Старение населения: плюс на минус

Эксперты предлагают Беларуси обратить старение населения себе в плюс

Беларусь — среди стран СНГ с самым возрастным населением. По последним данным, пенсионную планку преодолели уже более четверти жителей — 2 миллиона 404 тысячи из 9 миллионов 505 тысяч. Казалось бы, что в этом хорошего? Однако минусы можно обратить в плюсы — считают, изучив ситуацию в нашей стране, эксперты Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) Ирина Калабихина, доктор экономических наук, заведующая кафедрой народонаселения экономического факультета МГУ, и Александр Сидоренко, старший советник Европейского центра политики и исследований в области социального благосостояния (Вена). Свое мнение они представили на «круглом столе» во время международной конференции молодых ученых «Социально–трудовая сфера и демографическое развитие Республики Беларусь», организованной в Минске Министерством труда и социальной защиты совместно с ЮНФПА и посвященной Году науки. Пообщавшись с экспертами, корреспондент «СБ» выяснила, кто относится к «поколению сэндвич», как собрать «второй урожай земляники» и почему нужно учиться управлять личными финансами.

Средний возраст посетителей Института третьего возраста в Бресте — 64 года.
ФОТО БЕЛТА.

Просто другая жизнь

Так называет демографическое старение Ирина Калабихина, считая главным превентивно перестроиться под изменившиеся обстоятельства:

— Ряд исследователей в разных странах показали, что существует так называемый возраст инноваций — примерно 25 — 44 года. Возникает вопрос: если мы сталкиваемся со старением населения и неизбежным снижением численности этой возрастной группы, значит, мы имеем меньше шансов на инновационное развитие? А сегодня это актуальная тема. Я думаю, что результаты работ, связанных с возрастом инноваторов, относятся к той системе образования, в которой мы живем последние 100 лет. Примерно к 25 годам вы получаете высшее образование, входите в экономику и производите эти инновации. Проходит довольно много времени. Экономика, жизнь поменялись. Может быть, если мы предложим второй вход, бесплатный, в систему высшего образования для тех, кому за 40, то получим «второй урожай земляники» — инноваторов старше 45? Стадии жизненного цикла растягиваются, горизонты удлиняются, и нам надо пересматривать все социальные системы.

Кстати, подобный запрос уже назревает в обществе — все чаще 40–летние хотят сменить профессию, реализовать себя на новом поприще. Образование на протяжении всей жизни вписывается и в международную концепцию, подтверждает Александр Сидоренко. И обращает внимание на то, что в Западной Европе, говоря о старении, предпочитают употреблять термин «демографические перемены». И еще в 2002 году на Всемирной ассамблее был принят план действий с главной идеей: нужно приспособиться к этой тенденции. Тогда как в постсоветских странах по–прежнему в ходу борьба со старением, конференции по «антистарению». И это не совсем верно, считает Александр Сидоренко:

— Основная концепция в условиях идущих перемен — активное долголетие. В ней три компонента. Первый: обеспечить возможность для пожилых продолжать трудиться, если они этого хотят и могут. Второй: дать такой шанс людям за счет улучшения их здоровья. И третий: они должны участвовать в самых различных сферах жизни общества, в том числе культурной, социальной. В ряде стран ЕС приняты государственные стратегии в этой области. Важно и создание гуманистической, благоприятной среды для пожилого человека, где он чувствовал бы себя нужным, не обделенным.

Ирина Калабихина и Александр Сидоренко.

Стоим особняком

Чтобы понять, каково положение дел сейчас, специалисты МГУ и НИИ труда Министерства труда и социальной защиты провели специальное исследование. И оказалось, что у нашей страны на фоне общемирового демографического тренда много особенностей. Она не только самая «возрастная» в СНГ — даже собственно скорость процесса сильно увеличилась: вдвое по сравнению с серединой XX века. И если в городе сосредоточено 19 — 20% населения старшего возраста, то на селе — 35 — 38%. Конечно, это связано и с внутренней миграцией — более 77% людей живут в городах, куда стремится молодежь. Но урбанизация в других странах не дает такого разрыва. Зато внешняя миграция, незначительная по масштабам, у нас не вносит свой вклад в общую картину, как, например, в Грузии и Молдове, где, по разным оценкам, до трети населения, в основном молодежь, находится за границей. Ирина Калабихина обращает внимание на то, что у старения есть и гендерный аспект:

— В тех странах, где разрыв в продолжительности жизни достаточно большой по полу, формируется ситуация, когда в так называемом серебряном возрасте живут в основном женщины. В России их в 2,5 раза больше, чем мужчин, в Беларуси — почти вдвое больше. И тут возникает много вопросов. Это и одиночество, и экономически сложнее, и морально... Если в 1990–е старение общества шло за счет уменьшения рождаемости, то позже — в связи с увеличением продолжительности жизни. Появляется новая группа 80+. Это особая история, другие потребители, которые будут, видимо, жить в других домохозяйствах. Во всем мире растет доля так называемых одиноких домохозяйств, состоящих из одного человека. В Европе их сейчас 33%, в Швеции — 60%! Беларусь и Россия тоже идут по этому пути, двигаются от четверти к трети. И надо думать, что с этим делать.


ВОПРОС РЕБРОМ

Справедливо ли тогда, что мужчина идет на пенсию позже?

Ирина Евгеньевна предлагает вспомнить историю вопроса. Дифференциация возраста выхода на пенсию была привязана не к продолжительности жизни, а к дополнительному труду женщин по рождению и воспитанию детей, поддержанию дома. Это экономика заботы, которую трудно выразить в цифрах, но она крайне важна. Западные страны в меньшей степени дифференцируют возраст, потому что параллельно решают вопросы равного вклада в семью. Кстати, сейчас есть такое мнение: точка выхода на пенсию должна определяться с расчетом, что на заслуженном отдыхе человек проведет около 15 лет. Ирина Калабихина выделяет еще один момент:

— В эпоху старения к экономике заботы у нас добавляется забота о пожилых. Какие бы мы ни создавали условия, они требуют помощи, особенно в возрасте 80+. Кто возьмет на себя этот фронт? Кому он будет делегирован? Как между собой договорятся поколения? Если это опять ляжет на плечи женщин, то тут впору уменьшать им пенсионный возраст, а не увеличивать. Давно уже возник феномен «поколение сэндвич», когда нужно поддерживать и детей, и родителей, возникает давление сверху и снизу. Для женщин средних возрастов это очень сложно. Я за то, чтобы пенсионный возраст был одинаковым, это правильно. Но тогда надо думать о разделении экономики заботы между полами и поколениями.

КСТАТИ

В постсоветских странах в отличие от Запада нет практики управления личными финансами, а они могут составлять существенную долю доходов пожилых, особенно тех, кому за 80, когда уже о работе речь не идет. Как работают разные виды вкладов, управлять счетами, сдавать в аренду имущество — этому надо учиться. В России сейчас инициируют запуск таких программ.

ШТРИХИ К ПРОБЛЕМЕ

В нашей стране был очень короткий период открытого «демографического окна», когда резко падает рождаемость, а продолжительность жизни не успевает увеличиться и доля трудоспособного населения возрастает. По словам Ирины Калабихиной, во время демографического перехода каждое государство один раз открывало такую форточку, получая бонус в развитии человеческого потенциала, экономики. Наиболее ярко это проявилось у азиатских «юго–восточных тигров», скажем, в Китае, где резко прибавили за счет демографии. У нас вышло по–другому, потому вдвойне нужны превентивные политические меры. Ведь когда «окно» закрывается, начинается резкий обвал — середина трудоспособной пирамиды идет наверх, «серебряное» поколение занимает все большую долю в обществе.

Но у Беларуси есть другой дивиденд, обращает внимание Александр Сидоренко, — это постоянно увеличивающаяся средняя продолжительность жизни:

— При этом здоровая продолжительность не так хорошо растет. Вот на этом надо концентрировать внимание. Я полагаю, Беларуси пора уже вести речь не о демографической безопасности, а об использовании демографических процессов. Они могут быть управляемы, но для этого нужны механизмы, национальная стратегия в области старения — основополагающий документ, долгосрочный, достаточно простой, чтобы любой мог прочитать и понять, о чем идет речь.

В аналитическом отчете, подготовленном российскими и белорусскими специалистами, также содержится немало принципиальных предложений. В частности, создать координационный совет, который комплексно, качественно и постоянно занимался бы вопросами старения. «Нужно думать стратегически. Никакие мелкие частные меры не спасут ситуацию», — убеждена Ирина Калабихина.

vasilishinа@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости