Строительные лотереи пора заканчивать

Лопнет ли «строительный пузырь»? Что привело к кризису на рынке жилья

Публикации «СБ» последних лет о долевом строительстве — это печальная хроника. Современным дольщикам трудно даже представить, что когда–то жилье было бесплатным. Надо было лишь подождать. Но квартиру молодая семья получала, как правило, не позднее, чем дети шли в школу. Если готова была платить, то в ЖСК вселялась через год–полтора. Гарантированно! Сегодня, если кто–то умудрился точно в срок или с задержкой даже на год получить готовое жилье, которое уже полностью оплатил, его можно считать счастливчиком — как будто в лотерею выиграл.


Большинство, как показывает жизнь, или платят гораздо больше, чем предполагалось по договору, или ждут на несколько лет дольше. Нередко то и другое сочетается. Но и это тоже счастье — когда и переплатил, и отчаялся ждать, но квартиру все же получил. Немало и тех, кто и жилья не дождался, и деньги потерял. По крайней мере, большую их часть, поскольку с застройщика–банкрота взять нечего или выплат придется ждать годами. Еще хуже, если «повезло» иметь дело с осужденным застройщиком–мошенником. «ТерраСтройИнвест», «Волынь»... — читатели могут продолжить этот перечень.

Несколько лет назад газета в течение нескольких месяцев рассказывала о заседаниях специальной рабочей группы, посвященной проблемам жилищного строительства. На учет и строгий контроль были взяты сотни домов–долгостроев по всей стране. По каждому из них отчитывались местные руководители и строители, кое–кто лишался должности. Разобрались с каждым долгостроем: ввели все. Но проблема забылась ненадолго. «Более 600 семей могут остаться без жилья и денег» — это один из заголовков в СМИ самого последнего времени. Теперь речь идет, в частности, о компании «Тамбаз», которая использовала новую методику долевого строительства — продажу так называемых жилищных облигаций.

Причины происходящего лежат на поверхности. Как прежде массовое жилье возводили стройтресты, а материалы для него (стеновые панели, перекрытия, лестницы, кирпичи, блоки) производили ДСК, так и сейчас: больше некому. Вышедшие на аппетитный, прибыльный рынок «ТерраСтройИнвест», «Волынь», «Тамбаз» и прочие частные компании не принесли с собой ни дополнительных строительных мощностей, ни самих строителей. Наоборот, они отобрали их — конкуренция! — у других. Тем самым многих обескровили.

Но ведь те же панели (своих не производят) покупали по среднерыночной стоимости; краны, панелевозы и прочую технику (своей опять же нет) арендовали на тех же условиях. Как же переманить к себе еще и клиентов? Только соблазнительными ценами и сроками, которые просчитывались не всегда корректно. Долгострой — не всегда следствие обмана и прямого мошенничества. Но дольщику от этого не легче.

Кстати, о дольщике. Достоверной статистики нет, но известно, что немало наших земляков строят вторые и третьи квартиры — с расчетом на коммерческое их использование: перепродажу или аренду. У них деньги если и не шальные, то, скажем мягче, лишние: могут себе позволить. Тем самым подогревают рынок и аппетиты частных строительных компаний. Когда они оказываются несостоятельными, страдают нуждающиеся, очередники. Потому что конъюнктура резко изменилась.

Владельцы элитного жилья на знаменитой московской «Рублевке» массово продают свои участки и коттеджи. Цену сбрасывают кратно, а продать не могут! Сильно обеднели даже те, кто прежде денег не считал. Причины сейчас не время обсуждать. Но и мы ведь не стали богаче. А строители этого будто не замечают. Как привыкли жировать, так и продолжают. Среднерыночная тысяча у.е. за метр остается нормой, хотя в российских городах, куда наши строители экспортируют свои услуги, умеют уложиться в 600 — 700. А среднемировая, условная норма стоимости жилого метра — среднемесячная зарплата.

«Мы подходим к системному кризису отрасли», — сказал Председатель Комитета государственного контроля Леонид Анфимов на совещании у Президента. Сказал, пожалуй, даже мягко. Пожалуй, уже подошли. Если на такой–то бирже акции какой–то компании теряют несколько процентов, это называется обвалом, порождающим панику. А ведь в нашем строительстве официальная статистика фиксирует двукратное падение! В 2014 году отрасль составляла 10% в структуре ВВП, сейчас — 5. Только за 2016–й численность работников на предприятиях Минстройархитектуры снизилась на 10 тысяч, 38% организаций убыточны. Ясно, что стране не нужно столько строителей. Вероятно, что и жилья. В 2014–м было построено 5,52 миллиона кв. метров, в 2016–м — 4,2, план этого года — 3,5.

Рыночная терминология для кризиса имеет термины «строительный пузырь», «перегретый рынок». Будем надеяться, что до паники не дойдет. Наша экономика тем и отличается, что государство сохраняет серьезные рычаги влияния на рынок, его регулирования. Честный диагноз, впервые сформулированный столь жестко, дает основания думать, что эти рычаги будут включены.

ponomarev@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУШНЕР
Загрузка...
Новости