и не прожив в этом доме ,жила тоже до этого в доме на курьих ножках ,где дыры с кулак и практически разваливался. Домов пустых в деревне валом ,как и в соседней! Только вот их не дают людям жить и облагораживать,пусть лучше их разграбят и они разваливается,а то и из подполы продать можно.И таких домов много,а тем кто долгие годы прожил,т.е своим ,председатель не даёт не выкупить,не приватизировать,а зато "избранным" пожалуйста. Так скажите,где правда!? А правда у того у кого власть и деньги.Председатель сбил человека,что бы замять продаёт женщине дом за копейки.  Так почему не дать пустующий дом человеку с детьми ,пусть живут ,так нет под забор ,а дома пусть гниют.Ну совершила Татьяна ошибку,так давайте её в грязь втопчем. По головке всех не погладишь ,согласна.Однако нужно человеком оставаться по отношению к другим. Как говориться, пусть первым бросит камень тот,кто не грешен!  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости