Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Уроженец Слуцка Семен Косберг – главный конструктор двигателя третьей ступени «Востока»

Ступень в космос: Косберг сработал!

Кто не знает про знаменитое «Поехали!» Гагарина, произнесенное во время старта первого пилотируемого космического корабля «Восток»? Примерно на 30-й секунде полета прозвучала другая фраза, за которую, говорят, первый космонавт даже выговор получил. Сообщая на Землю об обстановке на борту, Юрий Алексеевич на радостях отрапортовал: «Косберг сработал!» Да, уроженец Слуцка Семен (Шолом) Косберг — главный конструктор двигателя третьей ступени «Востока», которая и вывела корабль в космос. 


Совершенно секретно

В местном краеведческом музее собрана целая экспозиция в память о выдающемся земляке: фотографии, документы, личные вещи. Даже агрегат непосредственного впрыска топлива в цилиндры авиационных моторов НБ-ЗУ. В военные годы его начали устанавливать на моторах истребителей Лавочкина и бомбардировщиков Туполева, что позволило повысить их скороподъемность, маневренность, скорость, дальность полета и обеспечить преимущество над лучшими немецкими боевыми самолетами. Это была, пожалуй, первая важная разработка конструкторского бюро (КБ) под руководством Косберга. Сейчас музей на ремонте. Но сотрудницы достают из фондов экспонаты, один за другим восстанавливая эпизоды жизни нашего замечательного соотечественника. Первые (в основном фото) передала его супруга Ида Моисеевна, тоже родом со Слутчины. А большую часть из Москвы привезла Валентина Видлога, бывший директор музея, которая работала в этой должности с 1982-го. Вспоминает: еще и тогда время от времени в учреждение наведывались «специальные» люди, следили, чтобы не нарушалась государственная тайна. Ведь долгие годы личность Косберга и его работа оставались засекреченными:

— В 1980-х мы отыскали мос­ковский адрес Иды Моисеевны, написали письмо. А ответ получили уже от детей. Мол, приезжайте, ждем, — ту встречу Валентина Степановна запомнила особенно. Принимали ее очень радушно. Показывали семейный архив, делились воспоминаниями. А еще передали в музей сразу 42 экспоната: папку, с которой Семен Ариевич ходил на работе, книги из личной библиотеки, его труды с формулами, расчетами, результатами испытаний... 

В Слуцком краеведческом музее собрана целая экспозиция в память о Косберге.

Как же мальчишка из Слуцка поднялся до таких космических высот? Валентина Видлога показывает его личное дело с автобиографией, написанной рукой конструктора: 

— Родился в 1903 году в семье кузнеца-кустаря. С 1917-го по 1919-й учился в Слуцком коммерческом училище. Потом работал вместе с отцом, одновременно посещал вечерние общеобразовательные курсы. В 1925-м мобилизован в ряды Красной Армии. После службы работал слесарем на прядильно-ниточной фабрике в Ленинграде. В 1927-м поступил в Ленинградский политехнический институт, где занимался до 1929-го. Затем переведен в Московский авиационный институт (МАИ), который окончил в декабре 1930-го. С января 1931 по июль 1940 работал в Центральном научно-исследовательском институте моторостроения, прошел путь от инженера-конструктора до начальника конструкторского бюро. 

Во время войны КБ Косберга было эвакуировано в Бердск Новосибирской области. В 1946-м перебазировалось в Воронеж на завод № 265 (позднее № 154) Министерства авиационной промышленности. И в соответствии с запросом времени начало разработку различных агрегатов для турбореактивных и турбовинтовых авиадвигателей, а затем и жидкостных ракетных двигателей. Первые разрабатывались как дополнительные силовые установки для истребителей-перехватчиков А.Микояна, А.Яковлева, П.Сухого. Все это привело к преобразованию ОКБ при заводе в самостоятельное государственное союзное ОКБ-154 (ныне КБ химавтоматики или КБХА). 

И вот Валентина Степановна обращает наше внимание на небольшую, совсем невзрачную на вид карточку — пропуск на Байконур. Под номером 1 был у Сергея Королева. У Семена Косберга — под номером 2!

Валентина Видлога.
Фото Надежды Деколы.

Луна как отправная точка

Их первая встреча произошла 10 февраля 1958 года в Подлипках. К тому времени двухступенчатая ракета-носитель Королева успешно вывела на орбиту 3 искусственных спутника Земли (двигатели для первой и второй ступеней разрабатывал Валентин Глушко). И Сергей Павлович уже грезил полетами на Луну. Но не хватало третьей ступени, которая бы позволила кораблю достичь второй космической скорости. Конечно, он знал об образцах авиа­ционных реактивных двигателей ОКБ-154. Поэтому, видимо, и предложил заняться разработкой Косбергу. Вскоре на двух предприятиях закипела работа (в 12-м отделе ОКБ-1 Королева под руководством конструктора М.Мельникова делали камеру двигателя). И задача была выполнена в рекордные сроки — всего за 9 месяцев.

2 января 1959 года двигатель РД-0105 в составе третьей ступени ракеты-носителя «Луна» был успешно запущен в космосе. С его помощью впервые в мире была достигнута вторая космическая скорость, доставлен на поверхность Луны вымпел СССР, а также проведен ее облет с фотографированием обратной стороны. За эти достижения ряд сотрудников двух ОКБ был представлен к правительственным наградам. В том числе Семен Ариевич — ему присудили Ленинскую премию и степень доктора технических наук. Это было только начало.

Семен Ариевич с супругой.

На все руки мастер

— Косберг словно имел особый дар инженерного предвидения, или, как говорят, чутье: ясно представлял себе конечные решения тех задач, за которые брался, и нацеливал на них коллектив. Даже если иным казалось, что это большой риск, — отмечали современники конструктора. 

Яркий пример — следующая работа над двигателем РД-0106. По правительственному постановлению камеры для него по аналогии с предыдущим должны были разрабатываться в отделе 12 ОКБ-1. Но это создавало ряд серьезных трудностей в работе двух коллективов. Поэтому Семен Ариевич и принял решение о создании собственной камеры. Подробности узнаю из рассказа одного из ветеранов предприятия В.Рубинова, размещенного в книге, которую Воронежское конструкторское бюро подготовило в память о первом руководителе. 

— За короткое время нужно было выпустить конструкторскую документацию, освоить изготовление камер в своем производстве, подготовить стенд для проведения огневых испытаний камеры, провести ее отработку... Основные участники этих работ (конструкторы, производственники, испытатели) работали по 10 — 12 часов в сутки... Еще в июле 1959 г. в ОКБ-154 поступили четыре камеры из ОКБ-1 для установки на макет двигателя РД-0106. Однако С.А.Косберг распорядился собирать макет со своими камерами. 


Конечно, конкурентов об этом в известность никто не ставил. И когда макет был доставлен в Москву в сентябре 1959-го, это вызвало, мягко говоря, недопонимание. Королев попросил Косберга объясниться. Семен Ариевич лишь коротко изложил причины такого решения и результаты, полученные при тестировании своей камеры (ее характеристики оказались заметно лучше). После серии испытаний было принято решение о дальнейшей разработке двигателя с камерой ОКБ-154. Позже, к слову, на ее основе создавалась и камера для двигателя РД-0109 для третьей ступени РН «Восток» — также в конструкторском бюро Косберга, как и сам исторический двигатель! 

Королев поставил задачу закончить работу за год. Семен Ариевич обещал и слово сдержал. Сам работал не покладая рук и всех увлекал за собой. Понимал, что задача эта еще и политическая: важно было сохранить лидерство СССР в космосе. Один из сотрудников воронежской конструкторской организации В.Петров, который в 1993-м побывал в Слуцке (привез в местный музей новые экспонаты), рассказывал: Косберга нередко можно было увидеть и у кульманов в залах конструкторского отдела, и у станков в цехах, и на стендах испытательного комплекса. А если что, мог запросто взять в руки молоток-киянку и показать мастер-класс.

Космодром Байконур, сентябрь 1964 года. Проводы в полет экипажа космонавтов. На переднем плане (слева направо): С.П.Королев, Е.В.Шабаров, С.А.Косберг, А.Г.Николаев, Ю.А.Гагарин и др.

«Качать!»

12 апреля 1961 года за сообщениями о полете первого человека в космос следил весь мир. Семен Ариевич был в первых рядах. Очевидцы вспоминали: когда отрабатывали ступени ракеты, Гагарин о каждой передавал на Землю. И конструкторы один за другим облегченно вздыхали, поздравляли друг друга. Напряженное молчание настало в ожидании включения последней ступени. Ее главный конструктор Косберг, и без того маленький ростом, в ту минуту будто в землю врос. Сотни людей с немым вопросом смотрели на него. И вдруг озорной голос Гагарина с борта: «Косберг сработал!» Передал прямым текстом, без шифра. Что там было! Косберг подпрыгнул выше собственного роста. Ребята кричали: «Качать Косберга!» А он стоял, улыбался устало и выговорить слова не мог.

Красок в события того дня добавляет и семейная история, которой поделилась Галина Косберг, старшая внучка Семена Ариевича: 

— За несколько дней до 12 апреля дедушка рухнул с чердака рыбачьего домика и повредил ногу. Поэтому на Байконур явился с палочкой — хромал сильно. Когда Гагарин крикнул о срабатывании третьей ступени, дедушка вскочил, зачем-то сломал ту совсем не тонкую палочку и пустился в пляс. А рядом сидел мрачный Мишин, отвечавший за тормозную систему, и седел на глазах: его система была последней, и ждать ему пришлось дольше всех. 

За выдающиеся заслуги в обес­печении первого в мире полета человека в космос С.А.Косберг был удостоен звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». В слуцком музее показывают историческое фото, где награду герою вручает Брежнев. Представлена здесь и ксерокопия номера газеты «Волжская коммуна» от 13 апреля 1961-го с историческим сообщением ТАСС и первым автографом первого космонавта Земли: «За третью ступень. Гагарин». Говорят, Юрий Алексеевич, увидев Семена Ариевича в делегации встречающих, сам подошел и обнял конструктора. А тот со свойственной ему прозорливостью протянул космонавту газетку… Оригинал газеты хранится у наследников, как и автографы других космонавтов, — расписывались, возвращаясь из полета, прямо на повязке конструктора, дежурного по космодрому. Герман Титов, Андриян Николаев, Константин Феоктистов... Валентина Видлога, пока была у Косбергов в гостях, сняла все размеры раритета, скопировала подписи, а в Беларуси вместе с коллегами сделала точную копию. 

Пока жива память

И сын Григорий, и дочь Татьяна пошли по стопам Семена Ариевича. 

— Папа и тетя окончили МАИ, — рассказала мне Галина Григорьевна. — Папа, ему уже 88, на пенсию ушел ведущим конструктором авиационных двигателей. 

Работали в отрасли и два брата Семена Ариевича. Их след в музее потеряли. Еще в 1980-х годах в Слуцк заезжала сестра Фаина Ариевна. Вместе с Валентиной Видлогой гуляли по городу.

— Она показывала примерное место, где, по ее воспоминаниям, находилась кузница отца — неподалеку от мостика через реку, который в народе прозвали чертовым. Вспоминала большую семью, всего в ней было 9 детей.

Чтят имя выдающегося земляка и в Слуцкой гимназии № 1, старейшей в стране. Его портрет — на стене рядом с портретами других выдающихся выпускников. С 2010 года учащиеся принимают участие в Гагаринских чтениях, рассказывают о земляках, которые внесли заметный вклад в изучение и освоение космоса. Таких на слуцкой земле немало. Руководитель проекта учитель физики Татьяна Максименко перечисляет: Витольд Цераский известен как один из пионеров применения фотографии в астрономии, Константин Герчик и Юрий Жуков в разные годы были начальниками космодрома Байконур, Константин Давидовский — штурман земного экипажа «Лунохода-1», доставленного на Луну в ноябре 1970-го… Кстати, в честь Косберга, Цераского и Давидовского названы даже кратеры на Луне. А еще в городе с 1979-го есть улица Козберга. Да, именно так, через «з». По словам Галины Косберг, именно так фамилия семьи писалась до 1930-х, пока в документы при оформлении не закралась ошибка, исправить которую оказалось сложнее, чем примириться с новым написанием. А вот в Воронеже все чинчином — улица конструктора Косберга.

Татьяна Максименко рассказывает о проекте «Слуцкий след в космосе».
Фото Надежды Деколы.

...Семен Ариевич проработал в космонавтике всего 7 лет. Но какой след оставил! Косберга не стало 3 января 1965-го: скончался от травм, полученных в автомобильной аварии в Воронеже. Похоронен на Новодевичьем кладбище. На памятнике, как и в некрологе, опубликованном в газете «Правда», Семен Ариевич представлен только как главный конструктор авиационных двигателей. 

— Мне было 5, когда он умер. Я скучала, плакала, требовала дедушку, — вспоминает Галина Григорьевна. — Тогда кто-то из родственников, чтобы меня не расстраивать, и придумал, что он на спутнике улетел в экспедицию. И я поверила. Всю жизнь помню о нем, и нет человека дороже. В детстве выискивала на небе спутники. А если находила, то сразу кричала дедушке «Привет!» и просила скорее вернуться…

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Один очень состоятельный французский винодел завещал свой винный подвал конструкторам и космонавтам той страны, которая первой пошлет человека в космос. После триумфального полета Гагарина вагон с французскими винами попал в СССР и, естественно, часть этого дара перепала Воронежскому ОКБ. Свой неприкосновенный запас изысканного напитка появился и у С.Косберга.

ФАКТ

В 2003 году Федерацией космонавтики России выпущена юбилейная медаль «С.А.Кос­берг» к 100-летию со дня его рождения. Три экземпляра — в Слуцке. Среди награжденных и Валентина Видлога. 

Из воспоминаний племянницы Косберга Лоты Богопольской:

«Косберг, будучи уже отягощен научными званиями и осыпан государственными почестями и регалиями, не гнушался ремонтировать обувь всей своей семье и шить одежду жене по собственным выкройкам!» 

dekola@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...