Стихия на медийном поле

На каком небе сейчас расположились журналистика вообще и каков прогноз востребованности нашей профессии в будущем

В канун Дня печати довелось общаться со многими коллегами. Они представляют издания и медиаресурсы самого разного толка. Говорили без излишних эмоций и балагана, который воцарился на отдельных российских телеканалах. Без сарказма и радикализма, без которых не мыслят свое существование некоторые издания и сайты в Беларуси, определившие себя как оппозиционные. Цель таких мини-диспутов была одна: определить, на каком небе сейчас расположилась журналистика вообще и каков прогноз востребованности нашей профессии в будущем.

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

Если не лукавить, не ходить вокруг да около, то надо признать, что оптимизма в таких выводах откровенно маловато. Надо признать также, что эмоции и авторский самопиар частенько вытесняют анализ и даже здравый смысл, без которых путь к читателю либо зрителю становится не только проблематичным, но в большинстве случаев и вовсе невозможным. 

Еще не так давно казалось, что за счет тех же блогеров, растущих как грибы после дождя, удастся подпитаться качественной публицистикой. Что-то не получается…

Нередко молодые люди, которые приходят в творческие коллективы со студенческой скамьи, не получают должного внимания со стороны более опытных коллег и руководителей. 

К сожалению, все труднее заниматься и «самообразованием»: многие из тех, кто был в свое время кумиром для приходящих в журналистику свежих сил, не выдают в новых (признаемся — усложнившихся) условиях качественной продукции. С кого же тогда брать пример?

Вряд ли кто-то сможет упрекнуть в непрофессионализме, скажем, того же Александра Невзорова. Человек давно сделал себе имя. Вот только неясно, почему, даже будучи профи такого уровня, можно позволять себе оскорблять других бездоказательными выпадами? Там ведь могут оказаться и твои бывшие и нынешние почитатели. Тем не менее на ресурсе obozrevatel.com можно прочесть от Невзорова и такое о Донбассе и его жителях: «Нельзя создавать город солнца руками уголовников. Нельзя творить какую-то высокую светлую идею, пусть даже бредовую, пусть даже национальную, — ее нельзя творить руками ублюдков. А других кадров нет. И то, что получилось, — получилось чудовищно и никому не нужно».

Даже те, кто когда-то уважал автора, прочитав такое, задумаются: «А кто позволил такому гуру от журналистики оскорблять скопом стольких своих братьев по крови?»

Мы же спросим другое: «А журналистика ли это вообще?» Ответ: грубый пропагандистский выпад, которым автор попытался заменить серьезную аналитическую публицистику. Кому это надо? И чему здесь могут научиться будущие акулы пера?

Не оправдывает себя пока и массовый приток в политическую журналистику авторов-женщин. Принято считать, что их перо менее жесткое и более ответственное. Как сказать… Опять же остановлюсь на российских, как наиболее характерных, примерах. Недавно Юлия Латынина в эфире своей программы «Код доступа» на радио «Эхо Москвы» выдала следующее: «Россия не стала защищать КНДР от американского президента Дональда Трампа, хотя при президенте Бараке Обаме наверняка вступилась бы за сумасшедшего корейского лидера». Обратим здесь внимание на слово «наверняка». Откуда такая безапелляционность? Слово это, скорее всего, либо не услышат, либо пропустят мимо ушей слушатели. На это и рассчитано. Зато они оценят осведомленность и политическую проницательность госпожи Латыниной.

Между тем даже к такой небольшой ремарке возникает еще один каверзный вопрос. Россия не вступилась… А надо было? Ведь даже не самым серьезным аналитикам было понятно, что объявленный новым американским президентом крестовый поход не более чем блеф. По крайней мере, на этом этапе. Он рассчитан больше на «внутреннего потребителя». Заодно и некий намек Китаю. Россия-то здесь при чем? Потому и попахивает такая маленькая ремарка в худшем случае некоей провокацией, а в лучшем — не самым профессиональным росчерком.

