Старый и малый

Дед Иван лежал в сенях скрючившись и стонал.
Дед Иван лежал в сенях скрючившись и стонал. Пошевелиться он практически не мог - любое движение вызывало дикую боль. Ее не могла заглушить даже внушительная водочная "анестезия", которая обычно спасала его от старческих "болячек". Вокруг были разбросаны мелкие купюры - остатки недавно полученной пенсии.



Дед Иван жил в деревне Избище Логойского района один. Была когда-то семья, но со временем его "ячейка общества" распалась. Жена с дочерью ушли, хотя и остались жить в этой же деревне, иногда приходили присмотреть за ним - какой-никакой, а родственник все же. Совсем по другому поводу к деду Ивану заходил односельчанин Артур Курлович. Он с матерью проживал по соседству и, хоть и был почти на 60 лет младше, частенько составлял компанию в нехитрых застольях с самогоном и шматком сала. Как это ни печально, но, перефразируя классика, хмельному делу все возрасты покорны. Несмотря на юношеский возраст, Артур уже успел твердо встать на учет у местного нарколога, а также в инспекции по делам несовершеннолетних. Неизвестно, о чем могли вести беседы люди столь разных поколений, но Артур с дедом Иваном пили вместе регулярно. Правда, кроме хмельного, был у подростка к пенсионеру и иного рода интерес.

Дед Иван регулярно, из месяца в месяц, получал честно заработанную пенсию. Ушлому Артуру было несложно после застолья, когда дед Иван совсем плохо соображал, "поделить" стариковскую пенсию на двоих - одну треть он обычно забирал себе. Один раз попробовал прикарманить все, да бывшая дедова жена подняла шум, пожаловалась в сельсовет. Чтобы не доводить дело до суда, деньги пришлось вернуть. Но свою треть паренек добросовестно продолжал изымать. Как потом посчитали следователи, всего с января 1999-го по сентябрь 2002 года он похитил у соседа более 400 тысяч рублей.

Выяснение отношений случилось в ночь с 13 на 14 декабря прошлого года. После традиционных посиделок опьяневший старик осмелел и высказал мальцу свои претензии. Тот в ответ лишь грубо огрызнулся. Тогда дед Иван взял в руки шило и попробовал замахнуться, но ударить не успел. Артур, хоть и пьяный, среагировал мгновенно. Коротким, без размаха тычком руки он упредил намерения деда и перешел в атаку...

Бил сильно, не делая поблажек на возраст. Когда устали руки и ноги, схватил у печи полено и колотил им противника, пока деревянная болванка не расщепилась. Судебные медики насчитали не менее 73 ударов практически по всем частям тела. Кроме того, в области груди нашлись два колото-резаных ранения - нанесение этих травм Артур отрицает, хотя больше причинить их было некому.

На следующий день в полдень к деду Ивану зашла дочь - проведать, покормить. Но только открыла дверь в хату, как увидела отца, лежащего на полу и нечленораздельно хрипящего. Подумав, что тот опять напился, в сердцах хлопнула дверью и вернулась к матери, которой и рассказала об увиденной картине. Та занялась своим хозяйством, намереваясь сходить к деду потом. Только в пять часов вечера женщины пришли к деду Ивану и обнаружили, что он весь избит. Его срочно повезли в больницу, но по дороге дед Иван скончался.

Суд по совокупности преступлений (убийство с особой жестокостью и кражи пенсий) приговорил Курловича к 12 годам лишения свободы, которые он проведет в изоляции со строгим режимом содержания.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи