Сула «отмыкает» лето

В Музее истории театральной и музыкальной культуры - продолжение нашумевшего проекта Марины Батюковой "Сула. Непарыўнае"

В минувшем году фотопроект Марины Батюковой «Сула. Непарыўнае» был красочным, большим и звонким, как песни в поле, которыми в наших деревнях когда–то пытались договариваться с природой. Многометровые женские портреты во дворике Национального исторического музея больше чем на полгода стали частью всех праздников, которые там проходили. Украшали, оберегали, создавали камерный уют в беспокойном центре современного города. И вот продолжение, «Сула–2» — выставка неброских черно–белых фотографий в Музее истории театральной и музыкальной культуры. Тихая, как шепот, и проникающая до глубин наследственной памяти, будто заговор бабушки–ведуньи. Чтобы вытянуть оттуда одну главную мысль: надо ехать.

Фрагмент обряда «Погребение стрелы»

  А ведь и надо, пока есть шанс своими глазами увидеть «Погребение стрелы» — уникальный обряд, который на Полесье проводят с незапамятных времен. До наших дней «живьем» он сохранился только в Ветковском районе, и даже включение «Сулы» (так называют стрелу на одном из местных диалектов) в Список нематериального наследия ЮНЕСКО не гарантирует, что обряд уцелеет, не превратится в музейный артефакт уже в самые ближайшие годы. Чтобы поглазеть и присоединиться к хороводу, «отмыкающему» лето и отводящему стрелы–молнии от участников древнего таинства, в Столбун и Неглюбку съезжаются сотни туристов. Но берегут его тут всего пять женщин, объединенных одной — Светланой Паращенко — в коллектив «Стаўбунскiя вячоркi».

Марина Батюкова три года подряд приезжала к ним на Вознесение, тот самый день, когда проводится этот обряд. Снимала происходящее на цифровую камеру и довоенную технику, которая сейчас демонстрируется в музейном зале вместе с пробными отпечатками фотографий, которые вошли в новую экспозицию. Здесь все по–честному, вплоть до старой фотопленки, когда–то подаренной Марине известным живописцем Гавриилом Ващенко. Никто не позирует, не подстраивается под желание и график фотографа — фактически это репортажная съемка. Очень достоверная и часто без признаков времени. Ведь «Погребение стрелы» — не спектакль для зевак, а настоящая мистика, переносящая на сотни лет назад.

— Думаю, еще несколько лет — и обряд погибнет, — печалится Светлана Паращенко. — Некому его тут держать, другая жизнь у всех теперь. В 1975 году, когда я приехала сюда с Могилевщины, «Стрелу» не считали чем–то уникальным. Здесь она была вроде семейной традиции, общей для многих, частью местной жизни, за которой я наблюдала несколько лет, пока не стала своей. Потом создала фольклорный коллектив (в этом году ему, кстати, уже 35 лет). А когда обряд начал затухать, взяла его под свой контроль.

Марина Батюкова

Светлана Ивановна рассказывает, как разыскивает «по людям» удивительные полесские вышиванки, которым более 100 лет. Водят и хоронят «стрелу» они именно в таких, аутентичных. Досадует на московских фольклористов, прикипевших к здешним традициям еще четверть века назад, но так и не научившихся петь как нужно, как это правильно на Полесье. Хвалит минчанок, студенток университета культуры и искусств, приезжающих на практику. Гордится детьми из местной школы, с которыми выводит обрядовые песни на сцену. И спорит с учеными–этнографами, не одобряющими превращение старинного таинства в доступное зрелище:

— Пускай едут, снимают, записывают, пока мы живы и обряд живой. Всех встретим, приветим, еще и накормим. В этом году Вознесение выпадает на 25 мая, вот и приезжайте. Сил наберетесь, желание загадаете — исполнится, не сомневайтесь, у всех исполняется.

Недавно масштабная часть проекта Марины Батюковой вернулась из Астаны. Летом выразительные портреты бабушек и молодух Ветковщины ждут во Львове — выставочная жизнь у него, очевидно, долгая и успешная. Для многих это вроде откровения: такая экзотика — и рядом. Но экзотика там не только в древности обряда, запечатленного покадрово. В этих позах и лицах нет фальши. Кто свой, кто пришлый на фото — не разберешь, «Сула» из всех вытягивает то чистое и искреннее, что город заставляет прятать. На фотографиях Марины Батюковой нет равнодушных глаз. И свой второй проект она снова называет «Сула. Неразрывное», не сомневаясь, что продолжение будет. Возможно, уже есть — там, где ноги девчонки с татушкой на голени идут в одном ритме с ногами бабушки, обутой в адидасовские кроссовки.

cultura@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?