Сухие факты

Пожарная опасность в стране сохраняется: горят лес, торф, сухая трава. Кратковременные дожди, прошедшие в некоторых районах, на ситуацию существенно не повлияли. Объявленные местными властями запреты на посещение лесов не снимаются, более того — география их расширяется...

Пожарная опасность в стране сохраняется: горят лес, торф, сухая трава. Кратковременные дожди, прошедшие в некоторых районах, на ситуацию существенно не повлияли. Объявленные местными властями запреты на посещение лесов не снимаются, более того — география их расширяется. Специалисты Министерства лесного хозяйства считают, что это очень действенная мера, благодаря которой в прошлом году удалось избежать таких масштабных пожаров, как в соседней России. Ведь по–прежнему основной причиной лесных возгораний остается человеческий фактор — непотушенные костры, окурки, оставленные нерадивыми туристами стеклянные бутылки  (стекло может действовать как линза, фокусирующая солнечные лучи).


Только за прошедшие сутки отмечено 15 пожаров в лесах.  Как  обуздать стихию? Желая разобраться в ситуации, наш корреспондент выехал в один из самых пожароопасных районов.


В лесах Столинщины, где с начала июня объявлен 5–й, самый высокий класс пожарной опасности, день и ночь дежурят патрули: сотрудники МЧС и специально подготовленные местные жители. В воздухе чувствуется острый запах гари, над бурым от жары массивом леса поднимается едва заметный дым — это признаки горящего торфяника.


В мае в Столинском районе выпало всего 2 миллиметра осадков. В июне и вовсе ничего. От засухи свернулась и осыпается листва, пожухла трава. В воздухе летает горькая пыль, гонимая жарким ветром вперемешку с пеплом от пожаров...


Кое–где на местных болотах торф залегает пластами в 1,5 — 2 метра. Провалится человек в такое пекло — сверху над тлеющим торфом всего лишь тонкая запекшаяся корка земли — и все, считай, инвалид на всю жизнь. Если, конечно, выберется из горящего ада...


— Вчера в 12 ночи раздался тревожный звонок: сообщили, что недалеко от деревни Великий Лес чувствуется запах гари, — вкратце обрисовал мне оперативную ситуацию начальник Столинского райотдела по ЧС Вячеслав Овсянник, пока мы добирались к болоту Морочно — месту предполагаемого пожара. — Недавно там работали, остановили пожар. Да, видно, огненным вихрем в чащу искру закинуло...


Землю в районе Великого Леса делит пополам мелиоративный канал. Слева ровные ряды капусты — торфяник взял в аренду местный фермер. Справа, за каналом,


сожженный черный лес, желтые подпалины травы и так называемые прогары — пустоты, образовавшиеся там, где выгорел торф. Вопросов, откуда возник пожар в Морочно, не возникает. Недавно фермерскую капусту обрабатывали наемные рабочие: кто–то сбегал в лес, закурил, кто–то разложил костерок...


— Сейчас сухостой вспыхивает как порох, — объясняет начальник пожарно–аварийного спасательного поста № 16 деревни Федоры Олег Ромашко, рано утром побывавший в лесу и обнаруживший очаги возгорания. — Достаточно окурка, спички, оставленного «дымарика» — такие делают пастухи, чтобы подогреть воду или колбасу пожарить, — и вспыхнет пожар. А стоит дунуть ветру — и вовсе беда. Порой огонь движется со скоростью идущего пешехода, а иногда и быстрее...


В засуху 2002 года, вспоминают спасатели, недалеко от торфопредприятия «Глинка» огонь захватил 200 гектаров сельхозугодий в считанные минуты. Сотрудники МЧС и люди, находящиеся на пути пожара, только и успели нырнуть с головой в канал. К счастью, остались живы, а вот техника сгорела...


Специалисты торфопредприятия утверждают, что самовозгорания торфа случаются редко. Вспыхивает он, как правило, там, где побывали люди. Потушить же тлеющий торф очень непросто — сухая «жирная» крошка лежит на воде и все равно горит...


Борются с лесными пожарами сельскохозяйственные предприятия и своими силами. К примеру, в «Глинке» приобрели 4–тонную бочку для воды, выделили трактор. Двое парней целыми днями курсируют по «картам» (полям, где заготавливают торф. — Т.Г.), выявляют очаги возгорания, окапывают их и заливают водой. На торфяниках деревни Городная такую же работу проводят спасатели — методично объезжают торфяник и, заметив тонкие струйки дыма, пробивающиеся из–под земли в месте, где тлеет сухой торф, подгоняют туда пожарный автомобиль. Сценарий тот же — обкопали, залили...


Пристально следят за лесом и болотами, а они занимают половину территории Столинского района, и с наблюдательных вышек лесничеств. По дыму, поднимающемуся от земли, работники лесхоза вычисляют местоположение очага пожара до градуса — есть такие приспособления на каждой вышке.


Вот только с вышки, к сожалению, не увидишь, как бросают окурки из окна автомобиля, проезжая мимо высохшего торфяника. Не увидишь и тех, кто, невзирая на все запреты, раскладывает в лесу костер под шашлыки, кто, порыбачив или поохотившись «с огоньком», оставляет за собой выжженную землю...

 

«Есть вопрос»

Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Вася Пупкин
Пожарная опасность, придворный писака, возникла вовсе не сейчас, а 17 лет назад. Ты эту Пожарная опасность, придворный писака, возникла вовсе не сейчас, лапшу вешай на уши тем, которые стоят у свиного корыта. Ляхторат уже потиху прозревает. Будет всем вам и чарка, и шкварка, и вылы в бок. Прими таблетку от поноса, дрыщ лукаблюдовый.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?