Стена раздора

Забор на участке стал камнем преткновения в соседских отношениях

Представьте, что на границе вашего участка выросла почти трехметровая бетонная стена, на которой установлен еще и двухметровый забор, а впритык к нему высажены высокие березы. Вид из окна, как на печально известной «Володарке», сравнивает хозяйка дома по улице Новой в Раубичах Анна Брюхань, ежедневно созерцающая серый кордон и тень на грядках. Ее сын Александр обратился в редакцию с жалобой на соседа и местную власть, не реагирующую на незаконное строительство. Наш собственный корреспондент разбиралась в ситуации.

Александр Брюхань купил дом в Раубичах для родителей в 90–е. Мама Анна Григорьевна хотела тихой деревенской жизни с огородиком, ягодными кустами, яблонями и вишнями, лесом неподалеку. Семья не предполагала, что сельская идиллия с видом на природные красоты закончится, потому что райский уголок для себя захочет создать другой хозяин, скупивший несколько соседних участков и с размахом развернувший стройку. Рабочие подсыпали грунт, чтобы выровнять склон. Ну и, естественно, соорудили бетонную подпору.

Жаль, встретиться с хозяином этого имения не представилось возможным. За границей, куда давно уехал, по словам родственников, ему, наверное, невдомек, что «гнездышко» в Беларуси доставляет неприятности живущим рядом людям. Разбираясь в ситуации, я имела дело с его помощником в строительстве, который поначалу и сам не желал представиться и назвать фамилию владельца (или владельцев?) участков. Попытки выяснить, кто же этот мистер Х, превратились почти в детективную историю, так усиленно «шифровало» его доверенное лицо.

Дело в том, что один из участков переходил из рук в руки несколько раз, смена собственников внесла путаницу: в сельсовете значился владельцем Технобанк. Выяснили, что весной 2016 года дом и участок по улице Новой, 5 банк продал физическому лицу. В конце концов сельсовет установил, что владеет землей Александр Владимирович Зингман.

Соцсети помогли раскрыть инкогнито Виталия Сергеевича Дедейко, замдиректора минского ресторана Falkone, у которого, с его же слов, есть доверенность на право совершения некоторых действий от имени... Кого именно — не знаю, документ в глаза не видела, потому и не называю. Виталий Дедейко якобы помогает хозяину строиться.

К Александру Михайловичу у Виталия Сергеевича свои претензии: почему сразу, как только началось строительство забора, не понес в сельсовет или милицию заявление, а дождался, пока стенку зальют, а сейчас требует компенсацию в 20 тысяч долларов? «Это выглядит как вымогательство», — заявил Дедейко председателю Острошицко–Городокского сельсовета Андрею Мацкевичу и начальнику управления архитектуры и строительства Минского райисполкома Роману Воравко — с ними я приехала разбираться в конфликте. Но со стороны Брюханей это выглядит как компенсация за потерю ценности участка из–за такого забора. На что гражданин, надо полагать, имеет право.

ФОТО АЛЕКСАНДРА КУШНЕРА

Выяснить межсоседские отношения с помощью медиаторов, к которым еще весной обратился Александр Брюхань, не удалось. Как объяснила Светлана Сычева, директор отдела медиативной практики Центра медиации и переговоров, вторая сторона конфликта была обозначена неясно:

— Неизвестно, кто владелец этого участка. Мы вышли на контактное лицо по телефону. Но он отказался назвать хозяина и проводить переговоры.

У стены раздора к тому же нет проектной документации, положенной для сооружений такого типа. Другими словами, это самовольное строительство, объект, подлежащий сносу. Поэтому винить в чем–то Брюханя Виталию Сергеевичу не пристало. Зачем, спросите, для своей же ограды еще и проект? На самом деле это не чья–то прихоть, а залог безопасности. При строительстве на глазок стена может и рухнуть. К тому же в законе прописано: если имеются существенные нарушения архитектурных и градостроительных норм, строение идет под снос. Под существенными нарушениями понимается то, что могут быть ущемлены права иного гражданина.

Однако сельсовет заявление, поступившее от Александра Брюханя, который просил дать правовую оценку законности строительства забора такой высоты и принять меры, рассмотрел без выезда на место, просто дал консультацию, а заявителя адресовал в суд.


Вот как прокомментировал ситуацию начальник управления архитектуры и строительства Минского райисполкома Роман Воравко:

— Райисполком работает в основном с юридическими лицами, потому что район очень большой — 200 тысяч жителей, и, естественно, наше управление не может контролировать всю стройку по жилым домам. Все, что касается усадебной жилой застройки, выдачи разрешений, контроля за строительством, входит в компетенцию сельского Совета.

Сельсовет конкретно в этом случае, во–первых, должен применить меры административного воздействия, после чего принять решение в соответствии со статьей 223 Гражданского кодекса: либо узаконить сооружение, либо снести. Но процедура эта достаточно длительная. Да, примет сельсовет решение о сносе, а противоположная сторона будет с решением не согласна и пойдет в суд на его отмену. Процесс затянется. Если бы Александр Брюхань или его мать обратились в управление по архитектуре и строительству или в сельсовет на этапе строительства, мы бы остановили незаконное возведение забора. Сейчас соседям надо договариваться между собой.

Председатель Острошицко–Городокского сельисполкома Андрей Мацкевич заверил:

— Конечно, мы примем меры. Но надо было бить в колокола и приходить к нам на этапе строительства. Пока же даем время на поиск компромисса между сторонами. Не придут к согласию — придется принимать решение о сносе.

klimovich@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости