Минск
+1 oC
USD: 2.24
EUR: 2.47

Лукашенко пообщался с трудовым коллективом Завода газетной бумаги

Суверенитет и независимость незыблемы

Во время посещения Завода газетной бумаги Глава государства пообщался с трудовым коллективом. Президент рассказал о состоянии дел в отрасли, ответил на вопрос, читает ли он газеты, а самое главное — еще раз подчеркнул незыблемость суверенитета и независимости нашей страны. В частности, Глава государства высказался на следующие темы.

О разногласиях с Россией

Александр ­Лукашенко обратил внимание на то, что Беларусь на протяжении уже примерно пяти лет движется к мировой цене на нефть, и пояснил, с чем связан фактически конфликт с Россией:

— Со старым правительством России, которое Президент Путин отправил в отставку.

Также Глава государства напомнил о российском налоговом маневре в нефтяной сфере, в результате чего Беларусь теряет на вывозных таможенных пошлинах:

— Когда‑то мы получали нефть, лет пять‑шесть назад, с половиной таможенной пошлины. Но они совершили маневр. Взяли эту половину, которую мы получали, реализуя нефтепродукты — свой товар. Отобрать ее неудобно, и они совершили маневр — ввели у себя налог на добычу полезных ископаемых и этим самым подняли цену на нефть. Постепенно по 15 — 20 процентов подвели нас к мировой цене. Мы сегодня имеем 18 — 20 процентов всего лишь от этой таможенной пошлины.

По словам Главы государства, в связи с этим он поставил вопрос следующим образом:

— Братья, дорогие, старший брат, так же не поступают. Нельзя же нас за дураков держать. Там это взяли, в налог внесли. Притом до цента, до доллара. Ни больше ни меньше, именно столько. И когда мы стали разбираться, мне напрямую доложили люди, которые готовили эти нормативно‑правовые акты, законы, указы, постановления правительства, что это сделано специально. Чтобы надавить на Беларусь. Зачем надавить, догадайтесь с трех раз. Разные были теории, заключения и прочее. Вы их слышали. И все они, наверное, имеют место.

Высказал Александр ­Лукашенко и свою позицию по поводу цены на поставляемый в Беларусь газ. По его словам, страна не просит низкой цены, а настаивает на одинаковой цене с Россией, чтобы предприятия могли конкурировать в равных условиях:

— Когда мы им продавали нашу трубу белтрансгазовскую, была четкая договоренность: нам пообещали, заплатив деньги (небольшие, надо сказать, они уже их отработали практически — 5 миллиардов долларов), выравнять с Россией по цене. Прошло время — забыли. Недавно я разговаривал с Президентом России. Я ему прямо сказал: а я это помню. Поэтому вы устанавливайте свою цену на газ, но мы будем тоже действовать исходя из собственных интересов, чего бы нам это ни стоило.

Что касается нефти, то, рассказал Александр ­Лукашенко, Владимир Путин сам поднял этот вопрос на переговорах в Санкт‑Петербурге. Почему, мол, белорусы должны покупать у российских компаний нефть дороже мировой цены? Кроме того, пояснил белорусский лидер, помимо всего прочего, у Беларуси еще требовали заплатить российским компаниям премию. Речь о 15 — 16 долларах за тонну. Если перемножить это на 24 миллиона тонн, выходят, резюмировал Глава государства, приличные деньги:

— Не я поднял вопрос. Он поднял. Прошло время, позиция изменилась. Я говорю: как так? А там уже руководители компаний и в правительстве умные дельцы, которые на нефтяной этой трубе сидят, накрутили его: мы (российские компании. — Прим. ред.) там много теряем. Я говорю: ладно, не будем по телефону обсуждать, закончишь мероприятия — послание там и прочее, встретимся и за столом посмотрим, на что мы можем выйти и до чего можем дойти.

Ситуацию с энергоресурсами в целом Президент обобщил так:

— Что касается газа, нас «кинули» — не вывели нас на равные цены. Что касается нефти: платите больше, чем они продают полякам и немцам. Где такое видано? Чего драться (за цену на нефть. — Прим. ред.)? Это их товар, они приняли такое решение. В том числе и по политическим мотивам, в том числе из‑за «недоговороспособности» Батьки ­Лукашенко. Так они пишут и «плявузгают» сейчас во всех средствах массовой информации. Я абсолютно договороспособен. Но что это за союз, если мы начинали в товарообороте с ними в плюсе, а сегодня минус 9 миллиардов долларов. И каждый год нам ухудшают положение.

В руководстве России просто просчитались, считает белорусский лидер:

— Они думали, что (утрируя скажу) дадут мне ключи от склада и я побегу в Россию, тоже буду богатым, пушистым, белым, красивым... Не надо. Я буду работать в своей стране, чего бы мне это ни стоило.

О союзниках

Россию между тем Александр ­Лукашенко назвал главным союзником:

— Вы должны знать: мы не играем в какие‑то игры. Мы не хотим излишне напрягать нашего главного союзника. Может, образумятся и вернутся к нормальным отношениям. Мы хотим работать с ними, но на равных условиях. Люди, предприятия должны быть в равных условиях, и страны должны быть в равных условиях.

Глава государства объяснил: это вовсе не значит, что все, что есть в России и Беларуси, нужно сложить и поделить пополам:

— Не надо нам, мы подавимся от этого куска. Мы должны просто существовать в равных условиях. И конкурировать. И я уверен, что мы справимся.

Глава государства также напомнил, что у Беларуси сложились отличные отношения со многими другими государствами. Например, ведутся поставки большого количества продукции на китайский рынок:

— Мы уже сегодня особо не страдаем, что они (российская сторона. — Прим. ред.) закрывают нам рынок по продуктам питания. Притом нагло, беспардонно, без причины. Чтобы наклонить, унизить. Мы этим не отвечаем. Но ведь мы можем и ответить. Когда‑то было, когда они начали нас торпедировать. Мы начали их автомобили проверять под Смоленском. И очередь выстроилась по железной дороге и автотранспорта до Кремля. Тогда увидели, что так делать нельзя. Всякое мы переживали. Но это нам не нужно. Я это говорю честно и откровенно. Нам нужны нормальные дружеские, братские отношения. Если этого старший брат хочет.

Во время встречи с коллективом Завода газетной бумаги.

Наш выбор

В этом вопросе позиция Президента всегда четкая, последовательная и незыблемая:

— У нас есть своя страна. Мы суверенны и независимы. Мы своими мозгами и руками, что смогли, заработали, строим свою страну. И мы не можем быть частью какой‑либо страны. Я не могу вас предать и растворить Беларусь, пусть даже в нашей братской России.

В переговорах с Президентом (России. — Прим. ред.) я четко и однозначно полтора‑два года тому назад сказал: этого в Беларуси не может сделать никто. Даже если я на это пойду, то белорусы меня съедят в течение одного года после принятия подобного решения. Что касается меня лично, я уже наработался. Мне уже больше власти или меньше не надо. И во имя того, чтобы продлить свое существование, получить ключи от какого‑то «склада» в России, для меня неприемлемо. Я не хочу быть последним Президентом Беларуси. Почетно быть первым, но последним быть не хочу. Я хочу, чтобы дети наши жили на этом клочке земли в мире, согласии. В обнимку с русским человеком, россиянами. Они нам не чужие. Россияне — это наши люди. От них, правда, мало что зависит сейчас. А что касается власти, я вам искренне сказал: президентские выборы — вы решите, кто будет руководить страной. И если вы меня не изберете, я на вас не обижусь. Это будет ваш выбор. Вы должны определиться, время серьезное, кто будет Главой государства, в котором будут жить ваши дети. Не о нас сегодня идет речь. Сегодня речь идет о детях, о мирной и спокойной стране.

О поставках нефти

Одним из маршрутов альтернативной поставки нефти в страну Александр ­Лукашенко назвал порты на Балтике. Таким образом, сказал он, уже закуплена и поставляется партия норвежской нефти. Еще один маршрут — из Гданьска по одной из ниток нефтепровода «Дружба», который для этого необходимо будет запустить в реверсном режиме:

— Я Путину прямо сказал: на первом этапе, если мы с поляками договоримся, будем реверсом поставлять по одной из трех труб.

По словам Главы государства, уже опробовано и третье направление. Речь идет о поставках через Украину с Черного моря.

— И четвертое — это Россия, — отметил Президент. — Мы не отказываемся от этой нефти. Но таким образом произойдет диверсификация поставок. То есть мы не из одной страны, от монополии, будем получать нефть.

