«Сумки и кошельки от меня со страхом не прячут»

ПЕРВОЕ, на что я обратила внимание в момент нашего знакомства с Ильей ЛЫСЕНКО, — это руки: сама пластика и изящность. Он творит ими что-то невообразимое. Карты исчезают, меняют на глазах цвет и масть, вилки изгибаются, а предметы в них словно тают. Такая виртуозность рук — плод многолетней работы плюс интеллектуальные тренировки. Как простой парень из Бобруйска освоил столь необычную профессию и сколько денег приносит ему неординарный талант?

Из 21-летнего Ильи Лысенко из Бобруйска так и не вышло толкового мебельщика, зато он стал отличным иллюзионистом

ПЕРВОЕ, на что я обратила внимание в момент нашего знакомства с Ильей ЛЫСЕНКО, — это руки: сама пластика и изящность. Он творит ими что-то невообразимое. Карты исчезают, меняют на глазах цвет и масть, вилки изгибаются, а предметы в них словно тают. Такая виртуозность рук — плод многолетней работы плюс интеллектуальные тренировки. Как простой парень из Бобруйска освоил столь необычную профессию и сколько денег приносит ему неординарный талант?

— Илья, а когда у тебя получился первый фокус?

— Мне было девять лет, папа своим друзьям показывал один карточный фокус. Я, маленький, долго ломал над ним голову. А когда раскусил — репетировал, репетировал, пока в отцовском окружении не показал его. Причем даже лучше, чем он. Что-то внутри меня вело: нужно отрепетировать на 100 процентов, а не показывать сырое. Сегодня большинство моих коллег часто преподносят именно сырое, плюс еще, по причине непрофессионализма, раскрывают нашу кухню. То есть они занимаются коммерцией, а не искусством. В принципе, в любых сферах сейчас наплодилось непрофессионалов. Это беда.

— Кто у тебя был наставником?

— Я сам себе «режиссер». Уже в девять начал анализировать фокусы. Потом в руки попалась книга «Шулер. Карточные игры», ее зачитал до дыр, затем, не отрывая глаз, смотрел и пересматривал диск «Ловкость рук». Раньше, чтобы разгадать фокус, мне нужно было увидеть его раз сто, сейчас многие «считываю» с первого раза. Ну а виртуальным наставником был французский фокусник Жан-Пьер Вальярино. В нем увидел единомышленника, уж очень харизматичный иллюзионист. У меня даже есть мечта — встретить его лично и пообщаться.

— Что у фокусника с собой всегда в кармане?

— В нагрудном кармане у меня всегда с собой карты. В сумке может быть нож. Ой, подумают, что преступник… А вообще, для фокусов мне годятся любые подручные предметы: сигареты, спички, деньги, монеты, салфетки, мобильный телефон, вилка. Я однажды вышел на улицу выбросить мусор, забыл дома карты — и встретил веселую компанию. Хотел пообщаться с ними и показать фокус — цап, а в кармане нет карт. С тех пор примета: карты должны быть всегда с собой.

— Фокусник — это профессия или просто хобби?

— Для меня это вся моя жизнь. Я обожаю свою профессию. И если бы кто-то другой занимался этим, очень сильно завидовал бы ему. Первые 15 минут люди смотрят фокусы, потом их интересует моя личность. И после фокусов им хочется со мной пообщаться поближе. Они думают: если у него в руках карта так легко меняет цвет, может, я могу также непринужденно поменять что-то глобальное или объяснить им необъяснимое (смеется.Авт.).

— Сколько у тебя в арсенале номеров?

— Я могу показывать их тебе пять-шесть часов подряд, причем ни один из них не повторю. Но это будет неправильно. Через 20 минут ты заскучаешь, а еще через час — уснешь. Фокусов не должно быть много, чтобы в голове не получился винегрет. Они должны зацепить. Не просто развлечь, а заставить думать: как это работает? Многие мужчины просят повторить фокус. Но некоторые повторять можно, некоторые — нет. Мужчины часто приближаются к разгадке фокусов, а вот женщины — редко. Их больше привлекают не сами трюки, сколько харизма исполнителя.

— А если фокус разгадали, как ты выходишь из положения?

— Я не только фокусник, а еще и психолог, актер. Все можно элегантно обыграть. Чтобы удерживать внимание публики, одной ловкости рук недостаточно. Нужно уметь трюк преподнести.

— А можешь людей удивлять без длинных рукавов пиджака или свитера?

— Запросто. Могу даже остаться в одних трусах. Правда, чувствовать себя буду перед публикой не совсем комфортно.

— Признайся, твои родители наверняка хотели, чтобы ты получил земную профессию?

— Да, это правда. Отец хотел, чтобы я был мебельщиком. И вот как-то мы поехали вместе с ним на два месяца на заработки в Москву делать из массива мебель. Наш цех всегда был полон людей — от дворника до директора. За мной там ходили по пятам и просили: ну покажи еще один фокус. У отца сложный характер, но он видел, что мне по душе больше другая работа, нежели мебель изготавливать. Поэтому смирился.

— Как тебя называют люди, которые видят твои фокусы?

— Кто — обманщиком, кто — мошенником. Маг, фокусник, иллюзионист… По-разному. Но относятся обычно тепло: как к доброму малому, который их развлекает. Сумки и кошельки не прячут со страхом, что их обворую.

— Сколько приходится работать дома, прежде чем показать новый фокус публике?

— Больше половины фокусов я придумал сам. Но как бы ни был велик соблазн показать сырой, неотрепетированный фокус, отгоняю эту мысль. А вообще, работаю по пять часов в день как минимум. Руки без карт уже на второй день скучают. Но моя работа — не только чисто механическая тренировка рук, а больше работа головы. Каждый свой отработанный день перед публикой анализирую, думаю, что можно было сделать лучше, что упустил.

— Есть ли в твоих выступлениях какая-нибудь просчитанная последовательность номеров?

— Нет фокуса номер один, номер два. Все основано на чистой импровизации. Я глазами «считываю» окружающую меня публику и подбираю нужные трюки. Истинное мастерство — это когда зрители постоянно находятся под впечатлением, а не один раз похлопали, на другом фокусе зевнули. Люди все время обмениваются энергией. Иногда чувствую, как «подзарядился» от зрителей, а иногда меня просто «съедают».

— Ты родом из Бобруйска, а в деревне бываешь, деревню любишь?

— В десяти километрах от Бобруйска, в деревне Слободка, живут родители мамы. Мы детишками бывали там летом — купались, загорали, бабушке с дедушкой помогали. Я мечтаю о спокойной деревенской жизни: домик в лесу подальше от города и людей, природу красивую вокруг, много деревянной мебели в доме. Природа — моя отдушина, в трудные моменты всегда возвращает меня к жизни.

— Какие телевизионные проекты ты хотел бы покорить?

— Нравится шоу «Удиви меня». Там выступает много фокусников, но они хотят скорее завоевать успех, приходят с не вполне профессионально отработанными номерами. Я считаю, что пока до конкурса не дорос, надо еще шлифовать и шлифовать свое мастерство. Но мне всего лишь 21, так что все впереди.

Беседовала Наталья СЕРГУЦ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости