Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Сценарий оптимистический и не очень…

В 2009 году будут все условия для того, чтобы Союзное государство стало геополитической реальностью Период с декабря 2008 по январь 2009 года оставил у граждан Беларуси и России двойственное впечатление. С одной стороны, не удалось провести заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства и принять уже анонсированное окончательное решение по ряду ключевых вопросов двусторонних отношений. С другой стороны, нашим странам нынче не только удалось избежать «газового кризиса» в двусторонних отношениях, но и продемонстрировать действительно союзнические взаимоотношения на фоне «газового конфликта» России и Украины. Тем самым участники Союзного государства показали в данном случае свою сплоченность и способность быстро и эффективно взаимодействовать, оказывая поддержку друг другу в экстренных ситуациях. Наверное, вполне закономерно, что оценки, высказанные белорусскими и российскими экспертами, которых «СВ» пригласило обсудить итоги ушедшего 2008 года и перспективы союзного строительства в новом 2009 году, оказались такими же неоднозначными, как и обстановка, в которой проводилось обсуждение.

Дарья СОЛОГУБ, «СВ»: Как бы вы оценили  итоги 2008 года для Союзного государства в целом?
Вадим ГИГИН, главный редактор журнала «Беларуская думка»: По моему мнению, главный позитивный итог ушедшего года – это то, что можно говорить о выработке нормального механизма двусторонних отношений. В частности, не произошло обострения отношений на газовой почве, что было характерно еще два и три года назад. В 2008 году нам удалось достаточно быстро договориться и накануне Нового года не дать повода кому бы то ни было говорить о некоем политическом или  экономическом конфликте между нашими странами.
Можно отметить и взвешенную позицию Российской Федерации, не давившую на Минск, который  не стал с ходу признавать независимость Абхазии и Южной Осетии. Надо отметить, что в этой ситуации Беларусь, в свою очередь, четко сформулировала позицию в рамках двусторонних встреч и различных саммитов и в целом поддержала Москву.  Все это говорит о том, что мы научились в рамках Союзного государства улаживать подобные вопросы.
Немаловажно и то, что в 2008 году в Москве начали более серьезно относиться к строительству Союзного государства. Напомню, что тема союзного строительства прозвучала даже в обращении Президента России Дмитрия Медведева к палатам российского парламента. Российский лидер обозначил Союзное государство как одну из основных форм интеграционного процесса на постсоветском пространстве.
Юрий ЦАРИК, сотрудник Информационно-аналитического центра при Администрации Президента Республики Беларусь (Минск): На мой взгляд, 2008 год был очень противоречивым. Он выявил отсутствие стратегической перспективы в процессах интеграции на постсоветском пространстве. Стало очевидно, что после восстановления хозяйственных, культурных и отчасти политических связей, разрушенных в 1990-е годы, стороны не смогли предложить привлекательные долгосрочные цели дальнейшего союзного строительства, и именно поэтому союзное строительство не стало основным содержанием их политики. В то же время за прошедшие со времени крушения СССР 17 лет появились новые либо донельзя обострились существовавшие вызовы и проблемы, которые нуждаются в безотлагательном и принципиальном решении. Но пока что ни один из озвучиваемых сегодня интеграционных проектов (включая, кстати, и «европейский») не предлагает путей решения этих проблем.
Дарья СОЛОГУБ: Какие именно  проблемы вы имеете в виду?
Юрий ЦАРИК: Это, например, демографическая проблема, энергетическая, проблема деградации труда и промышленности, градостроительная проблема и многие другие. Особое место в этом ряду занимает комплекс вопросов, связанных с выстраиванием идентичности и основ государственности бывших постсоветских республик. Здесь Россия, с одной стороны, оказывается неспособной предложить идеологическую рамку, способную сочетать суверенное бытие новых независимых государств с их союзническими отношениями с Москвой. С другой стороны, постсоветские страны на сегодняшний день также фактически не сформулировали суверенные идеологии национального развития (заявления о многовекторности внешней политики на эту роль не годятся). Все это ведет к наращиванию внешнего влияния на ход политических и экономических процессов в государствах – членах СНГ, фактически к разрыву этого пространства на сферы влияния различных внешних сил. В этом и состоит основная причина противоречий в отношениях России с другими бывшими республиками СССР.
Дарья СОЛОГУБ: Но наверняка все эти проблемы сейчас затмевает начавшийся в прошлом году мировой экономический кризис. Как, по вашему мнению, кризис повлиял или еще повлияет на развитие Союзного государства?
Михаил ХАЗИН, экономист, политолог, президент компании экспертного консультирования «Неокон» (Москва): Действительно, мировой экономический кризис стал, пожалуй, самым главным фактором, который нынче определяет и будет определять развитие Союзного государства. Кризис продлится не один год,  и он может стать серьезной предпосылкой для углубления сотрудничества и взаимодействия в рамках Союзного государства и, быть может, позволит привлечь к нему и других участников. Кризис ведет к резкому ослаблению мирового «гегемона» США, и это открывает новые возможности для европейских стран, в том числе России и Беларуси.
Правда, прошедший год в очередной раз показал слабость управленческой системы российского государства, которая в условиях кризиса может совершать резкие,  стратегически необоснованные действия. Поэтому я считаю, что главной задачей органов Союзного государства сегодня является активнейшая пропаганда (можно даже употребить модное, но противное для меня слово «пиар») действительной ситуации, в которой находятся наши страны, а также их реальные стратегические интересы.
Юрий ГРОМЫКО, директор Института опережающих исследований им. Е.Л.Шлифферса (Москва): Крайне важно учитывать, что кризис этот – не только финансовый и, может быть, даже не экономический, а цивилизационный. И он переносит  процесс интеграции и строительства Союзного государства в принципиально новую ситуацию, в которой события могут развиваться по двум совершенно разным сценариям.
Первый состоит в том, что события в наших странах подстраиваются под то, что будет происходить в Америке: как только там начнется оживление, то позитивные  изменения перекинутся и на «периферии».
Второй сценарий исходит из того, что требуются самостоятельные действия со стороны участников союзного строительства и самостоятельный выход из мирового кризиса. Ведь в основе современного кризиса лежит проблема формирования нового технологического и промышленного уклада, то есть создания принципиально новых производств и технологических решений. С данной точки зрения становится абсолютно понятно, что процесс интеграции Беларуси и России в Союзное государство – это процесс интеграции того потенциала, который может быть использован для реализации подобной принципиально новой экономической политики.
То есть вопрос состоит в том, как элиты двух стран, и прежде всего бизнес-элита России, будут определяться относительно мирового кризиса и вариантов противодействия ему. При этом выжидающий сценарий не сулит России и Союзному государству ничего хорошего. Оживления в Америке придется ждать очень долго.
Юрий ЦАРИК: Я бы обратил внимание на довольно интересную ситуацию, которая сложилась на постсоветском пространстве в результате кризиса. С одной стороны, экономическое ослабление России повлекло за собой сокращение ее политического влияния и нарастание центробежных тенденций в регионе. С другой стороны, почти все «нероссийские» варианты развития постсоветских государств открывают настолько сомнительные и непривлекательные перспективы, что у России по-прежнему остаются (а может, и увеличиваются) возможности для того, чтобы полностью перевернуть ситуацию и восстановить свое лидерство как в регионе, так и в мире. Именно сегодня, когда ушла волна псевдоблагополучия, делать вид, что «все будет хорошо», уже не получается, на первый план выходит  способность субъектов международной политики организовывать развитие. А наибольшим опытом организации развития на своей территории и территории постсоветских стран обладает, конечно, Россия.
Дарья СОЛОГУБ: Но что конкретно будет определять характер развития Союзного государства в ближайшее время?
Юрий ШЕВЦОВ, директор Центра проблем европейской интеграции (Минск): Решающее значение для дальнейшего развития белорусско-российского союза будет иметь не состоявшееся в 2008 году и ожидаемое в ближайшее время заседание Высшего Госсовета Союзного государства. Сегодня Союзному государству нужен сильный  политический толчок для дальнейшего развития. В идеале необходимо было бы принять (в конце концов) Конституционный акт. Но если пока это сделать не получается, то просто жизненно необходимо углублять интеграцию, обязательно расширив ее из экономической сферы в иные. Создание Единой системы ПВО – это сильнейший шаг в таком направлении. Немалое значение будут иметь и первые крупные проекты экономического плана. Строительство «Атомстроем» белорусской АЭС – только один из них. А на очереди еще и вторая нить газопровода Ямал – Европа, совместная программа производства мобильных атомных электростанций на базе белорусской разработки, о чем Александр Лукашенко говорил в прошлом году как минимум дважды. Очевидно, что с мировым кризисом Беларусь успешно справляется сегодня, опираясь в том числе на углубление сотрудничества с Россией: кредит в 2 млрд долларов, приемлемые цены на газ и т.д. Россия тоже во многом опирается  на Беларусь. Даже в споре с Украиной по ценам на газ.
Юрий КРУПНОВ, председатель Движения развития и наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития (Москва): В 2009 году будут все условия для того, чтобы Союзное государство стало геополитической реальностью. Для этого приоритетом совместных действий необходимо сделать проведение новой промышленной и градостроительной политики. Промышленная должна  опираться на создание нового союзного станкостроения и на организацию перехода к седьмому технологическому укладу. Градостроительная – на проектирование новых городов опережающего качества жизни, основанных на принципе усадебно-поместной урбанизации. Эти политики имело бы смысл оформить в две межгосударственные программы. Это позволит заложить основу обширного внутреннего рынка сбыта для белорусских и российских производителей, а в конечном итоге справиться с кризисом.
Юрий ГРОМЫКО: Перспективы союзного строительства целиком зависят от того, удастся ли в 2009 году уйти от абсолютно неверной методологии интеграции России и Беларуси в Союзное государство, а именно от попыток образовать формальный единый рынок двух государств. Ведь если посмотреть на опыт интеграции, например, Китая и Гонконга и предположить, что руководство Китая предложило бы сформировать единый рынок для финансовых услуг Гонконга и, например, промышленности провинции Сычуань, то это было бы полным абсурдом. Чем раньше мы уйдем от бесперспективной  идеи создания какого-то межгосударственного рынка и поддержим идею совместных действий на глобальных рынках, тем быстрее мы перейдем к каким-то более продуманным и интересным моделям.
Безусловно, надо думать и о Конституционном акте, и о других вещах, так как в союзном строительстве мелочей нет и быть не может. Но есть вопрос приоритетов. В условиях мирового финансового, экономического и цивилизационного кризиса необходимо думать о модернизации экономик наших стран, о предложении принципиально новых технологических продуктов, о выходе за рамки сырьевой модели, которая висит на России и уничтожает ее, и через это – о выходе на повышение производительности труда, которое невозможно без развития станко- и приборостроения.
Вопросы конкурентоспособности экономики, суверенности государства, самочувствия населения и уровня вложений в человеческий капитал сейчас являются приоритетными, а все остальные вопросы, включая бесконечно обсуждающийся вопрос единой валюты, являются глубоко второстепенными, если не риторическими.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...