Президент объяснил: тестировать эти маршруты начали для того, чтобы посмотреть, что получится.

— Какие у нас будут потери по сравнению с нынешней ценой российской нефти. Это не блеф, это не то, что, как они там говорят, ­Лукашенко ставки поднимает перед переговорами. Никаких ставок. Мы просто смотрим, что мы будем иметь, сколько мы будем при этом терять, — подчеркнул белорусский лидер и добавил, что если сейчас не решить этот вопрос, то через два года придется все это реализовывать бешеными темпами.

— Потому что тогда уже речи не будет даже об этих 18 процентах таможенной пошлины, которую они еще у нас не забрали, и о том, что цена российской нефти будет дешевле. Поэтому, хотим мы этого или нет, мы будем идти этим путем. Нам нельзя зависеть от одной страны, одного предприятия. Это монополизм, и в этом наша проблема.

Договаривается наша страна и с другими участниками мирового рынка:

— С американцами, Саудовской Аравией, Эмиратами. Блестящие у меня с ними отношения. Говорят, сколько надо, столько нефти поставим. Конечно, это мировая цена. Но качество нефти там лучше.

Позиция Главы государства — никакого блефа, никакого давления:

— Все по‑честному. Они захотели, чтобы мы платили, — мы будем платить. Но и мы, ведя переговоры по всем направлениям (мое указание Правительству), будем говорить: все, что стоит, за это надо платить. Весь мир живет по мировой цене. Не такая высокая цена сегодня нефти, поэтому надо к этому привыкать. От этого никуда не уйдем. То, что мы станем более независимы, когда запустим нашу атомную станцию, и на четверть меньше будем покупать природного газа, это тоже фактор нашей безопасности.

Александр ­Лукашенко резюмировал, что самые тяжелые времена страна уже пережила:

— Не хочу сказать, что все будет легко. Не погибнем. Не такие были времена. Выживем и теперь. Мы нация гордая, независимая, мы каждого третьего положили на алтарь, защищая когда‑то наше общее Отечество, мы когда‑то бурили скважины, добывали нефть и газ в Российской Федерации. Со всей страны вахтовым методом летали туда люди. Но сегодня они уже не наши. А там целые города строили белорусы, и я в этих городах бывал.

О будущем газет и интернете На этот счет мнение

Президента умеренно консервативное:

— Как человек старой формации не могу отвыкнуть от печатного слова. Интернет же великое дело. Очень много им пользуемся. Самое главное, мы не видим обратную сторону как интернета, так и искусственного интеллекта. Мы еще не знаем, к чему окончательно нас приведет интернет. Мы уже видим великую зависимость наших детей от интернета. Они уже книжки не хотят. Это самое простое, самое малое. Когда был в Эмиратах, узнал, что брат наследного принца занимается искусственным интеллектом. Они создали лабораторию — денег у них море. Пригласили лучших специалистов, в том числе из Китайской Народной Республики. И сами говорят: давайте организуем вам что‑то вроде лекции — что такое искусственный интеллект и до чего мы дошли. Я был поражен. Хотя мы страна айтишная и много разработок — там лучше. Я им задал вопрос: к чему приведет искусственный интеллект? Не получится ли так, что человек не нужен будет? Мы будем придатком машины или вообще не нужны? Мне честно сказали: мы сами этого не знаем. Человечество порой, втянувшись в какую‑то гонку, само не понимает, к чему это может привести. Мы проживем в привычном стиле, в привычном образе. Дело не в нас — дело в наших детях. Поэтому я за то, чтобы печатное слово было. И надеюсь, никуда не уйдем. Книги как печатали, так и печатаем. Газеты как печатали, так и печатаем. Есть меньший спрос на печатное слово. Но увидите, что он вернется. И может быть, будет больше.

По газу кинули, по нефти предлагали цену выше мировой — Лукашенко о разногласиях с Россией

Лукашенко об отношениях с Россией: мы не играем в игры, хотим равных условий

Лукашенко: не хочу быть последним Президентом Беларуси

Президент требует адаптировать нормативную базу под продажи каркасно-щитовых домов на внутренний рынок

Лукашенко: не могу отвыкнуть от печатного слова

Лукашенко рассказал, почему не пользуется смартфоном и другими гаджетами
Фото: БЕЛТА
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...