Стихи пунктиром

Обзор книг Алеся Рязанова "Такая i гэтакi: талакуе з маланкаю дождж" и Джорджа Оруэлла "Хорошие плохие книги"

Алесь Разанаў. Такая i гэтакi: талакуе з маланкаю дождж.
Мiнск, Мастацкая лiтаратура, 2018.

Слынны паэт спалучае ў сваёй творчасцi i беларускую, i еўрапейскую традыцыi, таму яго ахвотна перакладаюць на мовы свету. Ёсць i досвед вершаскладання на нямецкай мове. Нядаўна выйшла створаная Разанавым кнiга майстэрскiх вершаваных пераказаў прадмоў Францыска Скарыны. А ў гэты зборнiк увайшлi напiсаныя з 1966 па 2017 год пункцiры — асаблiвая, прыдуманая аўтарам форма вершаў. «Сцiслыя, як формулы, i красамоўныя, як малюнкi, яны ў звычайным распазнаюць iстотнае i адрасуюцца ўсiм i кожнаму».

Блукае сад —
Наўздагад
Падае яблык.
Вулiца доўгая.
«Хто ты?» —
Выпытвае дождж.
Нехта пастукаўся —
Выйшаў.
У ноч: да твару
Даткнулася далечыня.

Безумоўна, змест кнiгi не для аматараў звычайнага версiфiкатарства. Выпадковы чытач можа проста разгубiцца цi раззлавацца. А можа задумацца, што хавае за трыма — пяццю радкамi пункцiру аўтар. Часам удаецца адгадаць. Зразумела, напрошваецца параўнанне з хоку i танка. А цудоўныя малюнкi Кацярыны Дасько таксама настрояць на фiласофскi лад.

Джордж Оруэлл. Хорошие плохие книги.
Издательство АСТ, Москва, 2018.

Что меня удивило в сборнике: тексты условно можно разделить на две большие группы. С одной стороны — истории о маргиналах общества, бродягах, воришках, алкоголиках. С другой — рассуждения о книгах, литературе, искусстве, политике. Повествования о «бедных людях» от автора культовых антиутопий — очень колоритные, живые, полные сострадания и образности. Сцена смертной казни заключенного, обед в ночлежке... Да, это высокая проза, взывающая к чувствам и разуму. А вот другая группа — это скорее публицистика. Причем довольно сухая и растянутая. Но сегодня в тренде книги «писатель о литературе», авторы их — от Чарльза Буковски до Нила Геймана. Предполагается, что мастер увлекательных историй и как критик выступит увлекательно. Но вот Оруэлл долго рассуждает о массовой литературе для мальчиков. Повторяет названия альманахов и серий, которые ни о чем нам не говорят. Скучно. Конечно, и в его статьях можно найти любопытные наблюдения. Вот заглавная статья о «хороших плохих книгах»: «они не имеют никаких литературных претензий, но люди продолжают их читать даже тогда, когда бесчисленные «проблемные романы», «человеческие документы» и «суровые обвинения», вынесенные тому или иному явлению, канули в заслуженное забвение». Конечно, чтобы понять, о чем речь во фразе «Карлейль более интеллектуален, чем Троллоп. Тем не менее Троллоп остался читаемым автором, а Карлейль — нет», неспециалисту придется погуглить, но смысл понятен. «Романистам, почти так же, как поэтам, очень трудно соблюсти равновесие между интеллектом и силой творческого воображения... В так называемые романы Уиндема Льюиса, такие как «Тарр» или «Высокомерный баронет», вложено столько таланта, что хватило бы на десятки средних писателей. Однако дочитать хоть одну из этих книг до конца — тяжкий труд, потому что в них нет некоего не поддающегося определению качества, чего–то вроде витамина литературы». Кстати, самым замечательным образцом «хорошей плохой книги» Оруэлл считает «Хижину дяди Тома»: «Это неумышленно абсурдная книга, полная нелепых мелодраматических событий; и в то же время она глубоко трогательна и по сути правдива». Ну и трудно не согласиться, что «пока цивилизация остается такой, что человеку время от времени необходимо отвлекаться от нее, «легкая» литература будет сохранять за собой предназначенное ей место; а также, что существует такое понятие, как просто владение ремеслом, или врожденный дар, которое, возможно, обладает большей жизнеспособностью, чем эрудиция и интеллектуальная энергия».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...