Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Стоянка первобытных людей в Жлобинском районе может потягаться в возрасте со знаменитыми Бердыжом и Юровичами

Стрелы из прошлого

Одно из самых уникальных поселений первобытного человека не только на территории Беларуси, но и всей Восточной Европы, располагается недалеко от деревни Нижняя Олба, в сердце республиканского ландшафтного заказника «Смычок». Площадку на месте слияния Днепра и Березины люди облюбовали несколько тысячелетий назад, причем народ здесь бывал разный, начиная от прибалтийских мигрантов и заканчивая номадами из западной и центральной части Старого Света. По скромным подсчетам, общая площадь стоянки — почти 3 гектара, а высота над уровнем поймы достигает 5 метров. За несколько лет раскопок здесь нашли более 30 тысяч артефактов, которые свидетельствуют о присутствии различных археологических культур. Правда, археологи считают, что это только вершина исторического айсберга. Корреспондент «СГ» вместе с сотрудниками Института истории НАН Беларуси и волонтерами Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры отправился в экспедицию и узнал, какие еще тайны и секреты хранят здешние недра. 



ВПЕРВЫЕ исследованием окрестностей Нижней Олбы занялись еще в 1925 году. Тогда известный археолог Константин Поликарпович отыскал недалеко от берега Днепра несколько кремневых артефактов, которые свидетельствовали о наличии в этих местах стоянки первобытного человека. Лишь через 52 года специалисты вернулись сюда вновь. Научный сотрудник Института истории Владимир Ксендзов решил провести здесь археологическую разведку и зафиксировал фрагменты керамики, которые предположительно отнес к бронзовому веку (III—I тысячелетия до нашей эры). Однако, несмотря на раритетные находки, полноценные раскопки здесь начались лишь в 2011-м, после того как за два года до этого на территории заказника побывала археологическая экспедиция под руководством старшего научного сотрудника отдела археологии первобытного общества, кандидата исторических наук Института истории НАН Игоря Езепенко. Благодаря рассказам местной жительницы Тамары Глушанковой удалось определить границы поселения наших предков и найти несколько древних артефактов. 

— Решили начать с южного края. За три сезона (2011, 2013 и 2017 годы) вскрыли более 100 квадратных метров культурного слоя до глубины 120 сантиметров и обнаружили различные наконечники стрел, пластины с затупленными краями, а также разнообразные скребки и резцы. Все они свидетельствовали о заселении мест людьми в эпоху раннего мезолита (среднего каменного века). Это где-то вторая половина седьмого тысячелетия до нашей эры, — проводит экскурс Игорь Николаевич. 

За все время исследований историки зафиксировали рядом с Нижней Олбой не менее 7 этапов заселения: это и ранний мезолит, и разные периоды неолита, бронзовый и железный века. Так, например, о присутствии человека здесь в новом каменном веке свидетельствуют найденные осколки от первой керамической посуды, которая относится к V тысячелетию до нашей эры. А в 2011 году археологи отыскали очаг жилища, внутри которого оказался горшок. Находки отправили на датировку в Санкт-Петербург, которая показала, что оно функционировало 4250 лет тому назад. Сейчас 90 процентов найденного материала относится к эпохе неолита, однако, по словам Игоря Езепенко, это не говорит о том, что люди не появлялись здесь раньше:

— Впереди еще много работы. По моим подсчетам, здесь еще можно копать сезонов 15—20, и вполне реально найти артефакты периода позднего палеолита на высоких террасах Днепра, до которых еще не добрались. Более того, если мы найдем какое-нибудь погребение, то сможем определить верхнюю границу поселения. Возможно, Нижняя Олба по возрасту будет, как наши знаменитые Юровичи и Бердыж. То есть более 20 тысяч лет до нашей эры! Все предпосылки к этому есть. 


НА данный момент археологи исследовали площадь порядка 250 квадратных метров, нашли около 12 тысяч фрагментов кремния и примерно 18 тысяч — керамики. Самые ценные артефакты — наконечники стрел, по которым можно с максимальной точностью определить период заселения этих мест людьми в определенные этапы истории. Так, например, здесь обнаружили примитивные наконечники на пластинах, которые использовались в VII тысячелетии до нашей эры, а также обработанные так называемые бифасиальные, появившиеся на три тысячелетия позже. К слову, по наконечникам можно проследить и развитие самого человека. Когда появляется керамика, люди уже задумываются о функциональной составляющей стрелы, поэтому начинают изобретать различные формы: делают этот предмет и прямым, и ассиметричным, и с выверенным черенком, чтобы он мог лететь дальше и обладать большей убойной силой. 

Также по стрелам можно определить, какие племена останавливались в районе Нижней Олбы. Группа Игоря Езепенко нашла наконечники, которые принадлежат к так называемому технокомплексу типа Пулли, который берет свои истоки на территории современной Эстонии. 

— Вообще, поселение Нижняя Олба уникально для Беларуси. В древние времена тут пересекались Березина и Днепр, поэтому люди активно обживали это место. Здесь было много дичи: оленей, лосей, туров, куниц, бобров и так далее. Плюс возвышенность (от 2 до 5 метров над уровнем поймы), что позволяло вести продуктивную охотничью деятельность. В эпоху мезолита сюда шли со стороны Прибалтики, а во время неолита — с северо-востока современной Украины. Мы нашли фрагменты керамики с орнаментацией днепро-донецкой культуры, которые могут нас связывать с территорией Среднего Поднепровья (Киевской и Черниговской областями), — рассказывает Игорь Николаевич. 

Стоит сказать, что древнее поселение в Жлобинском районе заинтересовало и специалистов из других стран. Вместе с белорусской группой на раскопках работает Дмитрий Шульга из Санкт-Петербурга. Про Нижнюю Олбу он узнал от Игоря Езепенко, с которым познакомился во время археологической экспедиции в Твери. 

— Меня интересует каменный век, особенно эпоха мезолита. Это такой своеобразный переходный период, когда менялись природные условия и способы адаптации людей к ним. Это занимательные процессы, и о них подробнее можно узнать как раз в таких местах, как Нижняя Олба, где и вовсе пересекается несколько этапов развития человечества, — отмечает Дмитрий Маркович. 

БОК о бок с профессиональными археологами здесь трудятся ребята-волонтеры. Например, будущий первокурсник Белорусского торгово-экономического университета потребительской кооперации Даниил Колупахо на раскопках уже в третий раз. Сейчас он занят зачисткой для фотоотчета. Уроженец деревни Большие Роги Жлобинского района говорит, что на первый взгляд эта работа может показаться монотонной, но на поверку оказывается очень интересной:

— Вот только что нашел фрагмент керамического горшка. Судя по точечному орнаменту, его предположительно можно отнести к эпохе неолита, — просвещает меня Даниил. — Помимо Нижней Олбы, мы вместе с аспирантом Института истории Олегом Вороненко ездили в деревню Продвино Бобруйского района. Там лично я обнаружил довольно большие отщепы от кремния. Мне нравится этим заниматься: живем в палатках на свежем воздухе, общаемся. Родители тоже с пониманием относятся к моему увлечению. 

Верхний ряд: Дмитрий ШУЛЬГА, Полина БУКАЛОВА; 
нижний ряд: Виталий БЕСПАЛЬЧИК, Игорь ЕЗЕПЕНКО и Даниил КОЛУПАХО.

В соседнем раскопе аналогичной работой занят Виталий Беспальчик. Его археологической тематикой увлек Игорь Езепенко, правда, случилось это в деревне Небышино Докшицкого района. Там специалисты Института истории НАН Беларуси также нашли поселение первобытных людей.

— Я родом из деревни Витуничи. Когда узнал, что в Небышино приехали археологи, решил напроситься к ним в помощники, чтобы побольше узнать о древней истории родного края. Находили там кости животных, различные орудия труда. В итоге мне понравилось этим заниматься, и когда Игорь Николаевич предложил поехать в Нижнюю Олбу, тут же согласился. 

Таких энтузиастов, как Даниил и Виталий, готовых добросовестно помогать археологам, сегодня, увы, не так много, как хотелось бы. Игорь Езепенко отмечает, что в последние годы в Беларуси появилось много черных копателей, которые малого то, что присваивают себе исторические артефакты, так еще и портят культурный слой:

— А это ведь важная составляющая, по которой можно определить в какой период была сделана та или иная вещь. Например, 10 сантиметров культурного слоя, если его никто не повреждал, формируется примерно одно тысячелетие. Мы, когда работаем, аккуратно его снимаем и внимательно просматриваем чуть ли не каждую песчинку, чтобы ничего не упустить. А нечестные на руку люди только портят, поэтому это усложняет нам работу. 

banny@sb.by

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...