Старость в радость

Нужно ли гнаться за вечной молодостью?

Причиной очередной горячей дискуссии в нашем спор–клубе послужила новость из мира науки. Издание The Journals of Gerontology опубликовало результаты работы американских и австралийских исследователей, которые провели клинические испытания терапии стволовыми клетками для борьбы со старением. Метод, по утверждению ученых, оказался не только безопасным, но и эффективным. Пациенты, средний возраст которых достигал 76 лет, получали стволовые клетки, выделенные из костного мозга доноров 20 — 45 лет. Шесть месяцев спустя у добровольцев улучшились показатели физической активности и общего качества жизни, а также нормализовался уровень способствующих воспалению белков. Средство от старости найдено!

ФОТО DEADBEES.NET

Однако у одного из спорщиков это известие не вызвало оптимизма. Сначала он не поверил в результаты исследований, а после и вовсе усомнился в необходимости борьбы за увеличение продолжительности жизни. Впрочем, его аргументы постаралась разбить в пух и прах коллега, которая весьма позитивно восприняла новость о победе над старостью. Кто победил в этом споре — решать читателям. Оставляйте свои оценки на сайте www.sb.by.

Что отмерено — все наше

Роман РУДЬ.
Людмила, я уже наслушался столько дифирамбов передовому методу лечения всех болезней стволовыми клетками, что перестал верить в их чудодейственность. До этого панацеей называли женьшень, потом мумие, следом «Гербалайф»... Теперь вот клеточная терапия якобы возвращает молодость. О том, как она возвращает, американские ученые могли бы спросить... у Кирпича из «Места встречи изменить нельзя». Точнее, у актера Станислава Садальского, сыгравшего ту роль. Недавно он в своем блоге предельно откровенно высказался о «передовой технологии». Читай, Люда: «Да, с помощью стволовых клеток происходит чудо на короткий момент. Год, два организм молодеет и обновляется... Но одновременно провоцируется рост раковых клеток, и они организм сжирают мгновенно. Анна Самохина, Любовь Полищук, Олег Янковский, Александр Абдулов — все они омолаживались стволовыми клетками, и всех этих артистов мы потеряли». Казалось бы, что нам верить какому–то актеру? Он же не специалист. Однако российский онколог, академик Валерий Чиссов внезапно поддержал версию Садальского, заявив, что именно злополучные стволовые клетки способны запустить механизм образования злокачественной опухоли. А теперь американские исследователи предлагают именно этим способом «излечиться от старости». Спасибо, не надо.

Да и зачем? Я твердо убежден, что нам не следует идти против природы: человек должен жить ровно столько, сколько ему отмерено судьбой. Не надо нарушать природное равновесие, искусственно продлевая срок жизни. За это неминуемо придется расплачиваться. Кстати, в одной из недавних наших бесед ты сама утверждала, что рак — это неизбежная расплата за увеличение продолжительности жизни. Но есть и другие нехорошие последствия.

Я бы еще понял, если бы ученые пытались продлить самый активный, продуктивный, важный для экономики период человеческой жизни — молодость. Или зрелость. Но ведь борьба со старением начинается, когда организм уже дряхлеет. То есть нам предлагают продлить старость, которая, чего уж лукавить, далеко не самая приятная часть жизни. А знаешь, почему с предложением продлить жизнь чаще всего обращаются к старикам? Они более платежеспособны, у них есть накопления, до которых сильно охочи молодые «продлители жизней». Они, кстати, уже сегодня продают «бессмертие», предлагая процедуры заморозки мозга или тела целиком. Потом, дескать, наука неизбежно придет и к технологии восстановления из криосна, согреет и оживит отмороженного пациента. 18 тысяч долларов за мозг, 30 тысяч — за все тело. Разве потянет эти суммы молодежь, которая пока думает о собственном жилье и беззаботных путешествиях? Вот и выходит, что процедуру продления жизни, будь она действительно создана, финансово потянут лишь одряхлевшие богачи, которые не будут ничем полезны обществу. Они не увеличат производственную мощь своей страны, да и на демографию особо не повлияют. Станут день–деньской сидеть на лужайке в шезлонге и наслаждаться возможностью видеть этот мир еще лет пятьдесят или даже сто.

А если технология станет доступной и массовой, вообще впору кричать «караул!». Ибо кто станет содержать эту армию стариков? Молодежь, которая пока и себя обеспечить не в силах? Никаких пенсионных фондов не хватит, если человеческая жизнь, как обещают ученые, продлится до 150 лет... А что мы будем делать с перенаселенностью планеты, которая и без того задыхается от количества землян? В каких резервациях станут жить толпы людей, перешагнувших столетний рубеж? Чем они станут заниматься? Как избежать войн и социальных взрывов, к которым неизбежно приведет всеобщая борьба за место под солнцем? Вопросов у меня еще больше, но и этих достаточно, чтобы понять: цивилизация не готова к увеличению срока жизни людей. И ей, я думаю, не стоит готовиться: мы и так живем достаточно, чтобы выполнить все задачи, которые предписаны человеку. Ну ты в курсе: построить дом, продлить род, посадить целый сад деревьев... Времени на это вполне хватает.

Конечно, все люди боятся смерти. Очень многие мечтают жить вечно. Вот на этом страхе и на этой мечте спекулируют создатели новых «таблеток от старости». Одни клянутся, что заменят наши несовершенные тела электронными копиями, другие обещают вечную жизнь в криогенной камере, третьи вот пытаются выжать еще что–нибудь из пресловутых стволовых клеток... Общее у всех этих изобретателей одно: все они просят внушительных сумм на продолжение своих исследований. То есть попросту выманивают деньги. Поэтому и относиться к ним предлагаю как к обычным мошенникам, не веря ни единому слову обещаний. И не стоит пробовать перепрыгнуть черту своего века. Как там было у Эльдара Рязанова? «И любви последней благодать, как и дату своего ухода, надо благодарно принимать». Очень точно сказал режиссер–поэт.

rud@sb.by


Прекрасное далеко

Людмила ГАБАСОВА.
Опять бухтишь–ворчишь, Рома? Причитаешь про «годы, отмеренные природой»? А знаешь, на сколько, собственно, мы с тобой как биологический вид ею запрограммированы? На «век Моисея» — целых 120 лет! А не на в среднем 66 у мужчин и 78 для женщин, как сейчас у нас в стране. Среднестатистическая японка живет почти 87 лет, швейцарец — 81,3. Что далеко не предел, считает ВОЗ. Прибавило же человечество с 2000 по 2015 год в ожидаемой продолжительности жизни пятилетку. Это самые высокие темпы роста с 1960–х годов. И пока нет оснований тревожиться, что такая тенденция даст сбой. «Золотой миллиард» уже не закрывает глаза на проблемы остальных — посмотри, какие колоссальные деньги самые богатые люди Земли жертвуют на нужды стран третьего мира. Медицина берет все новые высоты. Всевозможные трансплантации в развитых государствах — почти рутина, Великобритания живет по закону «о трех родителях», разрешая комбинировать гены во избежание тяжелых наследственных заболеваний, 3D–печать органов и тканей — никакая не сказка, в том числе и у нас... Думаю, все идет к тому, что врачи научатся заменять «запчасти» в человеке, как автослесари на СТО, постоянно что–то корректируя и улучшая. И тем продлевая ему жизнь до законных 120. А может, и до 150. Или даже дольше. Ведь есть и такой у одного известного футуролога прогноз: к концу XXI века человек вплотную подойдет к бессмертию.

Ну а что тебе сделали стволовые клетки? Откуда такое недоверие? Сегодня в мире в специализированных клиниках имеются почти 500 исследовательских протоколов лечения ими. У нас глубоко в теме 4 крупнейших центра, есть и инструкции на такие методы, утвержденные Минздравом. И что только, доложу тебе, такими клетками ни лечат: эпилепсию и больные суставы, ДЦП и цирроз печени, трофические язвы и рассеянный склероз... Не говоря уже о лейкозах: трансплантация стволовых клеток костного мозга с успехом применяется онкологами–гематологами десятилетиями и спасла десятки тысяч жизней. Почему бы и в замедлении старения «золотым» клеткам не сказать свое слово? Врачи же, заметь, говорят не о панацее, каком–то средстве Макропулоса, а о реальных перспективах: полностью исцелить клеточные технологии не могут, а вот подлечить — да, и весьма надолго. Я тебе и вовсе страшную вещь скажу: в медицине нет стопроцентных гарантий. Они найдутся разве что у тостера.

Но я догадываюсь, что дело вовсе не в клетках, а твоей принципиальной унылой позиции. Мол, старость — гадость, скука и начало конца. Зачем длить мучения? Что–то рано ты мхом оброс, навострил лыжи в колумбарий. Друг мой, да по новой возрастной классификации ВОЗ ты в свои 46 только–только вышел из молодого возраста и вступил в средний! Старость клюкой постучит в твою дверь в 75. Хотя к тому времени медики планку могут еще отодвинуть. И уж наверняка она поднимется, и не раз, в отношении пенсионного возраста. Потому что все сроки в человеческой популяции сдвигаются — вступления в брак, рождения детей, профессионального расцвета, продуктивного долголетия... У руля мира Трамп и Меркель, которые, по твоим, советским, меркам, должны уже думать о вечном и двигаться в сторону умиротворяющей лужайки с вязальными спицами в руках. А они еще ого–го! Как и, оглянись, очень многие наши пенсионеры. Они не то что работают — активничают в разных социальных проектах, помогают другим, ЗОЖ пропагандируют своим примером, учатся всему на свете, начиная от восточных танцев и заканчивая компьютерными технологиями. Им интересно жить. У них большие планы на будущее. Которые омрачает только одно — груз возрастных болезней. С этим–то как раз и предлагает помочь наука.

Понял, Роман, куда я клоню? Даже если предположить, что 100–летних будет огромная армия, это совсем не значит, что они повиснут у молодежи на шее Тунгусским метеоритом. Будет у них здоровье — будут и силы, и возможность трудиться. И не только на тех местах, которые новым амбициозным поколениям неинтересны: мудрый опыт — как известно, лучший советчик. Однако к такому повороту нужно подготовиться, чего ООН и не отрицает. Обществу придется перестроиться под третий возраст, а рафинированным экспертам — перестать канючить про перенаселенность планеты. Места на ней, думаю, хватит. Уживаются же люди как–то в миллиардном Китае...

И вообще, зачем человеку долгая жизнь? Чтобы потреблять, эпикурействовать, небо коптить? Или чтобы как можно полнее самовыразиться, оставить подольше свой след, глубже понять, для чего ты в этот мир призван? Мне кажется, ответ для думающих очевиден. Здесь речь не о страхе смерти — о желании жить. На нем, не спорю, можно пытаться нагреть руки, но оно все равно одержит верх. Так что, пока ты совсем не впал в старческое брюзжание, советую открыть планировщик в смартфоне и распланировать жизнь годков этак на 50 вперед.

gabasova@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Надежда
Долголетие родителей- наказание для детей. Два дня назад обнаружила, что один глаз хуже видит буквы в телевизоре чем второй. Сразу уже не поднимусь с дивана- нужно посидеть, пока  в голове перестанет кружиться. Туфли сменила на кроссовки- какая-то нарость появилась на  косточках. С едой проблема- желудок стал плохо "варить". Память тоже подводит. Долго думаю  иногда : " И откуда я эту дамочку знаю?". Потом оказывается, что родственница.  Такая вот старость. Главная задача умереть на своих ногах, что бы детей своей дряхлостью не наказать и не стать им обузой.  Осень жизни- золотая пора в природе.
Рамзес Анубисович
полностью согласен с Людмилой!
Надежда, 57, Минск
Поддерживаю мнение Романа Рудь, согласна с Людмилой. Долголетие родителей совсем не в радость детям.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости