Стал хлеб предметом махинаций…

Цепочка от колхозного хранилища до обеденного стола не такая уж длинная, так что если придумать свою схему, то деньги, по расчетам предпринимателя, должны были политься рекой

В апреле нынешнего года суд Октябрьского района Гродно рассмотрел иск прокурора области к бывшему предпринимателю И. Остапкевичу, осужденному к лишению свободы, и вынес неутешительное для последнего решение: все деньги, «заработанные» на торговле зерном с сельхозпредприятиями Гродненской и Брестской областей, вернуть на счета производителей. А это ни много ни мало 114 282 780 рублей.

Еще в начале 2002 года предприниматель из Гродно И. Остапкевич решил, что можно сделать неплохой бизнес, если заняться самым что ни есть насущным продуктом питания каждого из нас – хлебом. А если точнее сказать – зерном. Цепочка от колхозного хранилища до обеденного стола не такая уж длинная, и хлеб пока что не акцизный товар, где цена и себестоимость разнятся на порядок. Так что если напрячь мозги и придумать свою схему движения этого продукта, то деньги, по расчетам предпринимателя, должны были политься рекой. 

Остапкевич знал, что во многих хозяйствах после выполнения договорных обязательств перед государством по поставкам продовольственной пшеницы остались запасы, которые по бухгалтерским документам учитываются как фуражное зерно. Побывав в некоторых хозяйствах, убедился, что зерно качественное. Лабораторный анализ проб на Лидском комбинате хлебопродуктов также подтвердил, что данное зерно 3-го и 4-го класса. Разница в цене за 1 килограмм между фуражной пшеницей и пшеницей 4—3-го класса – всего 26—30 рублей, однако при больших объемах закупок навар получался весьма приличный. Схема поле—мельница—пекарня—стол его явно не устраивала, и Остапкевич решил ее несколько «осовременить». С этой целью он использовал лжепредпринимательскую структуру – фирму ТЧУП «Сорента Плюс», которая должна скупать все приобретенное по низким ценам зерно в хозяйствах, а затем, по задумке Остапкевича, эта же фирма должна продавать ему зерно, но уже другого, более высокого качества и, естественно, по другой цене. С небольшой наценкой дальнейший путь продукта – на Лидский КХП. О том, что изготовленная там мука не залежится, Остапкевич не сомневался. В течение нескольких недель ему удалось заключить договоры на закупку остатков фуражной пшеницы с руководителями 24 хозяйств Гродненской и Брестской областей. Согласно придуманной схеме по бумагам, все зерно из колхозных складов текло в эту самую «Сорента Плюс», что в Минске, а уж потом, набрав там нужную кондицию, — на Лидский комбинат хлебопродуктов с новыми, так сказать, паспортами, т.е. товарно-транспортными накладными, где и сортность, и цена значились другими. 

На самом же деле грузовики с зерном шли напрямую из хозяйств на Лидский КХП, а документы, изготовленные в домашних условиях заранее, менялись в пути. Реальная прибыль при этом исчезала из документов учета, она якобы стекала в несуществующую фирму «Сорента Плюс», поэтому налоговые отчисления в полном объеме в бюджет не производились. 

В судебном заседании Остапкевич продолжал утверждать, что фирма все-таки существовала, но куда-то улетучилась, не оставив следов. И доказательство тому – документы о приобретении у этой фирмы пшеницы 3-го и 4-го классов в количестве нескольких сотен тонн. Однако, как было доказано в ходе следствия и в суде, все документы о хозяйственных сделках с «Сорента Плюс» — сплошная липа, а коль так, то и налоги от сделок в бюджет никто не платил. А это еще 40 091 580 рублей, и не плюс, а минус, потому как положено отдать государству. 

Суд признал в действиях Остапкевича наличие составов уголовных преступлений – завладение имуществом 24 сельхозпроизводителей Гродненской и Брестской областей путем мошенничества в особо крупном размере, а также уклонение от уплаты сумм  налогов путем сокрытия налоговой базы, что повлекло причинение ущерба государству в особо крупном размере. 

Приговор был таким: три года и шесть месяцев лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества и с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью сроком на 3 года. 

Нечист оказался предприниматель перед законом, за что и наказан. А что же с незадачливыми продавцами, то есть с руководителями бывших колхозов, а ныне ОАО и СПК? Они-то куда глядели, отдавая предпринимателю классную пшеницу по цене фуражной? Вопрос возникает вполне резонный. Доказательств того, что делился Остапкевич полученной прибылью с теми, кто подписывал договоры, не добыто, а потому о соучастии в причинении имущественного вреда своим же хозяйствам их руководителями речь на суде не шла. В то же время материалы этого дела позволили органу расследования (ДФР КГК Республики Беларусь) обратить самое серьезное внимание  на эффективное ведение торговли собственной продукцией сельхозпредприятиями комитета по сельскому хозяйству и продовольствию облисполкома. 

В направленном представлении указано, что СПК «Индура» продал предпринимателю около 450 тонн пшеницы 3-го и 4-го классов, хотя обязательства по поставке продовольственного зерна этой культуры в счет государственного заказа на тот год так и не были выполнены. Договор с частным предпринимателем оказался почему-то важнее договора с государством. 

Деньги, которые должны были получить хозяйства за свою качественную продукцию в 2002 году, дошли до них лишь спустя три с половиной года по инициативе прокурора. И это лишь потому, что «засветился» Остапкевич своими непомерными аппетитами на продукт крестьянского труда. Когда же, наконец, сами хозяева по достоинству станут его ценить, а не распродавать по дешевке посредникам?.. 

Вячеслав ИГНАТИК, старший помощник прокурора Гродненской области, 

Лариса ЧМЕЛЬ, начальник отдела облпрокуратуры 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Новости