Судьба человека

Спасибо газете за «круглый стол» «Куропаты — мемориал памяти и скорби». Я — потомок жертвы тех репрессий. Прошу опубликовать в «СБ» историю моей семьи.

В декабре 1937 года был арестован родной брат моей бабушки Анисьи Кузьминичны — Егор Хапов из деревни Хитово Гдовского района Ленинградской области. Был расстрелян 18 января 1938 года.

Фото  Александра Кушнера.

В то время количество подлежащих расстрелу людей квотировалось. Об этом свидетельствует архивный документ «Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Согласно этому документу приказывалось с 5 августа 1937 года во всех республиках, краях и областях начать операцию по репрессированию. Помимо обычных уголовников, репрессиям подлежали бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания, или бежавшие из лагерей и трудпоселков члены антисоветских партий, бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандопособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения, продолжающие вести активную антисоветскую деятельность. Всех репрессированных разбили на две категории: первая подлежала немедленному аресту и, по рассмотрении их на тройках, расстрелу, вторая — заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет. В приказе было сказано, что «утвержденные цифры являются ориентировочными». В то же время запрещалось их превышать, а вот уменьшение цифр и перевод лиц из первой категории во вторую разрешались. В эту мясорубку сталинского НКВД и попал крестьянин Е.К.Хапов, перед этим побывав в застенках НКВД по подозрению в нарушении границы с буржуазной Эстонией.

Так за что расстреляли моего родственника?

...Выборы. Смысл этого слова понятен каждому. Из многого выбирать одно.

Совсем недавно, когда мы жили в единой семье народов СССР, из одного предложенного сверху кандидата в депутаты на выборах избирали одного.

Задумывался ли каждый из нас над этим беззаконием? Думаю, что да. Похоже, так мыслил и мой родственник, выбирая в декабре 1937 года кандидата в депутаты Верховного Совета СССР Мону Карловну Таппо.

В канун выборов его, бригадира лучшей рыболовецкой артели колхоза имени К.Е.Ворошилова Гдовского района, освободили из–под стражи (около месяца держали вместе с членами бригады в камерах предварительного следствия НКВД в городе Гдове, выясняя, как могло случиться, что их весельные рыболовецкие лодки занесло разбушевавшееся Чудское озеро в воды Эстонии? Казалось, причину доказать удалось. Но это только казалось...).

На избирательном участке в деревне Вяжище, что в двух километрах от нынешнего садового товарищества «Здоровье», к Егору Кузьмичу подошли двое в штатском, представились представителями из района по наблюдению за процедурой голосования и задали ему вопрос: «Каково ваше мнение о выборах?»

— Выборы как выборы, — ответил, не залезая за словом в карман, мой родственник, — только не пойму, почему мы избираем эстонку, неужели среди нас, русских, не нашлось подходящей кандидатуры? Да и альтернативы я ей не вижу, из одного кандидата избираем одного.

Задавшим вопрос, похоже, только это и надо было услышать от Егора Кузьмича. Вскоре к его крестьянской избе в деревне Хитово, что на берегу Чудского озера, подкатил «черный ворон». Безропотно надев овчинный тулуп, подпоясав его красным кушаком, расцеловал на прощание жену, детей, приказав им не плакать: «Разберутся, отпустят», — сказал и словно в воду канул.

И только в 1994 году «объявился». Из многодетной семьи остались в живых две дочери — Екатерина и Валентина, проживающие в городе Сланцы.

Мои многолетние поиски «пропажи» окончились положительно. В извещении Федеральной службы контрразведки России, ее управления по Псковской области, дан ответ на вопрос о причинах, в результате которых расстреляли Егора Кузьмича.

А о том, что он пережил в последний месяц и пять дней жизни, догадаться нетрудно.

Теперь ежегодно 18 января — день его расстрела — мы, родственники, скорбно отмечаем в трауре, не зная места захоронения, да и было ли оно?

Как отразился арест Егора Кузьмича на его родных и близких? Супруга, не пережив страданий, тяжело заболела и вскоре скончалась. Младших детей отправили в детдом. Старшие дочери, выйдя замуж, поменяли фамилии. Екатерина, став Гирезиной, сменила отчество, ученики в школе стали называть ее Георгиевной.

Всего лишь одна судьба, принесенная в угоду политическому молоху. А сколько было таких судеб...

Леонид АБАБКОВ.

Гродно.


Нужна система стимулирования


Народ у нас, безусловно, талантливый, люди от мала до велика предлагают всевозможные высокотехнологичные новинки, аналогов которым нет в мире. Недавно школьник придумал устройство, определяющее наличие нитритов и нитратов в воде, а студент изобрел робота, который в экстремальных ситуациях сможет работать спасателем. Жаль, что очень редко эти идеи претворяются в жизнь, чаще остаются только на бумаге или в ноутбуке разработчика.

Фото  engineeredpath.com

Вот и последний пример. Один из ведущих проектных институтов Могилева разработал проект, необычный для глубинки, да и вообще для нашей страны. Это жилой дом с двухуровневой дворовой площадкой, которая будет состоять из секций разной этажности, образуя полукруг. На первом этаже планируется парковка для автомобилей, на втором — площадки для детей и отдыха взрослых со специальным игровым оборудованием и уличной мебелью. Предполагается, что на верхнем этаже появятся клумбы и газоны, попасть в зону отдыха можно будет со второго этажа дома. Удобно, красиво, эффектно, а главное, рационально используется земельный участок, ведь свободной земли катастрофически не хватает в городе.

Одна беда: даже городские власти не уверены, что проект будет реализован. Все зависит от интереса к нему строительных организаций, занимающихся возведением жилья. Причем строителей понять можно. Гораздо проще возводить что–то типичное, стандартное, используя накопленный опыт, чем браться за неизведанное, набивать шишки, осваивать новые технологии, решать неизбежно возникающие непростые вопросы. Возможно, для реализации подобного проекта и новую технику покупать придется, а это дополнительные затраты.

Думаю, нужна система стимулирования тех, кто берется воплощать в жизнь новинки. Сегодня почет в основном разработчикам–изобретателям: о них наперебой рассказывают средства массовой информации, им вручают престижные дипломы. Те же, кто воплощает в жизнь их идеи, пока чаще всего за кадром. Предлагаю активнее создавать положительный имидж первопроходцам, не побоявшимся осваивать новинки, воплощать их в жизнь. Неплохо бы предоставлять таким предприятиям налоговые льготы.

Александр ЛАЗАРЕВ.

Могилев.


Еще раз о литературе


У французского гения монотонного патетического стихосложения Поля Верлена есть стихотворение «Искусство поэзии», воспевающее процесс создания стихов. В переводе Валерия Брюсова последнее четверостишие звучит так: «Пусть в час, когда все небо хмуро, твой стих несется вдоль полян, и мятою, и тмином пьян, все прочее — литература!» В другой версии произведения Борис Пастернак перевел так: «Пускай он выболтает сдуру, все, что впотьмах чудотворя, наворожит ему заря, все прочее — литература». Разница между первым и вторым вариантом — за исключением последней строчки, колоссальная. А ведь на самом деле и то, и это — не Верлен. Но многие из нас так никогда и не прочтут в оригинале ни этих любимых французами стихов, ни легендарного немца Шиллера, ни величайшего скандинавского поэта ХХ века Транстремера, ведь для этого нужно так владеть языком поэта, чтобы войти в его литературный мир и не потеряться там...

Периодически наша «демократическая тусовка» генерирует идеи. Одна из последних фейсбучных дискуссий затронула надобность русской литературы в школьной программе. Мол, отдельно она просто не нужна: можно спокойно заменить ее литературой всемирной, но, конечно же, на белорусском языке — и хватит с вас. Оно–то, может, и хватит, но смотря какого уровня интеллектуальное развитие вы хотите получить у выпускника школы. Если не брать в расчет соломенные доводы националистов и прочих борцов за «нерусскость белорусского мира», то нет реальных причин собственноручно лишать свою и без того довольно скудную экзистенциальную колоду такого козыря, коим, вероятно, величайшая из литератур — русская — и является. Ради чего отказываться от уникальных «бульвардье» и «кривозубых» Маяковского, предпочитая бесценным оригиналам разношерстные переводы талантливых и бесталанных авторов? Они же «дым табачный воздух выел, комната, глава в крученыховском аде» уж точно не подадут лучше, чем это есть и уже доступно, потому что ни в каком переводе это не будет метче и четче оригинала. Блестящее произведение Маяковского, который хоть и «русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин», перестанет быть великим. Произойдет бессмысленный и вредный отъем у поколения пропуска в некий совершенно иной мир прозы и поэзии, который волею истории доступен просто так, только шаг ступи — и купайся, плескайся в море. Русская литература не помешает ни независимости, ни правам и свободам... Разрушить же эту базу знаний легко, но разумно ли?

Экспериментаторам и теоретикам, профессионально работающим с мозгом человека, давно известна конкретная польза ситуации, когда его напрягают не один, а два языка, две системы знаков. Переключение между ними онлайн не только реально «прокачивает» наши мозги, увеличивая их физический объем, но также стимулирует когнитивные функции серого вещества. В двуязычной среде развивается сообразительность, пластичность ума, его креативность, резвость мозговых реакций. Выдающийся российский нейролингвист, профессор Санкт–Петербургского университета Татьяна Черниговская в одной из своих лекций говорит: «Если голову человека сунуть в томограф, можно увидеть, что в ней творится. Особенно впечатление производит, когда видишь происходящее в голове у синхронного переводчика во время работы: я не понимаю, почему они живы! Горит мозг! Он полыхает!.. Раньше думали, что раз уж это лингвистическая работа, то должно полыхать только на одном участке мозга, но нет — работает все». О да, все белорусы сейчас немножечко синхронисты, они же так легко взвинчивают циферки и шкалы мозговой деятельности, вращаясь меж двух языковых систем. Простое и размеренное чтение книг на похожих языках, конечно, заставляет мозг работать в меньшей степени, но все равно дает ему уникальную практику и нагрузку. Черниговская утверждает, что мозг запоминает все, что он прочел, попробовал или услышал...

Евгений БАЛИНСКИЙ.

Лида.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости