Срочно нужен пиар для... Пане Коханку!

МЕСЯЦ назад я в четвертый раз посещал город Петра и его окрестности, о которых пойдет речь. Тем не менее, побывав там столько раз, смотришь на нестареющие дворцы и замки северной столицы России по-новому. Всякого любителя путешествий привлекают уже не позеленевшие от возраста стены Ропши и фонтаны Петергофа, а культурное наследие, смысловое наполнение, которым овеяны эти места. И выражается оно в легендах, байках, притчах, исторических анекдотах, бережливо лелеемых прежде всего не работниками сферы культуры. У нас же, к сожалению, этому пласту культуры внимания не то что бы не уделяется, нет, о нем помнят… Другое дело, что пиетическое отношение к смысловому наполнению не культивируется, по-хорошему не насаждается, что ли… А без этого дворцы и замки — просто стены, только чуть «покрасивше» современных многоэтажек-новостроек. Расскажу сегодня читателю о нескольких литературных примерах, связанных с тем или иным объектом Питера (самого любимого культурофилами России места), а также о ресурсах, с помощью которых они популяризируются среди туристов и российского общества. Подобные темы поднимаются «БН» уже не первый раз — недавно на страницах газеты мы писали о путях, как сделать белорусские замки «лицом» сферы национального туризма. Считаю, что подходы здесь могут быть разными...

Чему «учит» наш туризм пример замков Санкт-Петербурга.

МЕСЯЦ назад я в четвертый раз посещал город Петра и его окрестности, о которых пойдет речь. Тем не менее, побывав там столько раз, смотришь на нестареющие дворцы и замки северной столицы России по-новому. Всякого любителя путешествий привлекают уже не позеленевшие от возраста стены Ропши и фонтаны Петергофа, а культурное наследие, смысловое наполнение, которым овеяны эти места. И выражается оно в легендах, байках, притчах, исторических анекдотах, бережливо лелеемых прежде всего не работниками сферы культуры. У нас же, к сожалению, этому пласту культуры внимания не то что бы не уделяется, нет, о нем помнят… Другое дело, что пиетическое отношение к смысловому наполнению не культивируется, по-хорошему не насаждается, что ли… А без этого дворцы и замки — просто стены, только чуть «покрасивше» современных многоэтажек-новостроек. Расскажу сегодня читателю о нескольких литературных примерах, связанных с тем или иным объектом Питера (самого любимого культурофилами России места), а также о ресурсах, с помощью которых они популяризируются среди туристов и российского общества. Подобные темы поднимаются «БН» уже не первый раз — недавно на страницах газеты мы писали о путях, как сделать белорусские замки «лицом» сферы национального туризма. Считаю, что подходы здесь могут быть разными...

Перчатка для замка или замок для перчатки?

...В центре Санкт-Петербурга, по адресу Садовая, 12, высится построенный по заказу императора Павла I Михайловский (или Инженерный) замок. Любимое детище эксцентричного царя, пытавшегося ввести в стране культ рыцарства (а куда главному рыцарю страны без своего романтического оплота?), задумывалось им еще задолго до того, как стал главой огромной империи. Проектируемый 12 лет, новый замок имел… 13 вариаций построения! Указ о строительстве замка — многолетней мечты — был издан в первый же месяц царствования Павла I, 28 ноября 1796 года: «для постоянного государева проживания строить с поспешанием новый неприступный дворец-замок».

Что же подогревало императора на это самое «поспешание»? Существует миф — чудо архитектуры должно было оградить опасавшегося заговоров царя от недругов. По-настоящему, Павлу нужна была обитель, соответствующая мрачно-романтическому отношению царя к жизни. К тому же Павел принял на себя высокое звание Великого магистра Мальтийского ордена. А как тут обойтись без своего замка?

До заселения было еще много времени, а кавалеры Мальтийского ордена (или, попросту, — мальтийские рыцари) запросто посещали Павла в Гатчине, начиная свое приветствие фантастическими словами: «Мы долго блуждали по пустыне Аравийской, но вот увидели прекрасные стены — и просим хозяина принять нас в своих чертогах!» Необыкновенно (возможно, и глуповато) даже для XVIII столетия с его любовью к пышным аллегориям, но Павлу это казалось органичным. А как прекрасен будет сей церемониал в новостройке! Поэтому будущий красавец строился с «реактивной» для тех лет скоростью — и днем, и ночью. Для него отбирались лучшие творческие кадры — архитекторы Камерон, Росси, Кваренги, Бренна. Строящиеся Исаакиевский собор «одолжил» Михайловскому замку свой мрамор, а Таврический дворец — наборный паркет!

Одна из легенд Михайловского связана с цветом его стен: он был выбран в честь перчатки любовницы Павла Анны Лопухиной, которую она обронила во время прогулки в окрестностях стройки. Император перещеголял всех в галантности, первым подняв деталь туалета. Необычный оранжево-желтый цвет привлек его внимание — и «образец» с левой руки фаворитки был отправлен архитектору Бренне.

Еще одна легенда гласит: утром своего последнего дня жизни (а убит заговорщиками царствующий «Дон-Кихот» был именно в стенах своего архитектурного детища) Павлу принесли фарфоровый сервиз с видами замка. Несколько раз в восхищении поцеловал поверхности чашек и кофейника — так они были хороши — со словами: «Рад до смерти! Хоть помирай сейчас же!» Согласитесь, несколько таких примеров — и экскурсия по Михайловскому превращается из сухой лекции на тему: «построили в таком-то году, использовали так-то» в истинное путешествие во времени.

А популяризируют замковые легенды очень просто: местные учреждения культуры издают диски с наследием прошлого — и распространяют их по школам Санкт-Петербурга. Распространяют и серии открыток с пейзажами замка, вписывая пару-тройку историй на обороте каждой. Или того проще: раздают посетителям замка на время экскурсий аудиоплейеры. Каждой комнате или этажу которого посвящена отдельная звуковая папка с историями. При желании любой турист тут же бесплатно копирует все это нематериальное наследие у экскурсовода.

Что мешает подобным образом распространять истории о роде Радзивиллов, например, среди экскурсантов Несвижского замка? Байки об одном только Кароле Станиславе Радзивилле — знаменитом Пане Коханку — заставят посмотреть на Несвиж более заинтересованным взглядом!

Оплот «певцов России» и... маньяка Сазонова

Город Пушкин, или Царское Село, получивший в начале XVIII столетия статус летней резиденции династии Романовых, является настоящей «кладовой» устного творческого наследия. Любопытны, прежде всего, факты и домыслы из жизни отдыхавших тут представителей императорской фамилии и, конечно же, воспоминания из жизни царскосельских лицеистов, из среды которых вышли Пушкин, Дельвиг...

...Так, например, однажды в Царском Селе на часах стоял рядовой гвардейского полка — некий Александр Суворов. (В начале XVIII века еще не перевелось заведенное Петром I обыкновение даже дворянам начинать службу с самых низов.) Мимо проходила императрица Елизавета Петровна. Будущий полководец так ловко отдал ей комплимент (именно так называлось тогда «вскинул ружье — отдал честь»), что государыня заинтересовалась неказистым, маленьким, худеньким часовым. Узнав, что он — сын обер-прокурора Сената, пожаловала ему серебряный рубль. Тот ответил: «Не могу, государыня, часовому на посту по уставу мзду брать нельзя!» Пораженная царица ответила: «Возьмешь, когда сменишься!». И не поленилась нагнуться, чтобы положить монету к ногам служивого.

Согласитесь, услышав только эту «примету» старины, захочешь узнать, где же в Царском Селе место, помнящее такой примечательный диалог? А он вспоминается очень часто: речные трамваи Питера оборудованы программами, которые в живой манере проигрывают подобные записи через динамики, развешенные специально для ушей катающихся. В многочисленных ресторанчиках Питера и окрестностей посетители, ожидая заказанные блюда, читают истории из жизни Царского Села на салфетках и буклетах меню!

Величайшее из всех искусств — кино — также деятельно работает на привлечение туристов. Фильм 2007 года о царскосельских лицеистах «18-14» вспоминает о печально знаменитом «Царскосельском душегубе» — маньяке-убийце Петре Сазонове. Теперь Пушкин привлекает не только любителей истории, но и почитателей детективов. Точно так же, как Чахтицкий замок в Венгрии манит любопытных историей графини Баторий. Она вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самая массовая серийная убийца (купалась в крови молодиц, чтобы спастись от надвигающейся старости).

...А Петр Сазонов, совершивший восемь разбоев и шесть убийств, оказывается, был «дядькой» (воспитателем) создателя русского литературного языка Пушкина и «отца дипломатии» XIX века князя Горчакова! Только этот факт заставит вздрогнуть кого угодно! Польстившись на полтинник, отобранный у извозчика и вскоре потерянный, преступник выдал себя тщетными поисками на глазах у всех... Этот факт (когда на воре и шапка горит) упоминается в лекциях по криминалистике лучших силовых вузов России и Украины — и будущие курсанты-пинкертоны частенько заглядывают в Царское...

Почему же, к примеру, какому-либо добывающему соль белорусскому предприятию не приписать себе славу владения тем самым месторождением, откуда продукт шел на стол... Пане Коханку? А тот, как известно, любил посыпать солью (очень дорогим в XVIII веке продуктом) склоны несвижских холмов — и съезжать с них летом на санках! Прекрасная легенда, отличный повод продавать экскурсантам знаменитого города Минщины подарочные наборы белого порошкообразного продукта. Легенда, «приправленная» грамотными маркетинговыми ходами, может послужить на благо как сфере туруслуг, так и... пищевой промышленности. Во всяком случае, напечатать по историческому анекдоту на каждой пачке товара не помешает — всё лучше, чем эксплуатировать годами видавший виды дизайн упаковки.

Оплот шагистики и великодержавного безделья

Большой Гатчинский дворцово-парковый комплекс — настоящая Мекка для каждого любителя как истории, так и прогулок среди памятников архитектуры. Любили это место императоры из династии Романовых! Двое — Павел I и Александр III, отец последнего царя Николая II, — буквально «окопались» тут на долгие годы.

Для Павла I Гатчина была «первой любовью» — лишь воцарившись, он полностью переключился на Михайловский замок. А долгие годы, пока ждал короны (аж 42 года проходил в великих князьях!), Павел тренировал тут отряды личной гвардии. Более четверти века пехотинцы терпели фортели своего патрона. После воцарения это прочувствовали на себе все размещенные в Питере войска. Именно тут, в Гатчине, раздался знаменитый крик разгневанного на плохую выправку солдат Павла: «Полк! Побатальонно! В Сибирь! Марш!»

...Гуляя по аллеям Гатчины, я то и дело слышал рассуждения гостей: а где именно тот самый плац, слышавший этот знаменитый своей курьезностью приказ? Что ни говори, а слава о Гатчине, растиражированная советскими фильмами, живет и поныне. Что мешает Беларуси, славящейся своей кинодокументалистикой, привязывать в народном сознании подобные истории (а их полно в архивах!) к конкретным географическим местам страны?

Император Александр III тоже был «невольником» Гатчины. Но если Павел скрывался тут от нелюбви своей матери — Екатерины Великой, то предпоследний русский царь прятался тут от террористов-революционеров, убивших его отца — Александра II. Историки давно препираются: какой именно из нескольких местных прудов стал известен Европе после курьеза 1890 года? Александр III, как известно, до самозабвения любил рыбную ловлю и частенько «сачковал» по этому случаю свои царские обязанности. Однажды, когда адъютант очередной раз явился на гатчинский прудик, дабы потревожить царя вопросом: «Что же написать в депеше французскому президенту или турецкому султану?» — венценосец ответил: «Европа может подождать, пока русский царь наловит себе окушков (окуней)!»

Поэтому все покидающие Гатчину гости не удерживаются — покупают в лавке пакетики сушеных рыбок под пиво — с портретом царя-батюшки, а также этой историей (кстати, абсолютно достоверной), напечатанной на упаковке. Так бренд «Гатчина» «работает» на местных коммерсантов, а те, выпуская продукцию, работают на историческое наследие, привлекая сюда побольше гостей. Подобные схемы замкового распиарирования можно (и нужно) прививать на белорусской земле...

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН» 

НА СНИМКАХ: Михайловский замок — памятник перчатке Анны Лопухиной и рыцарским идеям Павла I; реконструкция муштры по-павловски;  Царское Село: среди этой красы «произрастали» таланты Пушкина и злодейства Сазонова.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?