Стереотип вала

Складывалось впечатление, будто Леонид Адамович хотел узнать какую-то большую тайну. И только услышав ответ, стало понятно, почему руководитель дипломатично от него уходил. Дело в том, что он был не в пользу сервисной службы.

Как-то у одного из руководителей СПК Верхнедвинского района заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Леонид Маринич настойчиво интересовался: сколько тот должен местному райагросервису и коммерческим структурам за полученные запчасти для техники?

Складывалось впечатление, будто Леонид Адамович хотел узнать какую-то большую тайну. И только услышав ответ, стало понятно, почему руководитель дипломатично от него уходил. Дело в том, что он был не в пользу сервисной службы.

Чем можно объяснить практически полное отсутствие задолженности перед коммерческими организациями и наличием ее перед местной сервисной службой, полагаю, понятно каждому. В первом случае действуют чисто деловые, рыночные отношения: покупаешь – плати; в другом — административно-экономические: при отсутствии у хозяйства денег его клиенту могут дать узел или запчасть в долг, а с расчетом подождут до уборки урожая или другого удобного случая.

Экономические рычаги, о необходимости использования которых все чаще напоминают руководителям сельхозпредприятий, рай- и облсельхозпродов с высоких трибун, — это лишь один из атрибутов рыночных условий. Сельское хозяйство — тоже бизнес. Поэтому вести его нужно и с учетом экономических интересов. Но некоторые по-прежнему отдают предпочтение иным подходам, которые не всегда работают на укрепление экономики. Например, выполнению поставленных задач любой ценой, хотя это не лучший способ. Как отмечалось на последнем заседании Совета Министров, сельское хозяйство должно ориентироваться на два основных показателя — рентабельность и прибыль. Что же касается вала, то в списке приоритетов он должен быть на третьем месте.

Переломить у хозяйственников сформировавшийся не за одно десятилетие стереотип мышления непросто. Старый подход — чем больше, тем лучше — уже не выручит. Скажите, какая разница, сколько сельхозпредприятие получает от коровы молока и каково его валовое производство? Это, скорее, статистические данные. Куда важнее для хозяйств, сколько поступило продукции на перерабатывающее предприятие, каковы качество и сумма выручки. Ведь можно надаивать десятки тонн молока, но значительную часть его использовать на выпойку телят, другие внутрихозяйственные нужды, теряя на этом миллионы. А кто считает потери от использования некачественных кормов, расход которых постоянно превышает нормативные расходы?

Широкое распространение получили экстенсивные подходы в зерновом хозяйстве. Вместо повышения урожайности увеличиваются посевные площади в ущерб другим культурам. В итоге при довольно высоком уровне плодородия земель в столичной области, например, получают невысокую урожайность в расчете на балло-гектар кадастровой оценки пашни. Известна попытка нарастить производство зерна экстенсивным способом на Витебщине. А результат? По ожидаемой прошлогодней себестоимости зерна около 360 тысяч рублей за тонну, на Минщине она может превысить этот показатель на 30 тысяч, на Витебщине — на 70 тысяч рублей.

Новая сельскохозяйственная программа в области АПК ориентирована на укрепление аграрной экономики, повышение ее эффективности, увеличение экспортного потенциала. На IV Всебелорусском народном собрании была поставлена задача к концу пятилетки довести рентабельность сельскохозяйственного производства до 25—30 процентов. Решение этой задачи потребует огромных усилий. Придется сокращать производственные расходы, внедрять новые технологии, снижать себестоимость, чтобы при наименьших затратах получить максимальную отдачу. Ясно, что наращивание валовых показателей любой ценой не будет помощником.

Анатолий ЦЫБУЛЬКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?