Столпы нашей безопасности

Кто будет работать на станции и где будут хранить отработанное топливо – корреспондент «Рэспублікі» побывала на строящейся БелАЭС

Первое, что удивляет при въезде на территорию строящейся Белорусской АЭС, — это даже не сама стройка и не гигантские градирни, которые видны за десятки километров, а обилие припаркованных машин. За окном автобуса мелькает сначала одна большая стоянка, потом вторая, третья… Сотни, а может, даже тысячи автомобилей. Хотя, конечно, всему этому обилию личного транспорта есть свое логичное объяснение — на стройке трудятся более 6 тыс. человек. И, по словам заместителя министра энергетики Михаила Михадюка, мы вступили в активную стадию строительства станции. Корреспондент «Рэспублікі» посмотрела, чем сейчас живет главная стройка страны.

167 метров над уровнем земли

Чашка кофе после долгой дороги, и автобус везет нас на строительную площадку. Дорогу то и дело преграждает техника. Есть здесь и компактные «Машеки», и масштабные «Либхеры». И вот наконец долгожданная остановка. И мы стоим около здания реактора № 2. После обязательного инструктажа по технике безопасности водружаем на головы каски и выходим наружу.

На строительстве БелАЭС трудятся более 6 тысяч человек, в их числе сварщик Алексей КУРЧУ

Человеку непосвященному понять происходящее вокруг, поверьте, непросто. Первая знакомая иллюстрация к любой АЭС — гигантские градирни — остается где-то позади. К своему стыду, только сейчас узнаю: нужны эти «мегабочки» для охлаждения большого количества воды. Атомный реактор очень горячий, и необходимо обеспечить постоянный охлаждающий процесс. Кстати, градирни, просвещает зам­начальника реакторного цеха Сергей Горин, — самые высокие точки АЭС: они возвышаются над поверхностью земли на 167 метров. Для сравнения: высота здания реактора ниже почти на 100 метров.

Впрочем, второй энергоблок к этой высоте только приближается. Поэтому сюда подъезжает машина с бетоном. Кстати, его за все время строительства было уложено более 1 миллиона кубометров. По другую сторону от автобуса замечаю купол, сильно напоминающий крышу подземного торгового центра «Столица» в Минске, вот только выполнен он из листов металла. Интересуюсь: что же это? Сергей Горин улыбается:

— Это верхняя часть защитной оболочки, которая впоследствии накроет здание реактора. На энергоблоке № 1 такая уже имеется. Кстати, по строительной части на втором энергоблоке сделано многое: например, установлено все тяжеловесное оборудование, и сейчас ведется подготовка к сварке главного циркуляционного трубопровода (ГЦТ). Он потом свяжет в единое целое корпус реактора, парогенераторы, главные циркуляционные насосы (ГЦН). Рядом со зданием реактора строится ГПК — главный паровой комплекс, где будет проходить узел питательной воды, которая в виде пара поступит на турбину, вращая ее.

Градирни — самые высокие точки Белорусской АЭС. Они возвышаются на 167 (!) метров

Речь специалиста пестрит многочисленными и иногда созвучными аббревиатурами. Непосвященное ухо с трудом находит в них различия. По ходу беседы часто прошу: расшифруйте. На что Сергей Горин вспоминает историю из жизни: однажды, находясь в компании двух экспертов-атомщиков, человек вдруг спросил у них, на каком языке они говорят.

Вопросы безопасности

К первому энергоблоку подъезжаю, решив непростые задачки по терминологии. Впрочем, тут, заверяют специалисты, дело близится к завершению. И это видно невооруженным глазом — строительные работы практически завершены. Идет монтаж вспомогательного оборудования, выполнена сварка ГЦТ, проводится стыковка систем безопасности и в целом подготовка к активной фазе испытаний.

И все же, как оказывается, работать в этом году планируют как минимум вдвое энергичнее. Вообще, на нынешний год на БелАЭС запланировано 16 важных событий, одно из них — это первая поставка топлива, которая должна произойти уже в ноябре. Правда, сам физический пуск ядерной установки — испытательная фаза с постепенным выходом на проектную мощность — намечен лишь на февраль 2019-го.

— До этого времени топливо будет храниться в хранилище свежего топлива, — говорит Сергей Горин. — Оно не активно, не дает излучения. А уже когда придет срок, будет загружено в реактор.

Вообще, когда заходят разговоры о станции, так или иначе возникает тема ее безопасности. Вот и сейчас, указывая на здание реактора, Сергей Горин не обходит ее:

— На современных ядерных энергоблоках, в том числе на БелАЭС, сочетаются активные и пассивные системы безопасности. Активные преду­сматривают наличие электричества, участие человека. А пассивные — действуют без него, сообразно с законами физики. Случись аварийная ситуация, реактор сам себя остановит. Для этого не нужно личное присутствие человека, достаточно контроля за пультом управления.

Работать в этом году на сооружении БелАЭС, об этом знает и плотник Анатолий ЛИСОВСКИЙ, планируют вдвое энергичнее

Сам специалист, как выясняется, знает об АЭС, подобных нашей, все или почти все: он много лет проработал на станции с аналогичным реактором типа ВВР на Балаковской, что находится в Саратовской области России, в должности ведущего инженера по управлению реактором.

Кстати, чтобы убедиться в безопасности БелАЭС, в марте этого года к нам приедут 22 эксперта из 17 стран мира. По словам заместителя министра энергетики Михаила Михадюка, в 2016 году на Белорусской АЭС по европейской методике и с учетом рекомендаций проведены стресс-тесты, результаты которых переданы в Еврокомиссию в конце октября прошлого года и сейчас изучаются.

— Уже сформировано около 500 уточняющих вопросов, на которые мы готовим ответы. Это нормальная практика — процедуру проходили все страны, давшие согласие на добровольную экспертизу.

Судьба отработавшего топлива решена

Еще один вопрос, который волнует многих, — судьба отработавшего топлива и ядерных отходов. Но и здесь, как выясняется, все достаточно прозрачно. Возле комплекса реактора, указывает Сергей Горин, есть бассейн выдержки:

— В нем под толщей воды отработавшее топливо будет находиться не менее трех лет. За это время оно остынет, снизится его радиоактивность. Затем его отправят на переработку в Россию — все соответствующие соглашения подписаны. Завода по переработке отработавшего ядерного топлива у нас в стране нет, а строить его ради одной АЭС смысла нет. За счет того, что будем отдавать отработавшее топливо, получим скидку на новое. Что касается образующихся после переработки радиоактивных отходов, их объемы невелики. Для них достаточно хранилища на самой площадке, которого хватит на весь жизненный цикл станции.

Так будут выглядеть строящиеся энергоблоки

— А цеха у вас укомплектованы? И много ли там молодежи? — интересуюсь.

Сергей Горин заверяет: его цех практически готов к работе. Не хватает лишь специалистов для одной смены. Много тех, кто пришел из энергосистемы, например, других АЭС либо после работы на ТЭЦ. Таких специалистов переквалифицировали, стажировали. Но есть и молодежь — в соотношении два к трем. В целом же, по словам Михаила Михадюка, первый блок практически укомплектован персоналом, а подготовке кадров на БелАЭС уделяется большое внимание.

Впрочем, очевидно одно: работы предстоит еще много. А 2019 год, в конце которого планируется запустить первый энергоблок, не за горами. Но и это не все. Нужно будет успеть выполнить еще одну важную задачу: подключить АЭС к общей энергосети страны и постепенно нарастить мощность. Это событие запланировано уже на следующее лето.

ПОЗИЦИЯ

Владимир ПОТУПЧИК, министр энергетики:


— Задача этого года сформирована. Надо больше чем в два раза увеличить объем работ, из них строительные остаются практически на том же уровне, тепломонтажные работы должны быть увеличены в 2,87 раза, а электромонтажные — в 4,25 раза. Задача сложная, напряженная, но со всеми организациями эти объемы рассмотрены, согласованы и подписаны. 16 ключевых событий должны быть выполнены в срок, это позволит нам начать физический пуск станции в феврале 2019 года.

Вопросы сооружения БелАЭС ежемесячно рассматриваются на оперативных штабах с участием заместителя Премьер-министра Владимира Семашко. Принимаются необходимые решения. Все поручения даны, и спрос за их выполнение будет строгим.

Сегодня те, кто задействован на строительстве этого объекта, четко понимают, что необходимо делать и какие объемы нужно осваивать. Все ключевые события расписаны по месяцам и должны быть реализованы. Как у министра, у меня нет абсолютно никаких сомнений, что так и будет.

БелАЭС: цифры и факты

•Инвестиции в основной капитал Белорусской АЭС в прошлом году выросли почти на 40 процентов.

•Объем инвестиций в основной капитал составил 1,68 миллиарда рублей, темп роста по сравнению с 2016 годом — 139,5 процента.

•За 2017 год смонтировано 17 тысяч тонн арматуры и уложена 101 тысяча кубометров бетона.

•Строительно-монтажные работы велись на 123 объектах БелАЭС.

•В рамках инвестиционной госпрограммы в 2017 году в Островце введено четыре жилых дома, продолжается строительство еще семи, введен в эксплуатацию военный городок внутренних войск МВД по охране АЭС.

Фото БелТА

veraart14@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.19
Загрузка...
Новости