Нина Хрущева в «Новом времени» утверждает, что внешняя политика Путина опирается не столько на применение российской силы, сколько на использование чужих слабостей. С этим вполне можно согласиться. Но откуда тогда вывод, что все, что делает там Россия, рассыплется как карточный домик? Ибо нет, дескать, у Путина решения. Во-первых, откуда такое глубокое предвидение? И во-вторых: а у кого там есть решение вопроса? У США и их союзников нет. Но тогда ведь понятно, почему Россия призывает к серьезному обсуждению вопроса именно все стороны. 

Более опытная Лилия Шевцова в том же издании, как думается, ближе к истине, когда говорит о месседже, который Трамп послал Путину: «США не планируют вступать в конфликт с Кремлем. Именно поэтому Вашингтон заранее предупредил Москву о том, что грядет. Американцам не нужен альянс России с Ираном, а тем более с Китаем». 

Публикации Лилии Шевцовой, хотя бесповоротно и однозначно направлены на критику российской политики и власти, отличаются от упомянутых и многих других стремлением, по крайней мере, анализировать факты, а не ограничиваться эмоциональными всхлипами. Тем не менее все, что сегодня заполняет медиапространство политическими комментариями, прогнозами и выводами всякого рода экспертов, ведущих политических ток-шоу, напоминает большой балаган. Услышанными хотят быть все сразу. Потому и тонет голос каждого в невообразимом гвалте. Это своего рода стихия на медийном поле. Ясно, что это не добавляет качества самой журналистике. Скорее наоборот. 

И все же попытаюсь вычленить одно весьма существенное, как думается, оправдание такому вердикту. Об этом недавно сказал в публикации на страницах «СБ» наиболее близкий мне российский публицист и политолог Федор Лукьянов. Публикация так и называлась: «Холодно, войной веет». Не стану пересказывать содержание или приводить цитаты. Кто прочитал — тот прочитал. В мире действительно тревожнее некуда. Потому и взрывается сегодня то и дело медиапространство.

Что же касается будущего нашей профессии, то вполне очевидно: работы хватит всем. И должна она быть обязательно ответственной за день сегодняшний и завтрашний. Журналисты по натуре оптимисты. И бойцы.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Дмитрий Алексеевич
Я сегодня отдаю предпочтение новостным агрегаторам, что бы самому делать выводы.
Журналисты стали политически ангажированы, что мне не нравится.
Простой пример. Взяли у убрали со всех постеров, фото и оформления города Гвардейскую/Георгиевскую ленту....
И хоть бы кто-то из них заступился за нашу память.
А ведь десятилетиями это был атрибут, память и символ. С 70-х прошлого века сам помню, а может и ранее.
Уже в 1941 было задумано, а 1942 принято...
А 6 мая - день Святого Георгия. Не забыли?
А что говорили старики на фронте о Гвардейской ленте - "георгиевка", так как атеистов на войне не бывает - тоже цитата классика. А воспоминания маршалов.... -солдатский символ.
Так почему изъяли и заменили на яблоневый цвет придуманный БРСМ "от фонаря".
Есть такое понятие - новодел.  Ладно, придумали - пусть будет. Но зачем подмена?
Не вижу журналистики...
И по-этому с благодарностью, смахиваю слезу, когда заходя в лифт вижу, что какие-то неизвестные молодые рекламщики набрались храбрости и развесили Поздравление с 9 мая. С Гвардейской/Георгиевской лентой.
Память жива...
Надежда
Помню, как в году 1983 в один колхоз приехал журналист  газеты "Труд"по жалобе колхозника. Он и следователь, и прокурор, и  адвокат и судья в одном лице. Через какое-то время появилась статья  на пол газетного листа. Председателя убрали тут-же. Теперь журналисты  очень осторожные. В их выводах никто не нуждается и никто к ним не прислушивается. Ну написал и написал. Почитали и забыли.
анна, 45, пермь
вообще то латынина очень подробно объясняла свою позицию, в том числе слово "наверняка" было использовано абсолютно уместно- сравнивались позиции 2х американских президентов, это был один из примеров.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?