Народная газета

Стыдно ли быть рабом Божьим

Господь говорит ученикам о таинстве служения: “Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих” (Мк 10:42-45).

Два самых непопулярных слова, унизительных и оскорбительных, употребил Христос в положительном смысле: “слуга” и “раб”. Но ведь Христос не стесняется Себя называть рабом. И мало того — Своим ученикам и последователям, то есть нам с вами, предлагает рабство как нормальное и естественное состояние христианина. Как это можно принять?

Можем ли мы себе представить, что Христос призывает нас к раболепству и лакейскому угодничеству? Конечно, нет. Значит, имеется в виду что-то другое. Может, безответность, безмолвная покорность, кроткая готовность подчиняться хозяину, руководителю, сильному? Христос хочет сделать нас рабами? Ему нужны покорные и безмолвные рабы? Ведь христиане, не стесняясь, называют себя “рабами Божьими”? Богу нужны рабы? Со свободными Ему не интересно?

Но в других евангельских текстах мы обнаруживаем совсем иные слова. В евангелии от Иоанна Христос прямо называет учеников Своими друзьями, а это очень высокое звание в античной культуре. Значит, не раболепства и безответной покорности ищет Христос.

Русское слово “раб” славянского корня. Того же корня, что и слово “ребенок”. Белорусы безошибочно слышат это родство, потому что привыкли “рабить”, то есть работать, трудиться. В древности детей называли “робята”, потому что ребенок с самого раннего возраста приучался “робить”, трудиться, делать и, конечно, прислуживать старшим. Это и есть самое естественное состояние ребенка. Поэтому практически во всех языках слово, тождественное нашему, “отрок”, всегда имело два значения — мальчик и слуга. Служение не роняет достоинства ребенка, наоборот, наделяет его этим достоинством. “Раб” в евангельском и церковном смысле не словесное и безвольное животное, а тот, кто готов к делу, тот, кто не боится работы.

Если ты раб Божий, значит, ты готов на Божью работу, Божью службу. Служить другим, быть рабом — то, чему наставляет Христос учеников, — это первым бросаться на работу, не прячась за спинами других. Хочешь быть первым, говорит Христос, будь первым в деле. Может быть, поэтому история служения апостолов называется “Книга Деяний”. Не “Книга Слов”, а “Книга Деяний” — Actus apostolorum, “Праксис тон апостоликон”. Акты, практика, деяния — вот что делает христианина рабом Божьим. И мы ошибемся, если подумаем, что речь идет исключительно о религиозной сфере активности.

Очень много дела ждет наша Земля, все надеется, что придет время делателей, настоящих рабов Божьих, не боящихся труда. И труд этот — служение не только в Церкви. Служить Богу можно и нужно в лаборатории, у станка, у доски, на политической трибуне, в спорте и искусстве. Обычный труд превращается в благородное священнодействие, в служение, когда делается на совесть, с забвением себя, своих мелких интересов и презрением славы “по правую или левую сторону”.

“Жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою” (Лк 10:2). И не стыдно быть рабом Божьим для настоящего делателя. Да и некогда думать о стыде. Работать надо. Время — для делателей.

Архимандрит Савва Мажуко

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости