Ставка на спорт

Мы встретились там, где накануне главных стартов четырехлетия она проводит все последние дни — в телестудии. Олимпийские недели для Марии Лемешевой самые горячие. И именно они — серьезная и самая главная проверка на собранность, стрессоустойчивость и готовность выдавать в эфир новости круглые сутки. В спортивный ритм ведущая вошла достаточно быстро, не досидев с сыном Яном положенные 3 года декрета. Мария не скрывает, что это решение далось ей очень непросто: «Морально я еще не была готова. Но при этом понимала: если не сейчас, то потом вернуться в профессию будет еще сложнее. Пришла на работу и с ужасом поняла — нужно начинать все сначала».

— Сегодня официально открываются XXIII зимние Олимпийские игры. На кого делаете ставку?


— Никого не удивлю, если скажу, что на Дарью Домрачеву. Уверена, из Пхенчхана она вернется с медалью, возможно, не одной. Думаю, порадуют и фристайлисты. Еще хотелось бы сделать ставку на конькобежку Марину Зуеву. Но вообще, прогнозы делать не люблю, просто хочу пожелать нашим спортсменам удачи.

— То есть повторим успех Сочи–2014?

— Хорошо бы, конечно, чтобы не просто повторили, а превзошли. Но даже если для наших спортсменов все сложится не самым лучшим образом, ничего страшного в этом не вижу. Наша гимнастка Любовь Черкашина как–то говорила в одном из интервью: «Все мы заточены на то, чтобы работать на медали, добиваться результатов. Но, бывает, проснулся — и что–то просто пошло не так, совсем не по тому сценарию, который ты запланировал». Поэтому я считаю, что успех на Олимпиаде — это еще во многом и удача в ту самую конкретную минуту. Недавно в гостях «Спортклуба» был Дмитрий Дащинский, который, по сути, подтвердил слова Черкашиной. Мол, все и всегда работают на результат, но факторов, которые могут повлиять на успех или неудачу, очень много: погода, настроение, здоровье... Самое обидное, на мой взгляд, не то, когда ты не получаешь медаль, а то, когда ее забирают — из–за допингового скандала, например. Дай нам бог этого избежать.

— Если бы сами ушли в спорт, какой вид выбрали бы?

— Как и любая девочка, предпочла бы художественную гимнастику. В детстве мечтала заниматься, но у нас в Смолевичах, откуда я родом, не было условий для серьезных профессиональных тренировок, а возить меня в Минск возможности не было. Поэтому родители отдали меня в музыкальную школу.

— И не зря, как мы помним.

— Это вы о проекте «Две звезды»? (в 2007 году ведущая участвовала в вокальном телешоу в паре с певцом Дмитрием Сергеевым. — Прим. автора). Да, был в моей жизни такой певческий опыт, который сегодня я бы не повторила. Хотя тогда казалось, что раз у меня музыкальная школа за плечами, то я вполне могу выходить на сцену, брать в руки микрофон и петь. А сейчас, спустя годы, абсолютно убеждена в обратном: каждый должен делать то, что у него получается безупречно. Можно заниматься пением для себя, в свое удовольствие, но выходить на сцену все–таки должны профессионалы. А тогда я была слишком юна, больших требований ко мне не предъявляли. Сейчас в эту музыкальную авантюру уже не ввязалась бы.

— А в спортивную? На коньки ради шоу встали бы? Особенно сейчас, когда вы мама.


— Хорошее уточнение. Как–то даже говорили с коллегой на эту тему, точнее, о тех ледовых шоу, которые в свое время активно крутили по всем каналам. И вот тогда, помню, я поймала себя на мысли, что не согласилась бы на участие. Мне фигурное катание вообще кажется одним из самых опасных видов спорта. От травм в этом виде спорта не застрахован никто. Как, впрочем, и в любом другом виде спорта.

Сейчас у меня на руках маленький ребенок, и я уже не могу подвергать свою жизнь опасности. Даже на горных лыжах побаиваюсь кататься. Хотя раньше экстрим любила, и меня легко можно было раскрутить на какую–нибудь авантюру. В Таиланде, например, пробовала парасейлинг — катание на парашюте, привязанном тросами к моторному катеру.

— 12 лет назад вас выбрали в результате кастинга из пяти тысяч претенденток. Признавайтесь, чем покорили жюри?

— Если честно, до сих пор не знаю, почему выбрали именно меня. Возможно, все дело в типаже. Тогда, в середине нулевых, в кадре работало много брюнеток, и до определенного периода ведущих–блондинок на ОНТ вообще не было. И я просто попадала в этот формат. Мне было всего 22, я оказалась самой молодой из всех наших ведущих. Забавно, что сейчас уже считаюсь старожилом. Из того костяка, в котором начинала, на телеканале остались только трое: Наталья Немогай, Александр Аверков и Александр Серебренников.

— А это правда, что изначально вас брали на должность ведущей прогноза погоды? И как вы потом из погоды попали в спорт?

— Проект прогноза погоды просто не был готов на тот момент. Поэтому меня временно сделали ведущей новостей спорта. Как начала, так и продолжаю все эти годы. Кстати, прогноз погоды в кадре с ведущим появился у нас только с началом нового сезона в ноябре прошлого года.

После школы я честно думала поступать на журналистику, но пугали сложным конкурсом, и я не решилась. И так как все в моей семье экономисты, то я сперва окончила машиностроительный колледж, а затем экономический университет. После первой сессии в БГЭУ сестра принесла домой уже распечатанную анкету со словами: вот тут ОНТ проводит кастинг, заполни. Тогда отнеслась к этой затее, мягко говоря, скептически.

— То есть все было честно?

— Абсолютно. При этом я прекрасно понимала, что не имею за плечами никакого опыта. Но было огромное желание всему научиться, и мне дали шанс попробовать.

Фото  Александра  СТАДУБА.

— Со спортом быстро подружились?

— На тот момент была полностью на «вы». Занималась фитнесом, плаванием, но очевидно, что для эфира этого было недостаточно. Поэтому начала вникать в суть терминов, много читала, смотрела, изучала все, что так или иначе касалось спортивной тематики. Но главное, мне нужно было въехать даже не столько в спортивную специфику, сколько в телевизионную. А это работа с камерой, техника речи. Именно это являлось первой и самой сложной задачей: без хорошей правильной дикции в нашей профессии никуда.

— На первых эфирах руки–ноги тряслись?

— О чем говорить, если стресс есть даже сегодня. И я не поверю, если кто–то из ведущих скажет, что ничуть не волнуется перед прямыми эфирами. Сейчас, конечно, намного легче, потому что я уже гораздо опытнее и владею собой вне зависимости от ситуации.

Когда в конце 2017–го я вышла из декрета, сыну было почти два года. Сидя дома, я понимала, что чем больше времени проходит, тем больше я отвыкаю от профессии, теряю навыки. А мне было важно сохранить свой уровень и расти еще дальше. 2 года без эфиров — большой срок. Было ощущение, что начинаю все сначала: волнение, какая–то паника... Может, со стороны это не так заметно, но внутренне я все чувствовала именно так. Я педантична и крайне ответственна. Если что–то хромает, я уже не могу чувствовать себя уверенно и хорошо.

— Новый большой проект «Спортклуб» — ваша идея?

— Нет, но она долгое время витала в воздухе. По сути, наш идейный вдохновитель — шеф–редактор Вера Новикова. Сейчас, пока мой коллега Андрей Бондаренко работает на Олимпиаде в Пхенчхане, буду вести «Спортклуб» в паре с Сергеем Соболем. Но, возможно, скоро появится и вторая пара ведущих.

— Но насколько я знаю, девушек в спортивной дирекции больше нет.

— Увы, за 12 лет вторая девочка так и не нашлась. Так что я, как роза, в нашем суровом мужском коллективе. Коллеги меня холят и лелеют, и каждый день я чувствую не одно надежное мужское плечо, а целых три. И это здорово.

leonovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости