Стратегия антикризисного прорыва

Ранее процветающее КСУП «Баума» сегодня пришло к банкротству? Впрочем, в Ивьевском районе пять из шести сельхозпредприятий -- банкроты…

Что привело гремевшее в свое время на всю огромную страну ивьевское хозяйство «Баума» к банкротству и поднимется ли оно снова
Когда говорят, что предприятие или хозяйство стало резко убыточным и на нем пора бы уже поставить черную метку банкротства, мне почему-то вспоминается известная еще со школьной скамьи басня о лебеде, раке и щуке. Почему? Разве первопричина плачевной ситуации не в отсутствии согласия между ожиданиями работников, требованиями морали, личными амбициями и желанием в кратчайшие сроки пресытиться благами у сиюминутно сменяющихся руководителей, которых и по пальцам в таких организациях уже не перечесть... Если это не так, тогда почему ранее процветающее КСУП «Баума» сегодня пришло к банкротству? Впрочем, в Ивьевском районе пять из шести сельхозпредприятий — банкроты…
Фото: БелТА

Услышав, что предприятие стало банкротом, — хочешь не хочешь, сразу вырисовывается картина: обветшавшие здания с разбитыми стеклами, с «корнем» выдранное оборудование, голодный скот и работники-бездельники, готовые немедля приделать ноги всему, что еще осталось ценного. При этом и мысли не возникает, что даже в хозяйстве-банкроте может быть порядок во всем. Вот и я ехала на Гродненщину в полном неведении. 

Увиденное огорошило: в КСУП «Баума» жизнь кипела полным ходом — на полях тракторы чертили последние штрихи посевной, а на мехдворах уже вовсю готовились к заготовке кормов. Не витало в воздухе никакой подавленности — работали все, и старался каждый. 

— Чему удивляетесь? В деревнях народ к труду приучен. Нам важно, чтобы работа была и зарплату своевременно давали. Повесили на нас ярлык, а работать все равно надо, — механизатор Николай Булавкин здесь уже более 30 лет, и буквально на его глазах некогда завидный колхоз скатился до незавидного положения вещей. — Просто в свое время каждый из руководителей смотрел на себя. В последнее время у нас что ни год — то новый директор, с 2014-го уже третий работает. Меняются быстро, потому что видят: взять нечего — и тут же интерес пропадает. А в свое время повезло мне: застал золотые времена при Владимире Бауме. Знаете, почему о нашем колхозе тогда слава гремела на всю округу? У нас ведь огромнейшее производство было: косметика, молочная и мясная переработка, даже плитку для отделки потолков делали. Баум пробивной был. Он всех нас учил: «В дверь не пускают — в окно лезьте».

Урожай в этом году обещает быть хорошим. Елена КУДЛО, словно волшебница, издали замечает плодовые почки яблонь.

В начале 90-х руководитель ушел на заслуженный отдых — и все стало постепенно опускаться, сыпаться. Неизвестно откуда у хозяйства невиданные долги появились — от них же, со слов Николая Алексеевича, и откупались собственным производством. С тех пор много поменялось руководителей — всех Булавкин уже и не помнит, но так искренне и рьяно уже никто больше не работал. 

Нынешний управляющий, 31-летний Дмитрий Буйко, возглавил хозяйство в августе 2016-го, и банкротство ему свалилось словно снег на голову. И хотя о хозяйстве знал не понаслышке, ранее был здесь главным агрономом, но уровень ответственности руководителя оказался совсем другим, а реальные масштабы экономической пропасти — зияющими. Долги и проблемы — зарплата, кредиты, корма — нарастали снежным комом.

Из-за засухи, которая в прошлом году нещадно выжигала посевы с мая по июль, хозяйство и легло: урожай оказался настолько мизерным, что еле-еле наскребли 20 центнеров с гектара, а в идеале должно было быть раза в два-три больше. Нет зерна — нет кормов, а без них как держать три тысячи КРС и почти 11 тысяч свиней. Сначала крепились, а потом все средства стали уходить на покупку комбикормов — ни на что другое денег не осталось.

Дмитрий БУЙКО в новом плодохранилище.

Вот в это пекло и пришел молодой руководитель. И теперь именно за его плечами хозяйство и судьба более трехсот его работников, у которых есть семьи, дети. Что-то уже меняется к лучшему — дисциплина, отношение людей к работе. Но больших иллюзий на то, что все переменится вдруг, как по мановению волшебной палочки, ни Буйко, ни специалисты, к примеру, агроном-семеновод Анна Марушевская, не питают. Долгов, говорит, наделать легко, а вот выкарабкаться из них, на ноги подняться — попробуй еще сумей. 

— Денег не хватает ни на что, — Дмитрий Буйко раздосадованно машет рукой. — Но даже в такой ситуации не имею права терять надежду. Хотелось бы получить урожайность зерновых как минимум раза в два больше: уповаем на то, что благоприятная погода, своевременный сев и качественная обработка посевов сыграют нам на руку. Но я ведь понимаю, насколько это трудно, а вероятно, и вовсе невозможно, если минеральных удобрений всего 19 процентов от потребности. А надо еще и кормами запастись. Что будем делать? Крутиться. 

То, что КСУП «Баума» оказалось в списке банкротов, — больше недоразумение, нежели закономерность, утверждают в Ивьевском райсельхозпроде. Из пяти районных банкротов оно самое крепкое и сильное: незакредитованное, с большим потенциалом, хотя и работает не на полную мощь. Именно большие затраты на комбикорма снизили коэффициент платежеспособности хозяйства, и как только этот показатель опустился ниже плинтуса — добро пожаловать в клуб банкротов. 

Несмотря на всплеск этих досадных обстоятельств, хозяйство по-прежнему считается одним из перспективных благодаря производству свинины, говядины, молока. Кстати, молоко в последние дни идет только сортом «экстра», хотя еще в прошлом году даже высшего не было. Со слов заместителя начальника управления по экономике Ивьевского райсельхозпрода Светланы Филимон, уже сейчас хозяйство может похвастаться немалой выручкой: на счет предприятия поступает около шестисот тысяч рублей ежемесячно. Правда, практически половина уходит на закупку комбикормов — то есть на содержание свинокомплекса, который в сложившейся ситуации как камень на шее. Еще в список расходов нужно внести зарплату работникам, покупку средств защиты растений, минеральных удобрений, коммунальные платежи. Вот и получается, что даже такой большой суммы не хватает. Приходится чем-то жертвовать: задерживать зарплату нельзя, урезать комбикорма — значит, не будет привесов и надоев, и тут же упадет выручка. Поэтому и экономят на растениеводстве, выбирая лучший из худших прогнозов.

В принципе, в статусе банкрота есть и свои положительные моменты. К примеру, у хозяйства остается лишь один расчетный счет, куда стекаются все финансовые поступления. 

Более 30 лет посвятил хозяйству Николай БУЛАВКИН.

— Без моего ведома и согласия ими уже никто распорядиться не может — вплоть до копейки контролирую каждое платежное поручение. И если раньше выручку разрывали между собой кредиторы, сейчас появилась возможность расставить приоритеты в их распределении. Для руководителей это как глоток воздуха, потому что многие уже и не помнили, когда в последний раз деньги на счету у них были. Пока что мы находимся на этапе конкурсного производства, когда подсчитываются долги сельхозорганизаций и устанавливается порядок выплаты кредиторской задолженности. Следующая фаза — санация и оздоровление. Длится она три года, но может быть продлена и до пяти лет. За этот срок хозяйство должно повысить рентабельность производства и научиться жить по средствам, — комментирует ситуацию Виталий МАТЕЙКО, директор КУП по оказанию услуг «Ивьевский центр по банкротству и антикризисному управлению» (на снимке) и одновременно антикризисный управляющий всех пяти хозяйств-банкротов Ивьевщины.

На антикризисного управляющего Матейко отучился по предложению райисполкома в Гродненском университете имени Янки Купалы, прошел аттестацию в Департаменте по санации и банкротству Минэкономики. Его задача — отрегулировать финансовые потоки. А в суть проблем сельского хозяйства еще предстоит вникать, так как раньше имел к нему лишь косвенное отношение — работал главным юрисконсультом в Ивьевском райсельхозпроде.

Кстати, долги всех пяти хозяйств-банкротов переданы «Агентству по управлению активами», а кредиты, выданные на строительство жилья, райисполком взял на себя. Но следует понимать, что деньги эти возвращать все же придется. Пока что отсрочка предоставлена до ноября и хозяйства гасят лишь начисленные проценты. С ноября придется уже платить и по основным счетам — равными долями на протяжении семи лет. Правда, такая ситуация выгодна далеко не для всех: некоторым хозяйствам ранее была предоставлена беспроцентная рассрочка, но, как только она передается агентству, долг автоматически дорожает на три процента. Таковы условия.

Поменялась ли жизнь в хозяйствах с приходом антикризисного управляющего? Однозначно, сейчас любую покупку просчитывают до мелочей и тысячу раз подумают, прежде чем оформить платежку. Хотя раньше, например, те же средства защиты растений покупали где придется, порой переплачивая до 20—30 процентов от стоимости. Почему раньше не задумывались об экономии? Наверное, когда привыкаешь к наезженной колее, то прыгать по кочкам уже и не хочется. 

Сегодня одна из главных задач антикризисного управляющего Матейко — провести финансовое оздоровление (о ликвидации и речи быть не может) всех пяти хозяйств. При этом у каждого из них прорисовывается довольно четкая и благоприятная перспектива. Некоторые из них оказались в долговой яме из-за кредитов, взятых на строительство молочно-товарных комплексов. И хоть под заемные деньги разрабатывался четкий бизнес-план, где расписывался буквально каждый шаг, на каком-то этапе происходил элементарный сбой: недополучили продукцию, а значит, и выручку — и тут же долги стали прирастать нулями. Сейчас стоит задача подтянуть животноводство, чтобы привесы и надои поползли вверх.

— Что касается «Баума», есть все шансы подняться с колен: 112 гектаров сада, развитое животноводство, новое плодохранилище на 1200 тонн. И по молоку картина хорошая вырисовывается: ежемесячно идут прибавки в надоях — на конец года, думаю, выйдем на четыре тонны от коровы. В принципе, на производство молока будет сделан основной упор в каждом хозяйстве: это деньги каждый день, — рисует краткосрочную перспективу Виталий Матейко. 

ЕСЛИ отбросить в сторону все эти новшества с названиями должностей — антикризисный управляющий, — то Виталий Францевич директор этих пяти сельхозпредприятий, и на нем вся финансовая за них ответственность. Руководители на местах сейчас лишь организаторы производства, которые должны поставить работу так, чтобы показать результаты, дать надои, привесы, выручку, урожай. С одной стороны, неплохо откреститься от денежных вопросов. С другой — нужно уметь убеждать своего управляющего партнера в первостепенности тех или иных действий и платежей. Не всегда это легко, особенно если человек пришел ставить на ноги сельское производство, хотя сам далек от этого. Тем не менее это должен быть именно тандем, а не единоборство и тем более противостояние. Славой счесться можно будет и потом, когда то же хозяйство «Баума» избавится от так позорящего его славную историю статуса. 

syritskaya@sb.by



Автор фото: Светлана СЫРИЦКАЯ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости