Белорусам есть что перенять у чеченцев. И наоборот

Сросшееся сердце

Первое, чем удивляет город Грозный, — это даже не высотками в этаком даунтауне, хотя и они хороши. А чистотой. Мне, привычному к ней сызмальства минчанину, даже удивительно встретить такое же отношение к чистоте и порядку в южном городе. А оно есть. Оттого в Грозном, куда группа российских и белорусских журналистов прилетела в рамках пресс-тура, организованного Постоянным комитетом Союзного государства при участии МИА «Россия сегодня», мне все время думается о Минске.


фото Андрея Муковозчика
 
Одно и то же место в Грозном в 1995 и 2020 годах.

Чеченский народ сумел преодолеть катастрофический раскол в своем социуме. И произошло это меньше чем за время одного поколения — за 15—20 лет. Интересно наблюдать за работой высшего чеченского менеджмента: во-первых, ее много, работы. До позднего вечера, а то и до ночи. 

Во-вторых, все министры «созвучны», что ли, со своим лидером, это чувствуется. Командуют тут тихим и ласковым голосом, в манере этакого полушутливого упрека: «А что это у тебя гости лезгинку не танцуют? Музыки разве нет?» И через минуту уже и поют, и пляшут, и чай журналистам жена министра наливает не задумываясь. 

Старших в Чеченской Республике принято слушать и уважать. И не столько старших возрастом, сколько лидеров, делом доказавших свою пригодность. Сначала сделай, что сказано, выполни порученное и не забудь про обещанное, потом имей свое мнение. И то: сильно подумай, достаточно ли ты компетентен, чтобы его высказывать. Тут так. Потому про нынешнюю Беларусь чеченцам рассказывать сложно. 

Им трудно понять, что может быть банкир, работающий не на свою страну, а против нее. Тяжело представить высокопоставленных предателей — и другого термина они не подыскивают. А уж про нашу «птицу-тройку» нужно много и многое рассказывать, чтобы они хотя бы начали понимать, как за пустышками может пойти даже малая часть общества. 

Большие руководители здесь ответственны не только перед начальством, но и перед своими родами. Это, понятно, специфика. Но вот для невысоких рангом чиновников на чеченском телевидении есть программа, где они в прямом эфире отвечают на вопросы зрителей. Почему мусор не убран, отчего вода вдруг пропала, когда детскую площадку закончат? Плюс чуть ли не ежедневные инспекции на самом высоком уровне и вечерне-ночные штабы с разбором полетов, результаты которых сразу идут в эфир. Заскучать бездельнику здесь явно не хотят давать. 

Мы-то у себя уже привыкли к вертолету ­Президента. Даже улыбаемся, даже посмеиваемся. Между тем рачительный хозяин именно так на своем подворье и ведет себя. Ничего удивительного, что три года назад во время первого визита в Беларусь Рамзан Кадыров и Александр Лукашенко нашли общий язык с полуслова. С тех пор дружеские отношения двух республик и наших народов только крепнут.

Мечеть «Сердце Чечни», возведенная на проспекте В. В. Путина, и церковь Михаила Архангела, восстановленная на проспекте А. А. Кадырова в Грозном, могут удивить кого угодно, только не белоруса. Особенно если он из Ивья, где даже памятник четырем конфессиям есть. Удивит другое. 

На месте бывшего почти уничтоженного войнами города сейчас стоит город-сад, почти буквально. А у одного из входов в сад висит большое фото того, послевоенного Грозного. У плаката можно долго стоять, смотреть, что было — и что стало. Вот оно, наглядно, перед глазами. И думать, как у чеченского народа получилось преодолеть тот смертельный, если уж по правде, раскол. 

Они преодолели. Потому что ни один «змагарыш», ни один «незалежны патрыёт» не написал на этой фотографии «низабудим — нипрастим». Не повязал ни ленточек, ни флажков. Ни один — хотя казалось бы…

Вопросы о том, как у них так получилось, я и собираюсь задавать в Чеченской Республике всем, кто будет готов мне ответить. 

mukovoz@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter