Стеклянные миры полесской «птички»

На пинских выставках-ярмарках весьма популярна роспись по стеклу: от миниатюрных сувенирчиков до больших картин, измеряющихся метрами. В этой технике работает Инна Сорока, лаборант детской художественной школы.

Село — это клад для художника.

На пинских выставках-ярмарках весьма популярна роспись по стеклу: от миниатюрных сувенирчиков до больших картин, измеряющихся метрами. В этой технике работает Инна Сорока, лаборант детской художественной школы.

Сложно сказать, кто она больше — украинка или белоруска. Казалось бы, родилась в Украине, но бабушку с дедушкой (военных) жизнь забросила когда-то в Пинск. Приехала девчушка к ним в гости и влюбилась в белорусский городок, в школу здесь пошла… Потом поступила во Львовскую академию искусств и стала художником-керамистом. Но все равно Пинск оставался для нее городом-мечтой.

В мир искусства Инну привели «графические тропки». Долго-долго рисовала она на бумаге, пока не задумала эксперимент: захотелось поработать со стеклом. Сколько фантазии появилось! Занятие становилось все серьезнее, размеры картин росли пропорционально мастерству. Так и отошла девушка от графики.

— Стекло перспективнее, — размышляет Инна Сорока. — Здесь можно добиться немыслимых эффектов. Есть где разгуляться… А впереди — моя глобальная работа.

Только со стеклом и хлопот больше. Сложности возникают с красками и материалами, которые требуют обжига, закрепления в печи при определенной температуре. Поэтому пока Инна работает в ином направлении — когда все фиксируется сразу.

— По идее, дело должно быть еще и прибыльным, но у меня обогатиться что-то не выходит, — смеется художница. — Материалы, специальные краски очень дорогие. Но на это мне никогда не жалко потратить деньги.

Сельские мотивы всегда очень эффектно смотрятся, уверяет «стекольщица». Фольклор, национальный колорит — Беларусь и Украина перекликаются в этих работах. А народных орнаментов, которые можно шикарно обыграть в изобразительном искусстве, просто бездна.

— Я без ума от деревни, — сразу «зажигается» Инна в ответ на вопрос, что ценит в сельской жизни. — Человек городской, но, как никто другой, могу прочувствовать всю прелесть села. Это — клад для художника.

Только рисовать на пленэрах она не умеет. Отвлекает окружающая среда. Чтобы сосредоточиться на работе, нужно Инне «закупориться», спрятаться от всего мира. И для начала обязательно создать… депрессию. Все не так трагично, просто у полесской «птички» это играет на вдохновение.

— Бурная, эмоциональная и счастливая я не сяду рисовать. А вот когда сама в себе и что-то не складывается, нужно отвлечься. И вот — картина!

До чего странными бывают эти творческие личности: сначала придумают себе внутреннюю катастрофу, а потом спасаются от нее красками по стеклу. Иногда художница ходит и смотрит на окошки, особенно под Новый год. Если бы ее только допустили нарисовать на них праздник! А до чего приятно изображать весну с сиренью, тюльпанами и нарциссами. Безумно любит Инна, когда цветы распускаются. Всегда работать можно, «была бы депрессия!».

С названиями картин у Инны дело обстоит хуже. Есть работа — вот она, смотрите, а что-то рассказывать о ней, даже словом-двумя… не для художницы. Даже на любимом стекле просто «клумба».

— Бывает, работаешь и не задумываешься над тем, что делаешь. Грубо говоря, наляпал, а картина потом твоей любимой стала. Пусть даже зрителя она и не впечатляет...

Эскизы Инна рисует, если только идея возникла вдруг и нужно ее срочно зафиксировать… на обрывке бумаги, а потом уже на стекле детально проработать. Но чаще полесская художница начинает сразу — «а-ля прима».

Творческим людям обычно не свойственна педантичность. Инне тоже нужно, чтобы все было под рукой, пусть и в самых неожиданных местах. Частенько бывают экстренные случаи, когда фантазия разбушуется и время не ждет. Чаще вдохновение подстерегает девушку в поездах. А путешествий в ее жизни много. Начинает тогда Инна рисовать на обрывках, едва не съехав под стол, чтобы спрятаться от любопытных незнакомых глаз.

Работа у лаборанта скорее техническая. Зато атмосфера художественной школы здорово подстегивает к творчеству. Все свободное время Инна проводит со стеклом и красками. Родные не обижаются, и уж точно не чувствуют себя ущемленными. Привыкли. Мама ведь у Инны тоже художница, она прекрасно понимает, что такое муки творчества. Наталья Олеговна — главный идейный вдохновитель дочери, так повелось с самого раннего детства, когда девочка только начинала искать себя.

— Я — полностью мамина заслуга, — уверяет Инна. — Мама объяла, наверное, все техники, она всегда в поиске. Я же себя ограничиваю. Сосредоточилась на стекле — оттачиваю мастерство. Боюсь себя разбазарить.

Ультрамарин, сиреневый, фиолетовый, цикламен — эта гамма просто захватывает девушку. И главное, никакого реализма! Его и так слишком много вокруг. Гораздо ценнее для Инны то, как автор видит этот мир. А бывает, она «завяжет руки на узел». Чувствует, что нужно переждать, чтобы снова рисовать по стеклу без устали.

Ирина БАБИЧ, «БН»
НА СНИМКАХ: Инна СОРОКА и ее картины на стекле.
Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?