СТЕНОГРАММА

Пресс-конференции Президента А.Г. Лукашенко белорусским и зарубежным средствам массовой информации
пресс-конференции Президента А.Г. Лукашенко белорусским и зарубежным средствам массовой информации

(Продолжение. Начало.)

Крят Д.А. (редактор отдела политики газеты «Советская Белоруссия»): Александр Григорьевич, вопрос из сферы внешней политики. Одно из значительных событий прошлого года – это ваш успешный визит в Латинскую Америку. По его итогам было заявлено о перспективе серьезного расширения белорусского присутствия в этом регионе и решимости активно идти на рынки Азии и Африки. Как вы сегодня оцениваете степень успешности решения этих задач?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Ну, что говорить о Латинской Америке… Когда-то мы здесь вообще ничего не имели, а сегодня имеем примерно 3,5 миллиарда товарооборота, при этом около 2 миллиардов экспорта. То есть все в нашу пользу. Это ответ отдельным злопыхателям на вопрос, надо ли было туда идти или не надо. Туда, где нас принимают, надо идти, мы там нужны.

Я по Венесуэле и другим странам, даже по Бразилии, убедился, что у нас есть много групп товаров, которые там пользуются громадным спросом. И мы приняли решение (вы тоже, наверное, о нем знаете), что у нас опорным пунктом станет Венесуэла, и мы будем с Венесуэлой работать и на Эквадор, и на Кубу, и на небольшие государства, но особенно на Бразилию. Мы хотим на этом континенте «заземлиться» и в ближайшее время получить хотя бы 5 миллиардов товарооборота. Это будет хорошая прибавка в решении основной нашей проблемы – экспорта. Потому что нужна валюта.

Что касается Азии, то мы давно приценивались и примерялись к ней. Вы знаете, что среднеазиатские и азиатские республики постсоветского пространства – это, можно сказать, зона наших интересов. Мы всегда интересовались этими странами и очень активно работаем с ними – от простой торговли до участия в модернизации экономики, как это происходит в Казахстане (примерно в 20 – 30 проектах мы принимаем участие), Туркменистане (строим горно-обогатительный комбинат и продаем немало своих товаров туда, хотя вроде бы небольшое государство, но очень богатое), других государствах поменьше. 

Я уже не говорю о Китае и Индии. Мы лет 10 тому назад определились, что мы с этими государствами не можем не иметь нормальных экономических отношений. Вы, наверное, помните мои первые поездки в Китай: с Цзян Цзэминем ставили задачу (а уже третий президент после него пришел) достичь хотя бы 500 миллионов товарооборота. Сегодня мы в 3 раза превзошли этот товарооборот, а может, и чуть больше.

Это хорошее направление сотрудничества. Это империя, это фактически вторая страна в мире. И слава богу, что мы с ними имеем такие отношения. Они нам здорово помогают. У нас открыта кредитная линия примерно на 16 миллиардов долларов – проекты, которые нам нужны. Мы будем их реализовывать. Примером тому светлогорский комбинат, около миллиарда долларов: мы строим завод беленой целлюлозы на кредиты китайцев.

То есть это уже давняя история, почти 20 лет. Я помню, еще будучи депутатом, с Вячеславом Францевичем Кебичем несколько раз посещал эту страну, видел, как она поднималась. Мы многому у них учились – свободные экономические зоны и так далее. Это было основное направление, азиатское. 

То же самое и с Индией. Их больше всего интересовал научно-технический прогресс, наша наука. Пусть не так, как с Китаем, но установлены очень хорошие отношения с Индией, с советских времен у нас добрые отношения.

Вьетнам – была третья страна, очень близкая нам, бурно развивающаяся, порядка 80 миллионов человек населения, очень бурно развивающаяся страна. Ну, это почти братья. Вот мы приезжаем туда, как в Россию. И встречают они нас нормально, и сразу нам показывают, что они у нас хотели бы купить, что бы они хотели видеть на вьетнамской земле от белорусов. Более того, они нам помогают с Лаосом, Камбоджей, Мьянмой сотрудничать, потому что у них там очень серьезное влияние. 

Вы знаете о визите нашей правительственной делегации в Бангладеш, Индию, Центральную Азию, и он успешно прошел. А сейчас готовится масштабный визит на высшем уровне в Индонезию, Сингапур. Мы все больше и больше пытаемся осваивать эти рынки.

Завязываемся с Монголией, особенно в части нашей сельскохозяйственной и горнодобывающей техники, БелАЗы они начали покупать. Вы знаете, что Монголия – это страна пусть не густонаселенная, но в земле есть все. И Китай, и Россия, и другие страны большой интерес проявляют к ним, идет развитие добычи полезных ископаемых. И тут мы для них к месту. Мы в этом направлении серьезно продвигаемся.

Несколько сложнее у нас обстоят дела в Африке. Новому министру иностранных дел поставлена задача: нам надо найти 3 - 4 государства в Африке, мощных, как Венесуэла в Латинской Америке, которые в нас нуждаются, и начинать с малого, закрепляясь на рынках этих государств и работая с их территорий на соседние государства.

Думаю, что в ближайшее время мы этим путем пойдем. 

У нас с Эфиопией нормальные отношения. 

У нас с Южно-Африканской Республикой нормальные отношения.

Сейчас с Ганой вышли после президентских выборов на какие-то взаимоотношения. 

То есть нас знают и к нам нормально относятся в некоторых африканских государствах. Мы будем там «заземляться».

Конечно, жаль, что мы, в принципе, потеряли Ливию, потеряли Сирию, в том смысле, что там идет война и с этими странами пока трудно работать экономически. И ряд других государств. Но, я думаю, это временно, люди и там хотят нормально жить. И рано или поздно мы восстановим наши отношения с этими государствами.

Мельниченко Н. (Телерадиокомпания «Гродно»): Александр Григорьевич, 1 июля председательство в Европейском союзе переходит к Литовской Республике, и уже сегодня есть определенное заявление с литовской стороны о приоритетах, которые они будут  выставлять в отношении Беларуси, в частности, по визовому режиму и «Восточному партнерству».

У меня вопрос такой: рассчитываете ли вы на помощь соседей в оптимизации диалога «Беларусь – Европейский союз»?

Лукашенко А.Г.: Отвечу коротко: рассчитываю настолько, насколько Литва самостоятельна в Европейском союзе. Если она председательствует, это не значит, что она будет там вершить дела, ну, хотя бы примерно как Президент Беларуси в Беларуси: принял решение – и его все будут выполнять. 

Поэтому я особо не лелею каких-то надежд в этом плане. Если Литва все-таки солидно думает себя вести, по объективным и субъективным причинам… Объективные причины – мы соседи. Соседей не выбирают: это Господь предопределил, и нам надо жить в дружбе. Второе, как я всегда говорю, примерно 30 процентов бюджета Литвы формируется белорусами. Как мне докладывают, в 2015 году, а в связи с ситуацией может быть и раньше, Евросоюз не будет дотировать Литву, как дотирует сейчас (2 – 3 миллиарда им платит). Этого уже не будет. Поэтому еще большие будут проблемы. И сегодня потерять партнерство с Беларусью – только умалишенные в Литве могут пойти на это. Потому что до 10 миллионов тонн грузов мы переваливаем в портах. Порты сегодня живут за счет нашей продукции. Да, мы честно сказали, чтобы наши партнеры в Литве понимали, что мы прорабатываем и другие альтернативные варианты. И как только договоримся по портам в Ленинградской области, в Украине, по тарифам, то мы, конечно, яйца в одну корзину класть не будем. Это в Литве должны понимать. Но если мы будем видеть со стороны наших партнеров в Литве, в Латвии человеческое отношение к нам – а мы этого заслуживаем: мы им «деньги даем», свои товары там переваливаем, даем работу людям, – если они будут вести себя с благодарностью в отношении Беларуси, то мы с ними готовы сотрудничать. 

Но у нас нет тут какой-то заданной политики: плохие литовцы, плохие латыши, завтра пойдем к россиянам... У нас этого нет. Мы будем исходить из того, как организуют свою внешнюю, внутреннюю политику по отношению к нам литовское, латвийское руководство. Нормальную – тогда мы тоже будем по-человечески к ним относиться, будем развивать сотрудничество. Нет – значит, нет. 

Но еще раз, отвечая на ваш вопрос: чтобы я уж так думал о том, что у нас мир перевернется в отношениях с Европейским союзом, когда там будет председательствовать Литва, – я так не думаю.

По поводу перемещения лиц через границу, вопросы реадмиссии, которые литовцы всегда поднимают, приграничное сотрудничество, другие вопросы. Если они будут засылать самолетики на нашу территорию, мы будем только ужесточать охрану Государственной границы. Поэтому вопрос лежит не в нашей плоскости. И я как Президент непосредственно несу за это ответственность. Я буду делать все, чтобы обеспечить безопасность наших границ, тем более что я старый пограничник, я знаю, что это такое. Поэтому нам эти вопросы задавать не надо. Они сами вляпались в историю и дали толчок тому, что мы более пристально сегодня смотрим на сотрудничество вблизи наших границ.

Гусаченко С. (корреспондент Агентства телевизионных новостей, телеканал Беларусь 1): Александр Григорьевич, в свете последних интеграционных преобразований – ЕврАзЭС, Таможенный союз, Единое экономическое пространство, на горизонте маячит Евразийский экономический союз – как-то в сторону ушла тема Союзного государства Беларуси и России. Об этом сейчас, прямо скажем, и говорят, и пишут немного, но в то же время весьма активно обсуждается, например, тема поставки нефтепродуктов в нашу страну, причем ее довольно охотно комментирует посол России в Минске. Возникает вполне логичный вопрос: неужто тема углеводородного сырья настолько актуальна и принципиальна, что важнее перспектив союзного строительства Союзного государства? 

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если говорить о позиции российского посла в Беларуси, то он в своих рассуждениях выглядит иногда весьма экзотичным. Что, допустим, можно сказать о его рассуждениях, когда, например, я был в Москве, и мы с Путиным и премьер-министром договорились по всем вопросам (у нас есть обязательства перед россиянами, у них перед нами есть обязательства и по нефти, и по природному газу – мы все это взвесили, договорились), а он в это время, давая интервью, начинает опять рассуждать про эту, как я называю, «мазню» – смесители, растворители и так далее. Ну, весьма экзотичный человек. А через неделю уже реальные вещи появились – мы действительно договорились. И России надо перерабатывать нефть – она будет перерабатывать на наших нефтеперерабатывающих заводах, чем больше, наверное, тем лучше, тем более что у нас продвинутые заводы. Им нужны высокооктановые бензины, ракетное топливо, которые мы делаем очень качественно. Они заинтересованы в том, чтобы мы поставляли это в том числе и в Российскую Федерацию.  Владимир Ильич Семашко (В.И.Семашко – первый заместитель Премьер-министра) здесь присутствует − он вел эти переговоры. Он им прямо говорит: «Если доходность в России будет такая, как на Западе, зачем нам везти на Запад − мы продадим в России. Добро?» – «Добро». – «Давайте, чтобы не было неразберихи, на первый квартал – исходя из годового объема 23 миллиона тонн (договаривались, что переработка нефти будет примерно на 2 миллиона тонн больше, чем в прошлом году). За первый квартал утрясем все вопросы по балансам». Нет, тут, видите ли, послу захотелось высказаться... Ну, высказался…

Но я говорю: кто внимательно эти вопросы отслеживает, тот дал оценку высказываниям посла и его компетентности. 

Не надо зацикливаться на этих вопросах. Иногда МИД и послы слишком мало знают о том, что происходит в реальных отношениях между государствами, особенно на самом высоком уровне. 

Что касается Союзного государства. Могу коротко сказать, что ЕЭП, ВТО и прочее – это пока что урезанные экономические отношения, урезанные в экономическом отношении союзы. Нам в ЕЭП еще до 2015 года, пока появится этот экономический союз (как  мы его будем называть вместо ЕЭП), надо пройти очень длинную дорогу. И если мы ее пройдем, то мы в Евразийском экономическом союзе не достигнем того уровня сотрудничества в экономике, который существует в Союзном государстве. Ведь в Союзном государстве мы и по правам человека, и по военным направлениям, и по сотрудничеству МИД, и по другим вопросам продвинулись и создали вообще целостные системы: как в одном едином государстве. В ЕЭП и Евразийском экономическом союзе мы в наше с вами время вряд ли подступимся к решению этих вопросов. 

На последней встрече с Президентом России, обсуждая эту тему, я открыто, как вы мне, задал этот вопрос. На что Президент России (он не ожидал этого вопроса) мне сразу же перечислил: «Смотри, в отношениях между людьми мы сделали это, в оборонном пространстве мы сделали это, это, это… Когда, – говорит, – у нас еще это в ЕЭП будет…

Поэтому Союзному государству быть! Мы спокойно функционируем в его рамках. Да, у нас там нет каких-то неимоверных прорывных направлений. Наверное, мы еще к этому не подошли, не созрели для этого. А главное – вы еще не созрели для кардинальных решений, не говоря уже о российском обществе. Поэтому этих прорывов и нет. Они могут плохо закончиться. Пример тому − Евросоюз. 

Поэтому я абсолютно спокойно смотрю на те процессы, которые происходят у нас в отношениях с российским государством в рамках строительства Союзного государства. Нам надо закрепиться на тех высотах, которые мы смогли взять. Может, мы, может, кто-то после нас, основываясь на этих достижениях, продвинется дальше. Но я все-таки надеюсь, что это будет в наше время.

Гусаченко С.: Спасибо.

Громыко И. (Могилевская область, Глусская районная газета «Радзіма»): Уважаемый Александр Григорьевич, в обществе сейчас активно обсуждается вопрос внедрения дифференцированной оплаты услуг ЖКХ, в частности электроэнергии. Нужно ли в ближайшей перспективе этого ожидать? И каких преобразований ожидать в этой сфере? Возможен ли приход частников в сферу ЖКХ?

Лукашенко А.Г.: Что касается дифференциации оплаты электроэнергии, я не знаю, стоит ли наше Правительство упрекать в этом плане. Думаю, что нет. Я уже говорил, что по ЖКХ оплата у нас всего примерно 20 процентов, и даже при дифференцированной оплате электричества население не платит 100 процентов. Если бы киловатт-час, допустим, стоил 100 долларов и вы платили 100 долларов при нынешней ситуации, можно было бы о чем-то говорить. Но пока еще мы далеки от полной оплаты при этой дифференциации.

Да, определенное количество расходуешь электричества – плати по этой цене. Если ты хочешь расходовать сверх этих объемов, тогда надо и больше платить. Почему, допустим, вы, у которой маленький холодильничек стоит в углу на кухне, расходуя совсем небольшое количество электроэнергии, и тот человек, у которого три холодильника и один морозильник отдельно стоят на огромной кухне, должны быть поставлены в равные условия и он должен платить столько же? Наверное, небедный человек. Да они и вопросов не ставят (я не слышал), чтобы платить дифференцированно. 

А вообще, я вам должен сказать, это только у нас еще такая идет возня: для всех «лампочка Ильича» горит одинаково, на счетчике накрутилось столько – плати по одним и тем же тарифам. 

Сегодня надо понимать, что мы еще пока себя не обеспечиваем на 100 процентов дешевой электроэнергией. Более того, мы часть электроэнергии закупаем за пределами нашей страны, и нам это недешево. И население сегодня не покрывает на 100 процентов своими деньгами оплату электроэнергии. Мы дотируем из бюджета, собираем со всех и дотируем. По ЖКХ где-то, по-моему, то ли 11, то ли 17 триллионов только в прошлом году мы из бюджета выплатили дотаций. Это огромная сумма, потрясающая! Конечно, потихоньку надо от этого уходить, но это с ростом заработной платы.

Что касается прихода частника в ЖКХ. По-моему, где-то 20, а может, чуть больше у нас частников работают в ЖКХ. У нас сотни товариществ, по-моему, товариществ собственников (или как они называются) сотни. Но однажды я уже замечание делал Правительству, после того как Якубович (П.И.Якубович – главный редактор газеты «Советская Белоруссия») прошелся по некоторым товариществам… Пять-семь чиновников создали товарищества, в 3 раза дороже берут за услуги с жильцов этих домов. Но главное, что они ведь создали это товарищество, не посоветовавшись, не спросив у того, кто должен платить. Белорусы же доверчивые: а… это, наверное, Президент создал их, ну надо платить в 3 раза больше. И когда мы коснулись этого вопроса, видим: туда частник приходит, чтобы больше в карман положить.

Поэтому я обратил внимание Правительства, чтобы мы и местные органы власти очень аккуратно формировали подобные частные или получастные структуры. 

Все должно быть прозрачно и сознательно. Все должно идти от людей. Хочешь ты частную компанию и чтобы она обслуживала – пожалуйста, создавайте, нанимайте и обслуживайся в частной компании. Хочешь в этом плохом ЖКХ – иди туда, там обслуживайся. Если ты хочешь вот это товарищество создать, то вы должны собраться и вместе проголосовать. Но если ты не хочешь – значит, тебя будет обслуживать ЖКХ. Все должно быть на добровольной основе.

На это я обратил внимание Правительства. И мы будем более пристально за этим следить. И спасибо вам, журналистам, которые тоже видят эти проблемы и нам подсказывают, обращая наше внимание на них.

Нет никакой закрытости здесь. Но надо понимать, что прийти в ЖКХ – а это самая бедная, скажем откровенно, структура, система – и надеяться на то, что ты там заработаешь, как на продаже оружия или на переработке нефти или еще на каких-то продажах, калийных удобрений, нельзя. Мы будем контролировать очень жестко. И будем ориентировать частников, чтобы они придерживались уровня цен и тарифов жилищно-коммунальных услуг государственных организаций.

Громыко И.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если же у вас будет желание создать эту организацию, мы поддержим. Но только честно, не обдирая народ! 

Дерко А. (Чашницкое районное радио): Добрый день, Александр Григорьевич! 

Беларусь – это социально ориентированное государство, и это факт, на различных уровнях разным категориям населения оказывается колоссальная поддержка. Вместе с тем, к сожалению, сегодня можно сказать, что сформировалась небольшая группа, так скажу, социальных иждивенцев, которые не хотят работать, не хотят предпринимать каких-либо действий для самостоятельного повышения собственного достатка. В ближайшее время планируется ли на законодательном уровне уточнить этот момент? 

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Здесь присутствуют министр (М.А.Щеткина – министр труда и социальной защиты) и Тозик (А.А.Тозик – заместитель Премьер-министра), они вам много могут рассказать, что у нас уже эта дифференциация существует. Есть Щеткина, она здесь? Дайте ей микрофон, она вам расскажет. Перечислите, что эта дифференциация существует, и мы «наклоняем» и будем «наклонять» подобных иждивенцев, бомжей, для того чтобы они работали. Как это у нас принято по детям: бросил ребенка – иди и работай. Не будешь работать – мы тебя заставим работать, чтобы ты содержал своего ребенка. Вы понимаете вопрос?

Щеткина М.А.: Да, Александр Григорьевич, совершенно верно. Сегодня речь идет прежде всего о том, что все равно всем этим людям нужны деньги, им нужно есть и они приходят за адресной социальной помощью. Комиссии специально собраны на местах, они дают отказы. Более того, мы сейчас законодательно урегулируем вопрос о том, чтобы комиссия имела право дать конкретную рекомендацию данному человеку, например трудоустроиться в течение месяца, не трудоустроился – больше тебе помощь не оказывается. Абсолютно все они на учете. 8 тысяч - из мест лишения свободы, 4 тысячи бомжей. Каждый человек известен. И с каждым индивидуально работают. 

Лукашенко А.Г.: Но на законодательном уровне, министр сказала, нам надо принять решение. Не надо затягивать это.

Щеткина М.А.: Будет выполнено. Есть уже такие предложения.

Лукашенко А.Г.: Мы уже для этого созрели, давайте вносите предложения, и будем принимать решение. Чего там с ними возиться… 12 тысяч человек, как вы называли, это же мизер в нашем обществе (слава Богу, что их немного). Но от этих и других, о которых вы говорите, намекая на то, что у нас еще есть такие, которые ни шатко ни валко вроде бы где-то работают, – на самом деле проку от них нет. И здесь будет усиливаться требование. 

Я, может быть, жестко, признаюсь, обошелся с деревообработчиками, когда был подписан декрет, который фактически запрещает увольняться работникам, специалистам и руководителям этих предприятий по крайней мере до ноября, пока они не закончат модернизацию. Вы меня поймите: мы вырезали из бюджета и банков огромные ресурсы, выделили, мы гарантировали иностранные кредитные линии на миллионы, сотни миллионов долларов, закупили оборудование. И трудовые коллективы вместе с руководителями эту программу провалили. Я уже не говорю о том, что это же и потери солидные! Так кто за это должен ответить? Правительство, министр, который за это отвечал (вы видели, что разборки были жесткие), но и вы отвечайте, вы взяли деньги – пожалуйста, дайте мне предприятие. Сделаете предприятие – потом уходите. Но даже сейчас никто не заявил об уходе, потому что да, мы удерживаем людей, но и платить надо нормально, поэтому и зарплата выросла прилично. Но работать нормально начали. 

То есть мы даже в таком публичном режиме заставляем подобных «иждивенцев» работать. А у нас это проблема. Даже по залу, когда вы задали этот вопрос, многие начали кивать головой. У нас это проблема, сохраненная еще с советских времен. И я прямо признавал, что в этом большая моя вина. Мы все радовались, что мы наш народ не бросили в омут свободного рынка. И не надо бросать людей в омут свободного рынка, потому что у нас этого омута нет, но и не надо ходить за каждым и гладить его, защищать со всех сторон, а он ходит и руководителю кричит: «Да ты мне все равно заплатишь! Завтра Президент с тобой разберется…» Каждый должен думать о том, как заработать для себя. А государство таких людей в беде не оставит, всегда поможет. 

Поэтому, кроме иждивенцев, о которых сказала министр, явных иждивенцев, я упомянул о родителях, которые бросают детей и бомжуют. Кроме того, есть еще и подобные прикрытые, скрытые иждивенцы, которые ни шатко ни валко работают. 

Но это уже общая атмосфера, общая ситуация в экономике, в стране, в обществе. И в этом отношении мы будем, конечно, поджимать таких людей, чтобы они думали о своих семьях, о детях, о себе, в конце концов: как поесть, одеться нормально и как жить дальше.

Дерко А.: Спасибо.

Ключник В.А. (заместитель главного редактора газеты «Звязда»): У снежні падчас саміту СНД у Ашхабадзе, якраз напярэдадні сустрэчы з міністрам замежных спраў Расіі Лаўровым, дзяржсакратар Злучаных Штатаў Амерыкі Хілары Клінтан заявіла, што амерыканскі бок хвалююць усе апошнія спробы постсавецкай інтэграцыі. Яны іх расцэньваюць не інакш як адраджэнне СССР. І іх не толькі гэта непакоіць, яны гатовы нават процідзейнічаць гэтай справе. 

Як бы вы пракаменціравалі гэта меркаванне? І якія, на Ваш погляд, сёння маюцца рэальныя шляхі канструктыўнага супрацоўніцтва менавіта на постсавецкай прасторы? 

Дзякуй.

Лукашенко А.Г.: Вы ведаеце, іх хвалюе тое, што адбываецца ў нас, на постсавецкай прасторы, дык нас хвалюе тое, што ў іх адбываецца ў Афганістане, Іране, на арабскай дузе. Нам гэта непрымальна. Нас тоже это волнует. Поэтому мы понимаем их волнение. Но мы же не воюем. Мы не взяли пистолеты, автоматы в руки и не пошли вдоль и поперек громить эти государства. И Россия, которую прежде всего Клинтон пыталась упрекнуть, тоже не воюет. То, что Россия пытается вокруг себя наконец-то цивилизованным образом, может быть, скажем прямо, собрать эти государства, в этом ничего плохого нет. И я как непосредственный участник это вижу. И знаете, может быть, России хотелось бы более быстрых шагов, может быть, более радикальных, но ни Казахстан, ни Беларусь на это не пойдут с бухты-барахты. Вы помните, когда-то у нас даже непросто было противостоять этому процессу, была так называемая волна единой валюты России и Беларуси в Союзном государстве. Я однозначно поставил вопрос: объясните мне, а зачем нам с крыши начинать строить дом и что это будет вообще означать? Никто на это мне не дал ответа. Значит, коль на этот вопрос нет ответа ни со стороны России, ни с нашей стороны, давайте пока отложим этот вопрос, значит, он не назрел. Но Россия против нас не стала воевать. А там идет война. Поэтому пусть волнуются за то, что происходит во всем мире. У них, видите ли, зона их жизненных интересов. Везде, куда ни ступи в мире, зоны интересов Соединенных Штатов Америки. Хвалюе вас гэта? Хвалюе! Мяне таксама хвалюе. Аднак мы не так хвалюемся, як яны. 

А что комментировать? Она сегодня сказала, а назавтра все чиновники Госдепа начали активно опровергать, что она не это имела в виду. Ну так что, с похмелья брякнула, что ли?.. 

Что тут комментировать? Не знаю, что комментировать. Мы строим свои отношения исходя из наших интересов. И мы будем строить. И я знаю, что такая позиция у всех государств. Вот Таджикистан недавно решил вступить не в Таможенный союз, а в ВТО. Взял и вступил. Ну, это его право, его дело. Мы сегодня с Казахстаном, находясь в Едином экономическом пространстве, после вступления России в ВТО активно ведем переговоры по вступлению в ВТО. Пока не вступили. Но ничего, придет время – вступим, хотя мы фактически работаем сегодня уже на принципах, выгодных принципах, которые Россия выторговала на переходный период в ВТО. Мы работаем в ВТО, поскольку наш главный партнер по ЕЭП работает уже на этих принципах. 

Поэтому ничего страшного. Мы видим ориентиры мировой экономики, всего миропорядка и ориентируемся, конечно, на это, но у нас есть собственные интересы. 

Не переживайте, все будет нормально. Не волнуйтесь, что там кто-то за океаном что-то брякнул. Ну сказала и сказала... Мало ли что кто говорит. Пусть волнуются. 

Грамович Л.Н. (главный редактор газеты «Зорька»): Позвольте мне озвучить вопросы юных корреспондентов. 

Лукашенко А.Г.: Ну могли бы написать на tut.by или где-то еще, а я бы уже ответил.

Грамович Л.Н.: А у нас есть сайт, можно посмотреть.

Лукашенко А.Г.: Можно и на сайт. Я шучу, конечно.

Грамович Л.Н.: Уважаемый Александр Григорьевич, если не секрет, какое заветное желание загадал Глава государства на новогодние и рождественские праздники? Какие подарки как мудрый папа вы подарили своим близким? 

И какие подарки, может быть, рукотворные, особенно тронули ваше сердце? 

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы хотите услышать честный ответ?

Грамович Л.Н.: Да.

Лукашенко А.Г.: Я вроде неплохой отец, согласитесь. У меня, кстати, никакого нет пиара, как некоторые пытаются объяснить: «Ах, вот он с ребенком или с детьми где-то показался. Это кто-то умный (я цитирую) появился наконец в Администрации у Лукашенко, кто ему подсказывает, как себя вести». Глупость полная. Это полный бред. Я делаю, как вы. Что тут такого? Да, я дал команду Администрации Президента (грубовато сказал, могу повторить, если вам хочется): «Организуйте так,  чтобы все жулики, бандиты, бизнесмены, чиновники − все пошли к детям». И спасибо всем этим категориям – они откликнулись. 

(Смех в зале, аплодисменты.)

Что тут плохого? И я говорю: поеду к детям. Это у меня традиционно, я всегда к детям езжу, потому что святее детей для меня нет. Это мое кредо, мое личное отношение к детям. Потом я всегда на Рождество или чуть позже еду к старикам в разные дома. А вообще никто же не знает, в какой я дом поеду. Вы думаете, что Щеткина знала, куда именно я поеду? Это уже перед поездкой ей сказали. Помощник позвонил: «Президент поедет в дом для стариков, интернат». В какой дом поедет, что будет? Вдруг будет так, как на деревообработке. Все начинают готовиться: подчищают, подметают, кормят, поят, переодевают. Тоже неплохо. 

Нам все завидуют, что у нас старики содержатся в таких условиях. 

Вот я побыл там. Для меня было главным то, что 93 года – средний возраст в этом доме, что человек в среднем умирает в 93 года. Да у нас в обществе такого нет. А это − обездоленные старики. Значит, нормально относятся к ним. И меня же не проведешь: я вижу, где вчера покрасили и что-то сделали, а где нормальная ситуация. И не только я, все Правительство, все министры, ответственные люди поехали по детским домам, к старикам съездили. Я вот этим занимался. И здесь тоже нет никакого пиара. Просто хочу, чтобы мы не забывали: а) о детях; б) о стариках. Потому что отношение к старикам характеризует прежде всего власть и государство.

Я такое длинное вступление сделал, извиняюсь. Вы спрашиваете  о том, что я подарил и что мне подарили. Честно скажу вам: мне, может быть, даже неудобно (это несколько расходится с вашим пониманием), но в моей маленькой семье нет такого трепета и заботы: что подарить, как подарить? Не потому, что проблем нет, что купить, подарить, а я никогда не заморачивался, как говорит молодежь, на этой теме. Малыш пришел, говорит: «Елку нам надо в доме поставить». – «Хорошо. А какую елку: искусственную или обычную?» Обычно мы ставим в доме искусственную елку. Потому что живая елка, во-первых, это мусор, а во-вторых,  жалко: 2 недели постояла, ее выкидываешь, а  она росла 7 или 10 лет. Мне как деревенскому человеку жаль. Мы купили искусственную елку и всегда наряжали ее с домашними. На этот раз мы все-таки решили поставить живую елку. У меня в резиденции есть эти лясные прыгажуні, и естественным образом они кучей растут, допустим, 20 елочек вместе. Если их не прореживать, как это делают лесники, то они начнут давить друг друга − в живой же природе так. Я приказал строго-настрого: «Вот идите туда и там вырубите эту елку, потому что ее все равно надо будет вырубать». Поставили и все. Что еще надо? Ну, Деду Морозу письмо написать. По электронной почте направил малыш. Дед Мороз под елку положил подарок – какое-то пневматическое оружие.

Ну и малышам (у меня же двое детей взрослых, у них малыши) – какие-то по мелочи подарки. Вот и все. Такого нет, чтобы я дрожал, переживал сутками, как, может, вы, бегал по магазинам. У меня совсем другие проблемы, и я был отвлечен на множество других вопросов. Поэтому в моей небольшой семье нет этой «электрической» напряженности.

Если уж правду говорить о том, как подарил, что подарил... Это обязательно книжки. Меньше всего для детей игрушек, потому что кто-то все равно подарит. Мы обычно игрушки собираем и несем в детский сад, куда ходил Николай, потому что он не будет заниматься с этими игрушками, у него проблем сейчас с учебой, спортом предостаточно. 

Для взрослых детей… Я даже не знаю, по-моему, им никакие подарки в этот Новый год не дарил. Точно, наверное… Уже на малых больше смотришь. 

Главный подарок – это Президентская елка. Это всем. Это моя забота. Забота несколько необычного человека, я этим живу. И если я вижу, что вы радуетесь, ваши дети радуются какому-то моему шагу, то для меня больше ничего не надо. Это правда. 

Ну, вот так, путано. Если я смог ответить на ваш вопрос…

Грамович Л.Н.: От имени детей за новогоднюю акцию «Наши дети», которая прошла не только масштабно, но и очень душевно, большое спасибо. И очень важно, что все мы, взрослые, почувствовали себя волшебниками и мудрыми родителями. Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Так будет всегда.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости